Американские эксперты о факторах, влияющих на Российско-израильские отношения

Американские чиновники дали утечку о том, что Иран планирует отправить в Россию ракеты Fateh-110 и Zolfaghar, чтобы помочь военным усилиям Москвы на Украине. Ссылаясь на США и «союзных представителей службы безопасности», газета «Вашингтон пост» сообщила, что 18 сентября Тегеран направил официальных лиц в Москву для завершения сделки, добавив ракеты класса «земля-земля» к соглашению, по которому Иран, похоже, уже поставил иранские боевые беспилотники в Россию. В этой связи в Вашингтоне считают, что у России заканчиваются ракеты с высокоточным наведением, которые она использовала при обстреле украинских объектов инфраструктуры на прошлой неделе. Выступая на условиях анонимности, официальные лица заявили, что Иран готовится отправить в Москву ракеты Fateh-110 и Zolfaghar, способные поражать цели на расстоянии 300 км и 700 км соответственно. По сообщениям, Иран уже поставил России боевые БПЛА Mohajer-6 и Shahid-136. Хотя Иран отрицает, что отправлял России какое-либо военное оборудование, из Украины появились несколько изображений обоих типов беспилотников. Ранее иранские военные инструкторы, предположительно связанные с элитным Корпусом стражей исламской революции (КСИР), по сообщениям тех же американцев, присутствовали на территории Украины, обучая российские войска тому, как использовать беспилотник-«камикадзе» Shahid-136. По данным базирующегося в США Института изучения войны, иранские инструкторы могут быть связаны с элитными подразделениями КСИР. «КСИР, в частности, является основным оператором запасов беспилотников Ирана, поэтому эти иранские инструкторы, скорее всего, являются персоналом КСИР или аффилированным с КСИР персоналом», — говорится в отчете института в его ежедневной оценке российской наступательной кампании на прошлой неделе. По данным украинского Центра национального сопротивления, «иранские военнослужащие были доставлены Россией в оккупированные районы Херсона и Крыма». Украинское правительство заявило, что иранские инструкторы базировались в черноморском поселке Зализный порт, Хладовцах в Херсонской области и в крымском Джанкое. Центр национального сопротивления заявил, что «иранцы научили россиян запускать беспилотники Shahid-136 по украинским гражданским объектам, включая удары по Николаеву и Одессе». Украинское правительство также опубликовало видеозапись боевого беспилотника Mohajer-6, извлеченного из Черного моря. Иран и Россия давно поддерживают хорошие отношения и были партнерами в войне в Сирии в течение последнего десятилетия, однако Киев также поддерживает дипломатические отношения с Тегераном. Однако после сообщений о беспилотниках иранского производства на поле боя президент Украины Владимир Зеленский понизил  дипломатические отношения с Ираном, отозвав аккредитацию его посла в Киеве. Украина также начала высылать иранских студентов в ответ на очевидное использование Россией иранских беспилотников. Иранские студенты рассказали, что украинские иммиграционные чиновники прямо им заявили, что их визы не будут продлены, потому что Иран отправляет беспилотники и персонал в Россию.

