К итогам саммита ЛАГ в Алжире

Прошедший 1 – 2 ноября 2022 г. саммит Лиги арабских государств (ЛАГ) стал попыткой Алжира вновь заявить свои претензии на лидерство в арабском мире. Это способно вызвать сопротивление со стороны Саудовской Аравии и чревато разрушением многолетних усилий по установлению мира на Ближнем Востоке с Израилем.

Состоявшийся 1 – 2 ноября саммит ЛАГ в Алжире стал попыткой этой страны стать во главе арабского мира за счет поддержки всех его антиизраильских сил и бросить вызов Саудовской Аравии, являющейся, пожалуй, главной претенденткой на руководство им на принципиально другой основе – мирном сосуществовании с Израилем.

Одновременно это должно подкрепить его амбиции на лидерство в Северной Африке и поставить в невыгодные условия главного алжирского конкурента в регионе – союзного ей Марокко.

То, что руководство АНДР вынашивает такие планы, представителям просаудовского блока было известно давно. Не случайно, что его лидеры не явились на столь важную встречу в верхах, какой традиционно служит ЛАГ. Так, от его представителей туда прибыли либо министры иностранных дел (Саудовская Аравия, Марокко), либо другие не самые основные деятели управления этих стран (например, от ОАЭ в АНДР прибыл не президент, а премьер-министр) и так далее.

Тем самым они обозначили свое отношение к попытке Алжира представить себя первой страной арабского мира в духе «ну кто же им мешает так думать».

Впрочем, эта алжирская попытка была наполнена конкретным содержанием. Так, красной линией данной встречи стала палестинская тема. В частности, Алжир выдвинул тему «страдающей от ужасов сионистов Палестины» как флаг, вокруг которого и должен объединиться арабский мир.

Следовательно, те, кто выступает против (явный намек на просаудовский блок) – предатели.

Ради этого президент АНДР Абдельмаджид Теббун выступил за создание на саммите ЛАГ «арабского координационного совета». Его основной задачей должно стать «доведение до сведения Совета Безопасности законного требования палестинского народа о членстве в Организации Объединенных Наций в качестве постоянного члена», «чтобы поддержать палестинское дело».

Далее он повторил позицию Алжира по «созданию независимого государства Палестина на основе границ 1967 года со столицей в Восточном Аль-Кудсе» (Иерусалим – авт.). А это может быть воспринято в Израиле (и его влиятельных союзниках за пределами региона) как серьезный вызов.

Уделил он внимание и кризисам в арабском мире – в Сирии, Ливии и Йемене, призывая «поощрять внутренний диалог в этих странах, не допуская любого иностранного вмешательства».

Причем присутствовавший здесь глав ПНА Махмуд Аббас пошел еще дальше, выступив с громким заявлением: «Мы собираемся пересмотреть отношения с сионистским поселенцем на наших землях».

Он также приветствовал инициативу президента Теббуна по примирению различных палестинских группировок, которая состоялась в прошлом месяце здесь, в Алжире. « Мы пересмотрим все наши отношения с Израилем»,- многозначительно повторил он второй раз. «У нас нет другого выбора, потому что он ничего не уважает, отказываясь подчиниться международному праву, и продолжая свою экспансионистскую работу, одновременно убивая палестинский народ».

В этой связи Махмуд Аббас призвал арабские страны конкретно поддержать «палестинский народ», приняв решение сформировать комитет министров, который выступит на международном уровне с «осуждением практики оккупации».

Что же касается речей Теббуна на саммите ЛАГ, то их можно расценить не только как антиизраильский, но и как антизападный выпад.

Конечная же цель, согласно Теббуну – «построение арабского единства» и ради этого по его мнению необходимо провести «всеобъемлющие радикальные реформы системы совместных действий арабских государств». И первым действием на пути этого, согласно его предложению должно стать создание «арабского экономического пакета». В этой связи заслуживает интереса сделанная Алжиром заявка на «обеспечение приоритета продовольственной безопасности арабских стран».

Кроме возможного создания для этого «большой арабской зоны свободной торговли» и «арабского Таможенного союза», алжирская сторона выдвигает идею концентрации арабов на увеличении аграрного производства, повышении урожайности, оптимизации существующих сельскохозяйственных систем, стимулировании торговли и принятии «насущных мер для искоренения явления пищевых отходов».

Ожидаемо многие присутствующие лидеры арабских государств, особенно проблемных в плане финансово-экономическом, поддержали эти предложения. Среди них – президент Туниса Кайс Саид, подыгрывающий Алжиру в надежде получить от него многомиллиардную помощь для недопущения дальнейших социальных потрясений своей страны.

Показательно и выступление президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси, заявившего: «Дело палестинцев останется основой нашего союза, и арабская мирная инициатива остается воплощением этой сплоченности». Ас-Сиси также выразил мнение, что этот саммит в Алжире является важной вехой в истории сотрудничества между арабскими народами. В этом смысле он подчеркнул «что их безопасность (включая палестинцев – авт.) — это красная линия, которую мы должны поддерживать».

Он также подчеркнул необходимость пересмотра сотрудничества в этой области между различными странами арабского мира. «Новый подход, который должен позволить нам сохранить социальный мир и закрепить основы надлежащего управления. Мы стремимся к партнерству с нашими арабскими странами и преодолению наших разногласий».

