Оценки американских экспертов текущей ситуации в Афганистане

Как полагают американские аналитики, аффилированные с Пентагоном, более чем через год после захвата талибами Афганистана в августе 2021 года многие опасения по поводу последствий для региональной безопасности для их соседей и международного сообщества не оправдались. «Талибан» раздирают разногласия между бескомпромиссными исламистами, подобными тем, которые возглавляли режим талибов в 1996-2001 годах, и прагматиками, которые провели время за пределами Афганистана. Похоже, что талибам удалось предотвратить серьезную внутреннюю нестабильность и беспорядки, хотя и ценой потери прав и безопасности половины населения. Прагматики движения не одержали верх во внутренних дебатах по некоторым важным вопросам прав человека, в частности, по обеспечению среднего образования для девочек и занятости женщин. Тем не менее, официальные лица движения «Талибан», как правило, стремились избегать проведения политики, которая открыто отражает их предыдущую поддержку террористических групп, что сделало движение уязвимым для быстрого краха после вмешательства США в страну после нападений 11 сентября 2001 года. Тем не менее, широкое применение силы движением против внутренних противников и меньшинств может создать проблемы для управления талибами в стране в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Для многих в Афганистане, которые чувствовали себя преданными и жестоко использованными группировками и полевыми командирами, которые разжигали гражданскую войну, а затем правительствами после 2001 года, чьи амбиции не обязательно приводили к выгоде для всех афганцев, захват власти «Талибаном» обеспечил некоторое ожидание улучшения. Для некоторых афганцев преимущества прекращения гражданской войны уравновесили отмену талибами процесса демократических выборов, их ограничения для организаций гражданского общества и сведение на нет многих достижений в области гендерного равенства и прав женщин, достигнутых с 2001 года. Тем не менее, имидж движения «Талибан» как  гаранта общенациональной безопасности был запятнан продолжающимися, хотя и спорадическими, нападениями афганского филиала организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), а также некоторыми ограниченными нападениями вооруженной оппозиции, лояльной Национальному сопротивлению, в котором доминируют Таджикский фронт (NRF)  на севере Афганистана. Многие атаки ИГ были направлены против мечетей и других мест, часто посещаемых хазарейско-шиитским меньшинством Афганистана, именно для разжигания этнического и религиозного инакомыслия против движения «Талибан». Кроме того, женщины и другие группы бросили вызов лидерам движения «Талибан» и потребовали восстановления свобод и прогресса, которыми они пользовались с 2001 года. Талибы пытались купировать эти  протесты, в некоторых случаях жестоко избивая демонстрантов и используя боевые патроны против них, возможно, настраивая свой режим на долгосрочные вызовы со стороны афганцев, которые решительно выступают против авторитаризма.     Движение «Талибан» в значительной степени успокоило первоначальные опасения соседей, таких как Иран, Индия, Россия и государства Центральной Азии, по вопросу возможного роста исламистского радикализма за пределами границ Афганистана. При этом ни одно правительство официально не признала  движение «Талибан» в качестве законного правительства Афганистана. Тем не менее, лидеры движения «Талибан» были приняты в Турции, странах Персидского залива и в других местах, и регулярно принимали высокопоставленных чиновников из крупных держав, включая Китай и Японию. Иран, один из наиболее скептически настроенных по отношению к талибам из-за опасений по поводу обращения с хазарейцами и говорящими на персидском языке афганцами, созвал по крайней мере одну встречу, чтобы попытаться примирить талибов с таджикскими группировками. Китай организовал встречи министров иностранных дел соседних с Афганистаном стран. Специальный представитель России в Афганистане Замир  Кабулов планирует созвать встречу «московского формата» по Афганистану 16 ноября, чтобы убедить «Талибан» сформировать более инклюзивное правительство. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Катар и Саудовская Аравия регулярно взаимодействуют с официальными лицами движения «Талибан». Соединенные Штаты продолжают взаимодействовать с «Талибаном» по вопросам региональной безопасности, несмотря на то, что некоторые официальные лица США считают присутствие лидера «Аль-Каиды» (запрещена в России) Аймана аз-Завахири в Кабуле, где он был убит в результате удара американского вооруженного беспилотника 31 июля, нарушением обязательств движения по февральскому соглашению 2020 года. Соглашение в Дохе не позволяло «Аль-Каиде» действовать на афганской территории. Единственным региональным государством, отношения с которым у «Талибана» неожиданно ухудшились, является исторический наставник и сторонник движения, Пакистан. «Талибан», как ожидал Исламабад, не помог Пакистану обезопасить свою границу и не отказал в убежище пакистанскому движению «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП). Пакистанские военные иногда обстреливали базы ТТП на территории Афганистана. В то же время, хотя многие высокопоставленные иностранные гости в Кабуле обсуждали возможность значительных инвестиций в экономику  Афганистана, такую как добыча его огромных минеральных ресурсов, с момента захвата власти талибами не было подписано ни одной крупной сделки. Нерешительность инвесторов в отношении крупных обязательств перед контролируемым талибами Афганистаном сопровождается снижением заинтересованности доноров в оказании помощи движению «Талибан» в удовлетворении гуманитарных потребностей населения. Уже сейчас часто бывает сложно собрать средства для гуманитарных призывов, поскольку пожертвованные средства часто значительно отстают от обещанных. Согласно оценке, сделанной в конце прошлого года Фондом развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), до 97% населения Афганистана рискуют оказаться за чертой бедности в 2022 году. Более чем через десять месяцев после того, как Управление Организации Объединенных Наций по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) и Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН) обратились с крупнейшим призывом о финансировании одной страны для решения гуманитарных кризисов, кризисов беженцев и внутренне перемещенных лиц в Афганистане, было профинансировано менее половины призыва. После визита в Афганистан в начале октября Томас Никлассон, специальный посланник Европейского союза (ЕС) по Афганистану, предупредил, что «Афганистан ждет суровая зима. Я призываю Китай, Россию и Организацию исламского сотрудничества (ОИС) последовать примеру Великобритании, США, ЕС и других стран, значительно увеличив гуманитарную помощь». Такая нехватка финансирования делает миллионы афганцев все более уязвимыми по мере приближения зимы из–за обострения проблемы отсутствия продовольственной безопасности, острого недоедания и ухудшения экономических перспектив, особенно из-за предполагаемых 3,5 млн внутренне перемещенных лиц, большинство из которых, по данным УВКБ ООН, составляют женщины и дети. Гуманитарные организации объясняют уменьшение внимания и финансовых обязательств к Афганистану, частично, неотложными гуманитарными потребностями, вызванными войной России в Украине. Тем не менее, больше доноров, вероятно, помогут Афганистану, если движение «Талибан» сможет последовательно демонстрировать свое сотрудничество против террористических групп, свою готовность идти на компромисс с внутренними оппонентами и соблюдать свои договорные обязательства в области прав человека.

Выводы

— После более чем одного года пребывания у власти многие опасения по поводу влияния движения «Талибан» на региональную и международную безопасность до сих пор не оправдались.

— Вооруженные оппозиционные группы и народные демонстрации подорвали имидж движения «Талибан» как гаранта безопасности, но принципиально не угрожают власти режима.

— Соседи Афганистана неофициально признали  движение «Талибан» как руководства страны, но по-прежнему опасаются делать крупные инвестиции в экономику страны.

— Поскольку острая нехватка финансирования ограничивает гуманитарную помощь, миллионы афганцев становятся все более уязвимыми к обострению продовольственной безопасности, недоеданию и ухудшению экономических перспектив по мере приближения зимы.

62.2MB | MySQL:101 | 0,612sec