В этой связи рискнем предположить, что если такие сообщения найдут свое практическое  подтверждение, то речь идет скорее не о дефиците ракет (Иран обладает безусловно менее технически совершенными  образцами, чем Россия), а о части более глобальной российско-иранской договоренности: иранцы, как предполагается, очень заинтересованы в проведении практического испытания своих ракет и БПЛА в реальной боевой обстановке против в том числе НАТОвских ПРО. С другой стороны надо отдавать себе отчет в том, что история с иранскими ракетами возникает как раз тогда, когда в Израиле идут серьезные политические баталии по вопросу военной помощи   Украине.    Израилю следует начать оказывать Украине военную помощь по примеру США и других стран НАТО. Такое мнение выразил 16 октября израильский министр по делам диаспоры Нахман Шай. Свое заявление он сделал после того, как газета «Вашингтон пост» со ссылкой на неназванные источники опубликовала информацию, согласно которой США и их союзники полагают, будто Иран может поставить России партию баллистических ракет. «Сегодня утром сообщили, что Иран передает баллистические ракеты России. Больше нет никаких сомнений, на какой стороне должен стоять Израиль в этом кровавом конфликте», — написал Шай на своей странице в «Твиттере».  «Пришло время, чтобы Украина также получила военную помощь [от Израиля], точно так же, как ее оказывают США и страны НАТО», — добавил израильский министр. До сих пор еврейское государство не предоставляло Украине военной помощи и ограничивалось отправкой в эту страну гуманитарных грузов, а также оказанием медицинской помощи украинцам, пострадавшим в результате военных действий.    В августе «Вашингтон пост» опубликовала статью, в которой утверждалось, что Иран поставляет России свои беспилотники, впоследствии подобные утверждения звучали и от представителей американской администрации. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал подобные сообщения вбросом. В свою очередь министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан ранее в октябре заявил в телефонном разговоре с главой МИД Финляндии Пеккой Хаависто, что Иран не поставлял и не будет поставлять России оружие для использования в рамках специальной военной операции на Украине. Но в эти заявления уже мало, кто верит. Тем не менее, давление на Израиль нарастает.

В этой связи Институт Хопкинса (США) дал следующую оценку предыстории возможной изменения политики Израиля по отношению к Украине. Когда началось российское вторжение в Украину, Израиль удивил многих наблюдателей, заняв относительно нейтральную позицию в войне и даже попытался, без особого успеха, выступить посредником в прекращении конфликта. Однако по мере развития боевых действий Израиль склонился на сторону Украины, предоставив ей гуманитарную и медицинскую помощь, а также проголосовав в Организации Объединенных Наций за осуждение российского вторжения (еще и предоставил через Литву антидроновские системы). Чтобы понять позицию Израиля, необходимо оглянуться назад на эволюцию израильско-российских отношений за последнее десятилетие и факторы, которые вынудили Иерусалим занять поначалу относительно нейтральную позицию. До 2011 года двусторонние российско-израильские отношения процветали. Товарооборот вырос до 2 мдрлд долларов США в год; Москва и Иерусалим совместно произвели самолет системы предупреждения и управления воздушным движением (AWACS), который был продан Индии, причем Россия предоставила планер, а Израиль — авионику; культурные связи процветали благодаря выступлениям российских артистов в Израиле, получивших признание более миллиона русскоязычных израильтян, эмигрировавшие из бывшего Советского Союза; а туризм расцвел, когда Израиль стал излюбленным местом для российских туристов, которые могли посетить христианские святыни в Иерусалиме и иметь доступ к русскоязычным газетам и телеканалам в Израиле. Кроме того, эмиграция российских евреев в Израиль продолжалась беспрепятственно; российские ракеты выводили израильские спутники на орбиту, а Иерусалим продавал Москве беспилотники после плохой работы российских беспилотников в российско-грузинской войне 2008 года. На региональном уровне, напротив, отношения были проблематичными, поскольку Израиль был обеспокоен тем, что Россия решительно поддерживала Иран, как дипломатически, так и оружием, несмотря на неустанную приверженность Тегерана уничтожению Израиля. Аналогичным образом Россия поддержала Сирию, а также ХАМАС и «Хизбаллу», врагов, приверженных уничтожению Израиля, которых Москва, в отличие от Вашингтона и большинства европейских государств, отказалась назвать террористическими организациями.  