Разумеется, нести нагрузку за поддержание этого социального мира должны по мнению его и собравшихся, все представители арабского мира. То есть в переводе на русский язык – самые богатые из них вроде Саудовской Аравии и ее союзников.

В свою очередь, президент Ирака Абдель Латиф Джамель Рашид заявил, что «саммит в Алжире станет отправной точкой для совместных действий арабских государств», причем не только по «палестинскому делу». Так, он призвал собравшихся к политическим решениям, которые положат конец войне в Йемене, решению кризиса в Судане, отвечающего чаяниям суданского народа, и мирное решение ливийского кризиса». Глава иракского государства также подтвердил свою поддержку «завершению политических переговоров между различными сторонами в Сирии».

Другой заслуживающей внимания темой стала попытка навязывания (явно с подачи Запада – авт.) со стороны генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша, почетного гостя этого саммита, темы обсуждения так называемой «инициативы чернокожих матерей, позволяющей облегчить экспорт украинской пшеницы для облегчения продовольственных проблем на Ближнем Востоке и в Африке».

По сути, в «обмен» на это он обещал поддержку ООН алжирского предложения относительно предоставления Палестине полноправного членства в данной организации.

На этом фоне продолжился поединок Алжира и Марокко, причем действия последнего источники первого применительно к неявке на саммит короля Мухаммеда VI называют «нездоровой игрой».

Дело в том, что согласно алжирским источникам, ему своевременно прислали соответствующее приглашение, но он отправил туда своего министра иностранных дел Насера Буриту ответить, что «для его личного присутствия на саммите не были созданы условия», уполномочив предложить президенту АНДР Абдельмаджиду Теббуну посетить Рабат для «диалога».

Алжирскую реакцию на это передал 1 ноября в интервью телеканалу Al Arabiya министр иностранных дел АНДР Рамтан Ламамра: «Историки еще скажут о том, была ли упущена возможность для Магриба и арабского мира из-за отсутствия на этом саммите некоторых арабских лидеров, в том числе короля Мухаммеда VI».

Причем сам Насер Бурита, по данным алжирских источников, прибыв на саммит, вел там себя подчеркнуто «неуважительно к протокольным правилам», в чем, в свою очередь, источники марокканские обвиняют министра иностранных дел АНДР Рамтана Ламамру. Также глава дипломатии королевства с момента своего прибытия в Алжир не переставал намекать на то, что «Алжир несет полную ответственность за возобновление конфликта в Западной Сахаре, вооружая боевиков (сахарцев -ред.) для нападения на соседнюю страну».

Напомним, что Алжир разорвал дипломатические отношения с Марокко в августе 2021 года, осудив «серию враждебных действий» с его стороны, включая осуществление прослушки телефонов лидеров АНДР при помощи израильского шпионского программного обеспечения и поддержку «сепаратистов» (берберов).

Правда, этому предшествовала атака в ноябре 2020 г. со стороны опекаемых Алжиром западносахарских боевиков марокканских войск, «разморозившая» тридцатилетний конфликт. Цель – отторжение Западной Сахары, преимущественно занимаемой марокканскими войсками, с целью создания там проалжирского государственного образования с возможным присоединением в будущем его к АНДР.

Что касается Саудовской Аравии и ее союзников, то саммит в Алжире не стал для них катастрофой.

И, разумеется, он не приведет к прекращению их взаимодействия с Израилем, но это способно несколько осложнить это. Неприятностью же можно считать позицию эмира Катара шейха Тамима бен Хамада Аль Тани, в отличие от абсолютного большинства арабских монархов и в пику им прибывшего на «алжирский саммит ЛАГ».

Более того, он открыто поддержал практически все предложения алжирской стороны: «Я поздравляю моего брата, президента Абдельмаджида Теббуна, с успешным проведением 31-го арабского саммита. И я благодарю наших братьев в Алжире за хорошую организацию и гостеприимство, в то же время желая, чтобы итоги саммита способствовали продвижению совместных действий арабских государств к многообещающим перспективам, способным удовлетворить чаяния наших арабских народов на развитие и процветание и укрепить безопасность и мир в регионе».

Причем слова «благодарности» прозвучали как пощечина отсутствующим, которые, по сути, сделали ставку на провал этой сессии Лиги арабских государств.

Однако главная интрига состоит в другом – стороны заявили о подписании «ряда важных экономических соглашений», не раскрывая их сути. Напомним, что Алжир и Доха уже активно сотрудничают в проектах черной металлургии в АНДР и последние годы шли переговоры о возможных вложениях Катара в ее газовый сектор.

Между тем, данный вызов явно не останется незамеченным в Саудовской Аравии и Израиле. Алжир открыто взял на себя тяжелую и опасную роль объединителя всех арабских сил против этих стран и неизбежно столкнется с их серьезным противодействием во всех возможных проекциях – от экономической до военной.

Судя по всему, в первую очередь они продолжат укреплять Марокко как алжирского конкурента для торпедирования соответствующих инициатив последнего. И, как представляется, экономических, финансовых и военно-технических возможностей для этого у них гораздо больше, чем у Алжира.

62.58MB | MySQL:101 | 0,494sec