Оценки американских экспертов причин обострения политической ситуации в Ливии

По оценке американских экспертов,  государства региона и международные посредники все больше разочарованы продолжающимися разногласиями в ливийской политике, которые привели к появлению соперничающих правительств, конкурирующих за контроль над страной, что привело к эскалации вооруженного конфликта. С учетом блокирования  реализации «дорожной карты» Организации Объединенных Наций от 2020 года по достижению политического единства путем выборов, Ливия, похоже, скатывается к хроническому конфликту между силами, лояльными лидеру Киренаики Халифу Хафтару и ополченцами, которые поддерживают базирующуюся в Триполи Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с Абдель Хамидом Дбейбой. В конце августа произошло самое кровопролитное столкновение более чем за два года, когда премьер-министр назначенный Палатой представителей (парламент, который базируется в Тобруке) Фатхи Башага, поддерживаемый Хафтаром, снова попытался войти в Триполи, чтобы привести к присяге свое правительство в качестве единственной легитимной  власти. Башага был назначен премьер-министром  в мае 2022 года после того, как Дбейба отказался уступить власть. В результате боев  погибли 32 человека, что является самым высоким числом погибших со времен попытки Хафтара в 2019 году силой завоевать Триполитанию. В этой связи от себя уточним, что это попытка была предпринята скорее Башагой, а не Хафтаром. Собственно по этой причине она и быстро прекратилась. И предпринял ее Башага на фоне попыток достижения компромисса по формированию нового кабинета министров между тем же Хафтаром и Дбейбой.

Американские эксперты полагают, что августовские бои показали, что обещания двух соперничающих администраций избегать дальнейшего конфликта —  данные после аналогичных, хотя и менее интенсивных и кровопролитных  столкновений в начале лета, — не были выполнены, и что вероятность возобновления обострения внутриливийского  конфликта высока. Столкновения в мае и июне, в которых участвовало ограниченное число бойцов ополчения с обеих сторон, привели к гибели одного бойца ополчения и одного гражданского лица. Напряженность еще более обострилась в конце июля, когда по меньшей мере 13 человек были убиты в Триполи в результате боевых действий между конкурирующими ополченцами. Более кровопролитные августовские бои показывают, что ни администрации Дбейбы, ни Башаги не готовы к компромиссам, необходимым для проведения национальных выборов. В соответствии с «дорожной картой» одобренной ООН и согласованной в октябре 2020 года, национальные выборы единого президента и парламента должны были состояться в декабре 2021 года. Однако выборы были отложены на неопределенный срок, когда соперничающие политические лидеры не смогли согласовать законы и правила, необходимые для проведения голосования и определения победителей выборов. Дбейба, который был назначен премьер-министром ПНЕ  в начале 2021 года, утверждает, что он является премьер-министром страны до завершения национальных выборов. Лидеры, базирующиеся в Киренаике, утверждают, что его срок полномочий закончился в декабре 2021 года, хотя выборы фактически не проводились. В июне 2022 года посредники из ООН пытались найти компромисс по новой конституции для проведения перенесенного всенародного голосования, но переговоры сорвались. Дбейба, Башага и их вооруженные сторонники отказались сформировать единую администрацию. В дополнение к тому, что Башаге не позволили установить свое правительство в Триполи в сентябре, ополченцы, выступающие за Дбейбу, также помешали некоторым ливийским парламентариям покинуть город для участия в заседаниях Палаты представителей в Бенгази. В свою очередь, это привело к отмене некоторых парламентских сессий. Ухудшение политической ситуации в Ливии разочаровало не только посредников из ООН, но и региональные и международные заинтересованные стороны, все из которых поглощены серьезными проблемами, вызванными в первую очередь военной операцией России на на Украине. Страны ЕС опасаются, что возобновление крупного конфликта в Ливии может вызвать новую волну потоков беженцев в Европу и усугубить основные экономические проблемы, с которыми страны ЕС столкнутся предстоящей зимой из-за прекращения поставок газа из России. В качестве ведущего европейского посредника Германия созвала в начале сентября последнюю по времени сессию «Берлинского процесса» — серии встреч и инициативы рабочей группы по Ливии, запущенной в 2019 году. На встрече в Берлине 8-9 сентября была созвана группа заинтересованных сторон в Ливии в формате «3 + 2 + 2» — Соединенные Штаты, Великобритания и Франция (три постоянных члена Совета Безопасности ООН), плюс Италия и Германия (две другие страны ЕС), плюс Египет и Турция (две региональные державы). Тем не менее, встреча, по-видимому, лишь повторила призывы ООН, региональных и других международных организаций к противоборствующим сторонам избегать дальнейшего конфликта и идти на компромисс в создании правовых рамок, которые приведут к национальным выборам, но не привела к реальным прорывам по сближению позиций враждующих сторон.  Россия через связанную с Кремлем частную военную компанию «Вагнер» оказала вооруженную поддержку Хафтару; однако недавно Москва была вынуждена передислоцировать часть о сил на Украину. Египту, еще одному союзнику Хафтара, пришлось столкнуться с недавними боевыми действиями между Израилем и палестинским ХАМАСом в Газе, а также с экономическими последствиями боевых действий  на Украине, которые привели к резкому росту цен на зерно и другие импортные товары. Несмотря на то, что Каир стремится к компромиссу и стабильности в Ливии, его позиция в пользу Хафтара сохраняется; в начале сентября министр иностранных дел АРЕ бойкотировал заседание Лиги арабских государств, на котором председательствовал назначенный Дбейбой ливийский представитель. Катар, посредник в многочисленных региональных конфликтах, относительно незатронутый экономическими последствиями конфликта на Украине, активизировался, чтобы попытаться выступить посредником в Ливии. Доха в целом поддерживала политическое руководство, базирующееся в Триполи, но эмир Катара  шейх Тамим бен Хамад Аль Тани стремился укрепить свои связи с противоборствующими сторонами в Ливии, приняв политических лидеров Восточной Ливии Акилу Салеха (спикера парламента) и сына Хафтара Белькассема во время их первых визитов в Доху 11 сентября.