Эти дихотомические отношения изменились в начале 2010-х годов в результате геополитической трансформации, вызванной чередой арабских восстаний (так называемая «арабская весна») и действиями (или бездействием) США в связи с этими важными событиями. В 2011 году президент Барак Обама объявил о смещении фокуса политики США в сторону Азии и, как следствие, от Ближнего Востока. Он вывел войска США из Ирака, разжигая опасения среди региональных союзников Вашингтона, что его гарантии безопасности вот-вот испарятся. Эти опасения усилились в 2013 году, когда Обама не смог выполнить свое обещание «красной линии» военного возмездия, если режим Башара Асада применит химическое оружие против своих граждан в быстро развивающейся гражданской войне в Сирии. Они еще более усугубились стремлением Обамы заключить ядерную сделку с Ираном, которая сняла бы санкции с Исламской Республики и дала бы ей больше денег на разработку оружия и активизацию подрывной деятельности по всему региону. (Только в 2014 году Вашингтон вернул часть войск в Ирак в ответ на вновь возникшую угрозу со стороны «Исламского государства» «ИГ, запрещено в России)) Встревоженные этими действиями, Израиль, Египет, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) немного склонились в сторону России в попытке перестраховаться, если Вашингтон действительно уйдет с Ближнего Востока. В случае Израиля сдвиг в сторону России стал очевиден в 2014 году, когда после российской аннексии Крыма и вторжения в украинский Донбасс Иерусалим фактически воздержался при принятии организованной США резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающей действия России в Украине. И хотя Израиль приписал фактическое воздержание тому факту, что его дипломатическая служба объявила забастовку, настоящая причина была озвучена министром иностранных дел Авигдором Либерманом, который заявил: «У нас хорошие и доверительные отношения с американцами и русскими, и наш опыт был очень позитивным с обеих сторон. Так что я не понимаю идеи, что Израиль должен увязнуть в этом».  Излишне говорить, что израильское «невмешательство» в ООН не было оценено администрацией Б.Обамы, когда «высокопоставленный чиновник администрации» заявил: «Мы консультируемся по Украине не только с нашими партнерами и союзниками по всему миру, очевидно, мы ожидаем, что все международное сообщество осудит действия России и поддержит Украину, поэтому мы были удивлены, увидев, что Израиль не присоединился к подавляющему большинству стран, которые проголосовали за поддержку территориальной целостности Украины в ООН».  Аналогичная ситуация должна была произойти, когда Россия начала полномасштабное вторжение в Украину в 2022 году, а Израиль занял нейтральную позицию.

Геополитическая ситуация должна была вновь измениться в сентябре 2015 года, когда Москва начала военную операцию в Сирии, чтобы предотвратить крах режима Асада. Россия развернула боевые самолеты на авиабазе «Хмеймим» близ Латакии и боевые корабли ВМС на расширенной военно-морской базе в Тартусе (где ранее она использовала только несколько плавучих доков и складов). Для защиты своих активов Россия также развернула батареи ПВО С-300 и С-400, которые контролировали большую часть воздушного пространства на западе Сирии. Российское вмешательство не только спасло режим Асада, но и обеспечило Москве крупное военное присутствие в сердце Ближнего Востока. В то время как Обама заявил, что Россия сама загоняет себя в трясину в Сирии, жители Ближнего Востока увидели ситуацию совсем по-другому, и их склонность к Москве усилилась. Особенно это касалось Израиля. В октябре 2015 года премьер-министр Биньямин Нетаньяху инициировал то, что должно было стать серией визитов в Москву для координации действий с президентом России Владимиром Путиным по Сирии. Израиль опасался, что Иран, который вместе с Россией сыграл жизненно важную роль в спасении режима Асада, воспользуется восстановлением режима, чтобы закрепиться в Сирии, что значительно облегчит его силам атаку на Израиль, чем с иранской территории, находящейся почти в 1500 милях. Израиль хотел предотвратить это, начав длительную воздушную кампанию против иранских военных позиций в Сирии и перекрыв поставки оружия Тегераном его ливанскому представителю «Хизбалле», что стало известно как «война между войнами». Чтобы продолжать свои воздушные атаки, Израилю требовалось молчаливое согласие России, потому что Москва контролировала большую часть сирийского воздушного пространства, над которым должны были работать израильские самолеты. В.В.Путин согласился на просьбу Израиля, скорее всего, потому, что хотел, чтобы Москва, а не Тегеран, была доминирующей внешней силой в Сирии. Эта договоренность, похоже, неплохо справлялась со случайными политическими осложнениями, в частности с инцидентом в сентябре 2018 года, когда Министерство обороны России обвинило Израиль в случайном сбитии российского разведывательного самолета сирийскими зенитными подразделениями. Однако инцидент быстро прошел, и Израиль продолжил наносить авиаудары по иранским целям в Сирии.  Такова была ситуация накануне российского вторжения в Украину в феврале 2022 года, когда Израиль проявлял большую осторожность, чтобы не оттолкнуть Москву, чтобы не поставить под угрозу его свободу действий в Сирии. Таким образом, он отклонил просьбы Украины до войны о покупке израильского оружия и шпионской системы Pegasus, которая позволила бы украинцам подслушивать телефонные разговоры в России. За две недели до вторжения новый премьер-министр Израиля Нафтали Беннет выступил с речью об американо-израильских отношениях на ежегодной конференции Тель-Авивского института исследований национальной безопасности: «Соединенные Штаты были и останутся нашим лучшим другом, но у Вашингтона есть свои собственные интересы, которые не всегда совпадают с нашими. Его интерес к региону на данный момент снижается».  Комментарии Беннета подготовили почву для американо-израильских разногласий по поводу Украины после начала вторжения.

