О состоянии российско-афганских отношений на современном этапе

Москва делает упор на развитие практических связей с Кабулом без привязки к официальному признанию временного афганского правительства, сформированного радикальным движением «Талибан» (запрещено в РФ). Об этом говорится в статье спецпредставителя президента РФ по Афганистану, директора Второго департамента Азии МИД Замира Кабулова, опубликованной 2 ноября в «Независимой газете».
«Делаем упор на практическое развитие двусторонних связей без привязки к официальному признанию нового афганского правительства. Приоритет отдаем торгово-экономическому и гуманитарному сотрудничеству», — отметил Кабулов. Он напомнил, что эти вопросы обсуждались в ходе визита в Кабул российской межведомственной делегации в марте, а также поездки в Россию министра промышленности и торговли во временном правительстве Афганистана Нуриддина Азизи в августе. «По итогам достигнуты предметные договоренности о продаже афганцам дизельного топлива, продолжаются переговоры по поставкам пшеницы и другой сельхозпродукции, — рассказал дипломат. — Россия доставила в Кабул около 165 тонн гуманитарных грузов, включая продовольствие, товары первой необходимости и медикаменты. Оказывается необходимое содействие афганским студентам, начавшим или продолжающим обучение в российских вузах».
Как указал Кабулов, российская сторона вместе с партнерами по региону противопоставляет деструктивной линии Запада «усилия по скоординированному содействию политической и социально-экономической стабилизации обстановки в Афганистане, исходя из того понимания, что подлинное национальное примирение достижимо путем создания инклюзивного этнополитического госруководства». «Не навязывая кабульским властям собственного видения религиозно-культурного обустройства общественной жизни, откровенно обращаем внимание на контрпродуктивность наложенных ограничений на участие женщин в трудовой деятельности, а девочек — в процессе получения образования», — подчеркнул он.
По его словам, Москва видит практические шаги афганских властей по подавлению террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) и заинтересована в сохранении у Кабула необходимого контртеррористического потенциала. «Отдаем должное декларированному стремлению искоренить местную наркоиндустрию (в ней занято около 5 млн афганцев), активной реализации которого препятствуют удушающие санкции США», — добавил Кабулов.

Как полагают аналитики Института исследований Южной Азии Национального университета Сингапура, подписание временного соглашения между Россией и движением «Талибан» в сентябре 2022 года стало первой известной крупной международной экономической сделкой движения «Талибан». Но помимо объявления о том, что Россия будет поставлять газ, нефть и пшеницу в Афганистан, детали оплаты и ценообразования не были обнародованы. Как две страны будут реагировать на международные санкции и их исключение из глобальной банковской системы, остается неясным. Эта сделка происходит на фоне активных торговых переговоров между движением «Талибан» и его соседями по региону, а также обсуждений России с несколькими незападными странами по долгосрочным нефтяным контрактам. Экономическая ценность торговых отношений между Афганистаном и Россией может быть условной, но расширение двусторонних связей и партнерских отношений является позитивным дипломатическим преимуществом для России и талибов. Они показывают международному сообществу, что ни одна из стран не изолирована. «Талибан» стремится диверсифицировать своих торговых партнеров и укреплять отношения со своими соседями по региону. Международные санкции, за которыми последовало замораживание активов Соединенными Штатами, затронули афганский бизнес. С августа 2021 года экономика сократилась на 20-30%. Продолжающийся гуманитарный кризис, наряду с увеличением числа нападений со стороны других воинствующих сторон, ухудшил условия жизни. Приближающаяся зима вынуждает талибов спешно обеспечивать импорт нефти и газа. Переговоры с Ираном, Казахстаном и Туркменистаном на эту тему продолжаются. В июле 2022 года Министерство торговли и промышленности Афганистана подписало контракт с туркменской нефтяной компанией на поставку топлива со скидкой и подписало соглашение с Ираном о покупке нефти. Талибы изначально возлагали большие надежды на китайские инвестиции, но они не оправдались. Пекин по-прежнему неохотно инвестирует и питает подозрения по поводу объявленного ранее намерения талибов разорвать связи с Исламской партией Туркестана, ранее известной как Исламское движение Восточного Туркестана. Хан Джан Алокозай, вице-президент Торгово-инвестиционной палаты Афганистана, публично заявил, что «Китай пока не вложил ни пенни».

