О новых политических спекуляциях правительства США на фоне противостояния Ирана и Саудовской Аравии

Издание Wall Street Journal (WSJ) считает, что Иран готовит нападение на Саудовскую Аравию[i]. Причем, по сведениям СМИ, сами саудовцы поделились с США разведданными о «неизбежной атаке» Тегерана по целям на своей территории. Отметим, что Эр-Рияд ни с какими официальными сообщениями по этому поводу официально не выступал. Тегеран и вовсе опроверг публикацию WSJ – официальный представитель МИД Ирана Насер Канани связал статью с попытками очернить страну и помешать ее отношениям со странами Ближнего Востока. Конечно, было бы удивительно, если бы иранский высокопоставленный дипломат признал неудобный для своего правительства факт: дескать, да, все верно, готовьтесь к войне. Но за сухими словами Н.Канани стоят логика и здравый политический смысл.

На фоне конфликта на Украине Иран значительно укрепил свои связи как на Ближнем Востоке, так и за его пределами. Санкции, с которыми столкнулась  Россия, стали важным фактором в ирано-российских отношениях и способствовали развитию торгового сотрудничества. При этом продолжающиеся протесты внутри страны едва ли помогут успеху в войне с таким соперником, как Эр-Рияд[ii]. У иранских властей сейчас шиито-суннитское противостояние не является приоритетным направлением деятельности[iii].

Представляется, что для Саудовской Аравии конфликт также не выгоден. Война в Йемене с проиранскими хоуситами показала, что армия страны к таким масштабным боевым действиям фактически не готова. Однако сейчас даже этот конфликт пребывает в относительно замороженном состоянии. Но не только военные аспекты убеждают в невысокой вероятности подобного конфликта –  наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман приступает к обширной и долгосрочной перестройке саудовской экономики, инвестфонды страны вынашивают масштабные проекты, а война грозит колоссальными убытками и ставит крест на снижении зависимости от нефти. Да и в целом в последнее время обе страны скорее ищут возможность для дипломатического решения спорных вопросов – например, и Тегеран, и Эр-Рияд заявили о своих планах присоединиться к БРИКС[iv].

Есть лишь одна сторона, которой подобный конфликт был бы на руку – США. На первый взгляд может показаться, что конфликт с участием лидера ОПЕК  повлечет за собой катастрофу на нефтяном рынке Ближнего Востока, но для  Вашингтона этот сценарий представляется не столь мрачным. В случае начала боевых действий, уверены в Белом доме, Саудовской Аравии придется обратиться за помощью к США, тем самым она вернется в число сателлитов. При таком развитии событий Эр-Рияд будет поставлять Вашингтону ровно столько нефти, сколько тот потребует, что ознаменует возвращение США на Ближний Восток.

Более того, несмотря на системные проблемы, саудовская армия все-таки самая укомплектованная среди арабских государств по соседству с Ираном, а значит, Вашингтон сможет использовать ее в своих целях. Успешное для США завершение этой войны решает еще и проблему с иранской ядерной программой. Кроме того, одной из громких ближневосточных новостей последних дней стало заявление американского спецпредставителя США по Ирану Роберта Малли о фактическом провале переговоров по иранской ядерной сделке. По его словам, в течение двух месяцев не удалось добиться никаких подвижек, поэтому Вашингтон рассматривает недипломатические методы: от санкций до военного решения.

Ускользание Ближнего Востока из-под контроля Вашингтона очень болезненная проблема, за решение которой политическое и военное руководство США, похоже, намерено взяться всерьез. Втягивание Ирана в полномасштабный военный конфликт помогло бы Вашингтону также добиться целей на европейском и российском направлении своей политики. Практика ближневосточной политики США показывает, что основания для войны на Ближнем Востоке можно найти всегда, а череда провалов администрации Дж.Байдена в регионе делает для США сценарий «маленькой победоносной войны» очень заманчивым.