Восьмипартийное израильское коалиционное правительство не было единым в своем ответе на российское вторжение в Украину. В то время как Беннет, как глава правой партии «Ямина», как правило, отдавал предпочтение требованиям безопасности Израиля а, заместитель премьер-министра и министр иностранных дел Яир Лапид, глава центристской партии «Еш атид», безусловно, крупнейшего члена правящей коалиции, был более критичен к России и поддержал позицию США по вторжению. Напряженность в правительстве была заметна еще до вторжения, когда 23 февраля Министерство иностранных дел Израиля опубликовало заявление в поддержку территориальной целостности и суверенитета Украины. Это возмутило Москву, которая вызвала посла Израиля, чтобы выразить протест против заявления, и подчеркнуто отметила «оккупацию» Израилем Голанских высот.  Когда 24 февраля произошло вторжение, Вашингтон был разочарован вялым отношением Израиля к его неудачной попытке 27 февраля разработать резолюцию Совета Безопасности ООН, осуждающую Россию. Тем не менее, израильтяне поддержали  резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН от 2 марта, осуждающую вторжение и требующую немедленного прекращения военных действий и вывода российских войск из Украины.  Это не произвело впечатления на Россию, и ее посольство в Тель-Авиве проинформировало МИД Израиля о том, что Москва «очень разочарована» позицией Израиля в ООН. Тем временем Вашингтон призвал своих западных союзников прекратить полеты в Россию и из России, а также разорвать экономические связи и ввести санкции против Москвы, в том числе против российских олигархов, близких к В.В.Путину. Но Израиль не предпринял ни одного из этих действий. Согласно сообщениям израильских правительственных источников, не было законной возможности для введения санкций против активов и граждан государства, не определенного законом как вражеская страна , хотя правительство могло бы попытаться принять такой закон, если бы оно действительно было заинтересовано в присоединении к международным санкциям. Кроме того, несмотря на просьбы Украины о военной помощи, включая противоракетную систему «Железный купол», Израиль изначально отказался предоставлять что-либо, кроме гуманитарной помощи (судя по всему, именно эта тема сейчас снова поднимается за счет эксплуатации новостей о перспективном  присутствии иранских ракет на Украине – авт.). И хотя такое поведение свидетельствовало о явных попытках избежать отчуждения Москвы, Беннет утверждал, что Израиль воздержался от разрыва экономических связей с Россией, чтобы сохранить свою посредническую роль, о чем его попросил президент Украины Владимир Зеленский 25 февраля, на следующий день после начала вторжения. Действительно, религиозный Беннет даже прилетел в Москву 5 марта — в еврейскую субботу, когда поездки обычно запрещены, — чтобы попытаться выступить посредником в прекращении конфликта, но безрезультатно.  Тем временем терпение США в отношении попыток Израиля сохранить нейтралитет иссякало. 11 марта Виктория Нуланд, заместитель госсекретаря США по политическим вопросам, заявила израильскому телеканалу Channel 12 News, что присоединение Израиля к финансовым санкциям было самым важным для Соединенных Штатов, даже больше, чем предоставление Иерусалимом военной помощи Украине или посредничество между Путиным и Зеленским. Она сказала: «Вы же не хотите стать последним пристанищем для грязных денег, которые подпитывают путинскую войну. … Мы должны давить на режим [Путина]. Мы должны отказать ему в доходах, в которых он нуждается … Мы сжимаем олигархов вокруг него, мы сжимаем его экономику».  