Похоже, что одна глобальная озабоченность по поводу долговременной эскалации напряженности в Ливии отступила. В середине 2022 года сторонники Хафтара использовали нападения на ливийскую энергетическую инфраструктуру, чтобы финансово задушить правтельство Дбейбы в Триполи. Эти нападения в основном прекратились после июльской сделки между Дбейбой и Хафтаром о назначении союзника Хафтара Фархата Бенгдары главой государственной нефтяной компании. В результате нападений добыча нефти в Ливии упала до самого низкого уровня за два года — менее 650 000 баррелей в день, что составляет лишь часть от базового уровня примерно в 1,2 млн баррелей в день. С тех пор, как Бенгдара взял на себя управление сектором, добыча нефти в Ливии составляет примерно 1,2 млн баррелей в день, что ослабляет глобальные опасения, что нестабильность в Ливии усугубит глобальный дефицит поставок нефти. Тем не менее, ни один региональный или международный посредник до сих пор не нашел формулы для убеждения двух соперничающих правительств объединиться и добиваться успешных национальных выборов с четкими результатами.

Основные выводы:

— Международные посредники и посредники из  ООН не смогли проложить путь к объединению Ливии или предотвращению возобновления гражданского конфликта.

— Обострились столкновения между вооруженными сторонниками двух соперничающих правительств Ливии, что привело к гибели значительного числа мирных жителей.

-Региональные и другие сторонники каждой конкурирующей администрации также сталкиваются с другими проблемами и стремятся к компромиссу.

— Страны Европейского союза (ЕС) обеспокоены тем, что возвращение к крупному военному конфликту прервет поток необходимых поставок ливийской нефти на мировой рынок.

52.55MB | MySQL:103 | 0,754sec