Анализ отчетных документов американских «мозговых трестов» за третий квартал 2022 года показывает, что научное сообщество США предупреждает об опасности стратегии Вашингтона, требующей постепенного ухода с Ближнего Востока в пользу обращения внимания на Китай, и ставит эту азиатскую страну в качестве главной стратегической угрозы для США, а Россию вытесняет на второе место. В некоторых отчетах рекомендуется администрации США вернуться к принципу, выдвинутому бывшим президентом Дж.Картером. «Доктрина Картера» (англ. Carter Doctrine) призывала сосредоточить внимание на глобальном энергетическом регионе Ближнего Востока и удержать его под влиянием США. Предстоящие выборы в США, которые, как ожидается, изменят большинство в пользу республиканцев в одной или обеих палатах Конгресса, могут стать теми воротами, через которые пройдет новая стратегия США и возврат к «доктрине Картера».

Американские политологи в качестве одного из путей сдерживания Ирана, с учетом его военного и военно-технического сотрудничества с официальной Москвой, считают возможным снижение влияния России на Ближнем Востоке. По их мнению, 720-й пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в Сирии в Тартусе олицетворяют российскую мощь на Ближнем Востоке, и поэтому Соединенным Штатам следует обратить особое внимание на хорошие американские отношениям с Турцией, что приведет к ослаблению России в Сирии и ее влияния в сторону Ливии и Африки[v].

В заключение отметим, что президент США Дж.Байден в ходе выступления в Калифорнии, посвященного предстоящим промежуточным выборам в Конгресс, заявил, что США собираются «освободить Иран»[vi]. Речь Дж.Байдена была посвящена оказанию медицинской помощи американским ветеранам, служившим в Ираке и Афганистане. В ходе нее он сделал паузу и сказал: «Не волнуйтесь, мы собираемся освободить Иран». После этого быстро добавил: «Они сами освободят себя очень скоро». В продолжение выступления президент США не пояснил, что именно имеет в виду.

[i] https://www.wsj.com/articles/irans-nuclear-scientist-how-will-the-killing-of-mohsen-fakhrizadeh-affect-tehrans-nuclear-program-11606848349

[ii] https://www.state.gov/briefings/department-press-briefing-november-1-2022/

[iii] Вечером 2 ноября неизвестные на автомобиле марки Peugeot 405 обстреляли полицейский участок в городе Хаш в провинции Систан и Белуджистан. В результате атаки пострадали несколько сотрудников полиции, а боевики сбежали с места происшествия. На поиски были отправлены несколько отрядов подразделений «Басидж» (перс. بسیج‎), а силы корпуса «Салман» КСИР Ирана (перс. سپاه پاسداران انقلاب اسلامی‎) приведены в полную готовность.

3 ноября произошло еще одно нападение: был убит Саджад Шахраки – имам мечети «Маулай Мотакиян» в Захедане в административном центре провинции Систан и Белуджистан. Неизвестные на двух машинах: Kia Pride и Peugeot 405 подъехали к зданию мечети, расстреляли священнослужителя и скрылись до прибытия правоохранительных органов.

Официальных заявлений со стороны властей не было. Однако, это могла быть белуджская террористическая группировка «Джейш аль-Адль» (араб. جيش الإسلام‎ ) начавшая военную кампании против иранского правительства. Их сил недостаточно для ведения полномасштабной войны, поэтому единственным возможным вариантом остается террор. В обоих инцидентах использован автомобиль одной и той же модели. Такая тактика позволяет избегать обнаружения сотрудниками силовых структур.

[iv] https://www.wsj.com/articles/saudi-arabia-u-s-on-high-alert-after-warning-of-imminent-iranian-attack-11667319274?mod=Searchresults_pos1&page=1

[v] https://www.alaraby.co.uk/opinion/%D8%A7%D9%84%D9%88%D9%84%D8%A7%D9%8A%D8%A7%D8%AA-%D8%A7%D9%84%D9%85%D8%AA%D8%AD%D8%AF%D8%A9-%D9%88%D8%A7%D9%84%D8%B9%D9%88%D8%AF%D8%A9-%D8%A5%D9%84%D9%89-%D9%85%D8%A8%D8%AF%D8%A3-%D9%83%D8%A7%D8%B1%D8%AA%D8%B1

[vi] https://www.bloomberg.com/news/articles/2022-11-04/biden-says-iran-will-be-free-in-aside-at-campaign-rally

62.36MB | MySQL:101 | 0,504sec