Резкая критика Нуланд усилила раскол в израильском правительстве по поводу реакции на российское вторжение. Выступая на пресс-конференции в Словакии 14 марта, Лапид заявил, что «Израиль не будет плацдармом обхода санкций, введенных в отношении России США и другими западными странами. Министр иностранных дел координирует этот вопрос вместе с партнерами, включая Банк Израиля, Министерство финансов, Министерство экономики, Управление аэропортов и другие…  Нет оправдания нарушению территориальной целостности Украины, и нет оправдания нападениям на гражданское население». Хотя слова Лапида были сильными, было ясно, что он говорил не от имени всего правительства. Премьер-министр Беннет не только не осудил вторжение, как  и министр финансов Авигдор Либерман, но и  подчеркнул нейтралитет Израиля в конфликте Излишне говорить, что без помощи израильского Министерства финансов сотрудничество Израиля с Вашингтоном по санкциям было в лучшем случае сомнительным. Тем не менее, некоторые израильские компании выступили с инициативой заморозить или ограничить продажи в Россию. Среди них WIX, предоставляющая платформу для создания веб-сайтов; Stratasys, фирма по 3D-печати, и Tipalti, которая прекратила перевод платежей клиентам в России. Кроме того, по-прежнему отказываясь продавать Украине военную технику, Израиль отправил 100 тонн гуманитарной помощи, а в середине марта построил полевой госпиталь недалеко от Львова. Кроме того, к началу апреля Израиль принял 24 000 украинских беженцев, только около трети из которых были евреями — после того, как министр внутренних дел была вынуждена изменить свое первоначальное нежелание принимать большое количество беженцев-неевреев.

Тем временем на Израиль оказывалось давление, требующее более решительной поддержки Украины.

После некоторой задержки Зеленского пригласили выступить в Кнессете в середине марта, несмотря на предупреждение российского посла: «Посредник должен быть осторожен, чтобы не выйти из равновесия».

В своей речи украинский президент попытался поставить израильское руководство в оборону за то, что оно не сделало больше для помощи Украине и сравнил  российское вторжение в Украину с Холокостом.  Хотя сравнение российского вторжения в Украину с Холокостом вызвало удивление в Израиле, нет никаких сомнений в том, что речь Зеленского оказала эмоциональное воздействие на еврейское государство. Кроме того, к середине марта голоса в Израиле открыто ставили под сомнение мудрость политики нейтралитета Беннета. Бывший министр иностранных дел Ципи Ливни, например, утверждала, что это ошибка в том, что сообщение, исходящее от Израиля, настолько двоякое, что интересы Израиля в области «ценностей и демократии» связаны с США, в то время как его интересы в области безопасности сосредоточены только вокруг России. Самым большим интересом государства Израиль в области безопасности являются его отношения с Соединенными Штатами.  Бывший министр обороны Израиля Моше Яалон заявил: «Израиль должен отреагировать на эти события исторического масштаба. Мы должны быть на правильной стороне истории, а правильная сторона истории не с Путиным». Бывший консул Израиля в Нью-Йорке Алон Пинкас выразился более прямолинейно: «Израиль принял явно аморальный и политически неблагоразумный тип квази нейтральности. … Якобы действуя нейтрально — в основном поддерживая ложный подход «двух сторон», Израиль, по сути, поддерживает Россию».  Критические голоса прозвучали и в Соединенных Штатах. Член Палаты представителей Адам Кинзингер  предупредил, что Израилю нужно выбрать сторону в конфликте и что его реакция на войну повлияет на будущую помощь из Вашингтона. Аналогичным образом, обозреватель «Вашингтон пост» Джош Роджин заявил: «Балансирующий акт Израиля по поддержанию связей с Россией, предлагая лишь умеренную поддержку Украине, становится морально и стратегически несостоятельным. … По мере того, как всплывает все больше и больше доказательств военных преступлений Путина, объяснения Израиля становятся не более чем алиби для бездействия. … Как сказал Эли Визель, мы всегда должны принимать чью-либо сторону. Нейтралитет помогает угнетателю, а не жертве».  