Таким образом, Россия является естественным выбором для талибов, поскольку она является существующим торговым партнером со значительными энергетическими ресурсами. Талибы сохраняют нейтралитет в отношении украинско–российского конфликта, официально призывая к сдержанности с обеих сторон. Несмотря на то, что российская экономика увязла в украинском кризисе и сталкивается с продолжающимся отказом Европы от ее нефти и газа, российская экономика, похоже, устойчива к этим потрясениям. В сентябре 2022 года Международный валютный фонд прогнозировал, что ВВП России сократится на 3,4%, что является корректировкой по сравнению с его предыдущим прогнозом падения на 8,5%. Российские нефтяные компании заманивают незападных покупателей скидками, страховым покрытием и альтернативными схемами оплаты. Такие страны, как Шри-Ланка, Индия, Турция и Китай, продолжают закупать нефть у России в условиях международных санкций. Более низкие цены привлекательны для стран, сталкивающихся с растущей инфляцией, сбоями в цепочках поставок и экономическими неудачами из-за пандемии COVID-19. Столкновение между Саудовской Аравией и Вашингтоном в октябре 2022 года из-за планов ОПЕК + сократить добычу нефти также вызвало в США предположения о том, что Эр-Рияд встал на сторону Москвы.

При этом, несмотря на их предварительную торговую сделку, не похоже, что Кремль официально признает движение «Талибан». Самым ярким свидетельством пока является исключение талибов из саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в сентябре 2022 года в Самарканде, Узбекистан. Неизвестно, сохранит ли Афганистан свой статус наблюдателя при ШОС, учитывая, что международное сообщество не признало движение «Талибан» законным правительством Афганистана. Помимо заявлений о помощи афганской экономике, обсуждения на саммите подчеркнули, что регион больше озабочен тем, как наилучшим образом защитить себя от любого потенциального распространения насилия из Афганистана.

Президент России Владимир Путин неоднократно выражал настороженность в связи с тем, что боевики, маскирующиеся под беженцев из Афганистана, проникают в соседние государства и планирует теракты. Сообщается, что так называемое «Исламское государство» (ИГ) усилило свою антироссийскую пропаганду. Они критиковали Россию как «правительство крестоносцев» и «врага ислама», активно поощряя своих сторонников наносить ущерб стране. Взрыв, совершенный террористом-смертником 5 сентября в российском посольстве в Кабуле, продемонстрировал озабоченность России по поводу расширения присутствия «Исламского государства провинции Хорасан» («ИГ-Хорасан») в Афганистане. Это было первое нападение на иностранное посольство с момента захвата Кабула талибами в августе 2021 года. Помимо подрыва легитимности России, ИГ и «ИГ-Хорасан» также бросают вызов правлению талибов в Афганистане. С 2014 года и Москва, и талибы разделяют мнение о том, что ИГ представляет значительную угрозу. Российские официальные лица публично признали, что обмениваются информацией с талибами относительно ИГ. Сообщения о том, что бывшие боевики из движения «Талибан» и стран Центральной Азии вступают в ряды ИГ, усилили серьезность угрозы безопасности. Расширение ИГ и его антироссийские призывы еще больше подрывают сферу влияния России в Центральной Азии, где доминируют мусульмане.

Движение «Талибан» по-прежнему призывает к международному признанию своего статуса правительства Афганистана. Но в условиях, когда экономика находится в подвешенном состоянии и продолжаются боевые действия с боевиками, оно осознает, что ему необходимо уделять приоритетное внимание притоку помощи и ресурсов в страну. Политическая и социально-экономическая стабильность имеет первостепенное значение для талибов, если они хотят сохранить свою власть в Афганистане. Стоит отметить, что нежелание России официально признать движение «Талибан» в качестве законного правительства Афганистана и отнесение его к террористической организации с 2003 года до сих пор не препятствовали их двусторонним отношениям. Однозначно, что российско–талибское взаимодействие будет продолжаться. Талибы рассматривают Россию как привлекательного экономического партнера, который мог бы предложить более дешевые поставки нефти и газа, в которых остро нуждается афганская экономика. Для России «Талибан» является наиболее стабильным вариантом в развивающейся матрице безопасности региона и, на данный момент, единственной стороной, которая может обуздать экспансию ИГ. И у обеих сторон нет причин отказываться от этих преимуществ.

62.41MB | MySQL:101 | 0,726sec