Это, по-видимому, побудило Израиль присоединиться к Вашингтону 7 апреля в голосовании на Генеральной Ассамблее ООН за исключение России из Совета ООН по правам человека. И снова Лапид взял на себя инициативу в осуждении действий России. «Большая и могущественная страна вторглась в меньшего соседа без какого-либо оправдания. Земля снова пропитана кровью невинных гражданских лиц. Изображения и свидетельства с Украины ужасают», — заявил он во время визита в Грецию в середине апреля. Несколько дней спустя министр обороны Израиля Бенни Ганц объявил, что Израиль согласился предоставить каски и бронежилеты украинскому спасательному персоналу.  Напротив, Беннет казался непреклонным в сохранении нейтралитета Израиля. В интервью CNN от 20 апреля, в тот же день, когда Ганц объявил об отправке касок и бронежилетов на Украину, Беннет заявил о своей решимости «не позволить Израилю стать обходом любых форм санкций». Тем не менее, он не уточнил, какие меры принимает Израиль для предотвращения нарушений санкций, вместо этого подчеркнув важность роли Иерусалима как потенциального посредника в российско-украинском конфликте: «Я скажу, что я знаю, что для того, чтобы позже выступить посредником в нужный момент, нам нужно продолжать сохранять линии связи и с Россией. В противном случае мы не сможем выступить посредниками».  Он настаивал на том, что премьер-министр утверждает, что угроза безопасности со стороны Ирана оправдывает нейтральную позицию Израиля: «Израиль сохраняет свободу действий в нашем регионе. У нас есть Иран, который всегда пытается окружить нас и создавать все больше и больше ракет, которые будут угрожать населенным пунктам Израиля. Мы не позволим этому случиться нигде, включая Сирию».  Несмотря на продолжающиеся усилия Беннета по поддержанию нейтралитета Израиля, Москву все больше раздражали комментарии Лапида и уклон Иерусалима в сторону Украины, каким бы незначительным он ни был. Воспользовавшись беспорядками, которые тогда происходили на Храмовой горе в Иерусалиме, израильский посол был вызван в Министерство иностранных дел России, где ему сообщили, что: «Мы приняли к сведению агрессивное заявление министра иностранных дел Израиля Яира Лапида. … Заявления министра иностранных дел Израиля вызывают сожаление и неприятие. … Это была плохо замаскированная попытка… чтобы отвлечь внимание международного сообщества от одного из старейших неурегулированных конфликтов — палестино-израильского».  Наряду с осуждением политики Иерусалима в отношении палестинцев, Москва усилила военное давление в Сирии — как бы для того, чтобы напомнить израильтянам, что им нужно согласие России, чтобы продолжать летать над воздушным пространством Сирии. Так, российский адмирал заявил, что управляемая Сирией зенитная ракета недавно перехватила управляемую ракету, выпущенную израильским истребителем-бомбардировщиком F-16 в воздушном пространстве Сирии. Со своей стороны, посол России в Сирии высмеял израильскую воздушную кампанию как направленную на «эскалацию напряженности и предоставление Западу возможности осуществлять военные действия в Сирии», и предупредил, что Москва может отреагировать на эту «провокацию». Напротив, посол России в Израиле занял более сдержанную позицию. Назвав комментарии Лапида «безосновательными» и настаивая на том, что ожидается «более сбалансированная» позиция Израиля, он отметил, что Россия и Израиль по-прежнему являются друзьями.  Напряженность между Израилем и Россией еще более обострилась в начале мая, когда Министерство иностранных дел России приняло делегацию ХАМАСа, посетившую с официальным визитом Москву во главе с главой Политбюро Исмаилом Ханией (второй раз та же делегация прибыла в Москву в октябре с. г. – авт.). Затем министр иностранных дел Лавров в ответ на вопрос СМИ, как Москва может утверждать, что борется с нацистами на Украине в то время, когда президент Зеленский был евреем, сказал, что, по его мнению, у Гитлера была еврейская кровь и что «долгое время мы слышали, как мудрые еврейские люди говорят, что самые большие антисемиты — это сами евреи». Эти комментарии Лаврова вызвали политическую бурю в Израиле. Даже Беннет и Либерман, которые не хотели критиковать Москву за ее вторжение в Украину, почувствовали себя обязанными ответить. Заявив, что он воспринял высказывание Лаврова с «высочайшей серьезностью», Беннет сказал, что комментарии «не соответствуют действительности, а их намерения были неправильными», настаивая на том, что «использование Холокоста еврейского народа в качестве политического инструмента должно быть немедленно прекращено». Со своей стороны, Либерман, возможно, самый пророссийски настроенный член израильского кабинета министров, сказал, что он ожидает извинений за «абсурдные» комментарии Лаврова, которые никогда не должны были делаться. Лапид подверг резкой критике своего российского коллегу: «Это непростительный и скандальный комментарий, ужасная историческая ошибка, и мы ожидаем извинений. Гитлер не был евреем по происхождению, и евреи не убивали себя во время Холокоста. … Мы прилагаем все усилия, чтобы поддерживать хорошие отношения с Россией, но есть черта, и на этот раз черта была пересечена. Российское правительство должно извиниться перед нами и перед еврейским народом».  Между тем, Министерство иностранных дел России, похоже, удвоило связь между евреями и нацистами. С одной стороны, они утверждали, что израильские наемники сражались на стороне ультраправого украинского подразделения «Азов» на войне, а с другой стороны, они обвинили Лапида в «антиисторических заявлениях», которые во многом объясняют, почему нынешнее правительство Израиля поддерживает «неонацистский режим в Киеве».  Чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение отношений, Беннет позвонил Путину, заявив после их разговора, что президент России извинился за комментарии своего министра иностранных дел. Тем не менее, хотя Кремль признал, что два лидера обсуждали Холокост, в российском описании разговора не упоминалось никаких извинений. Вместо этого Москва продолжала оказывать давление на Израиль, по сообщениям, выпустив ракеты С-300 по израильским самолетам, которые покидали воздушное пространство Сирии после нападения на иранскую базу.

Выводы

Спустя семь месяцев после войны на Украине Иерусалим все еще не прекратил торговлю с Москвой, не прекратил авиасообщение с Россией  и не ввел санкции против российских олигархов, несмотря на неоднократные просьбы Вашингтона. Основной причиной этого является желание израильских политиков избежать противостояния Путину, чтобы он не положил конец многолетнему российско-израильскому взаимопониманию, которое позволило проводить длительную израильскую воздушную кампанию против военных целей Ирана и «Хизбаллы» в Сирии. Однако этой политике противостоят влиятельные элементы в израильском кабинете министров во главе с премьер-министра  Лапидом, который использовал свое положение, чтобы склонить Израиль к Украине. В настоящее время Иерусалим, похоже, успешно идет по политическому и дипломатическому канату между этими двумя полюсами. Москва мало что сделала для сдерживания израильских воздушных атак в Сирии, ограничив свое недовольство проукраинским уклоном Иерусалима дипломатическими и пропагандистскими мерами (например, осуждением заявлений Лапида, ухаживанием за ХАМАСом, антисемитскими обличительными речами), в то время как Вашингтон воздерживался от чрезмерного давления, чтобы не расшатать шаткое правительство  Беннета-Лапида (которое, в любом случае, пало в июне 2022 года, проложив путь к очередному раунду выборов в Израиле). Учитывая его давнюю прозападную ориентацию, в частности особые отношения с Соединенными Штатами, в интересах Израиля встать прямо в лагерь западных демократий, даже несмотря на риск оперативных ограничений в Сирии, которые могут уменьшиться, если украинское досье уменьшит влияние Москвы на Сирию.

62.04MB | MySQL:101 | 0,552sec