О новом этапе отношений между Катаром и Алжиром

Приезд в качестве личного гостя эмира Катара алжирского президента А.Теббуна в Доху на открытие Чемпионата мира по футболу дополнительно свидетельствует о начале нового этапа в двусторонних отношениях.

Появление на открытии церемонии открытия Чемпионата мира по футболу в Катаре среди личных почетных гостей эмира Тамима бен Хамада Аль Тани алжирского президента Абдельмаджида Теббуна демонстрирует переход отношений между былыми антагонистами Алжиром и Дохой в эпоху активного развития их связей, в том числе стратегических. Что приближает их к союзу как в политической, так и экономической сферах.

Напомним, что менее 10 лет назад отношения между двумя странами характеризовались как враждебные. Это прежде всего было вызвано гиперактивностью Катара в арабском мире. Тогда его возглавлял Хамад бен Халифа Аль Тани, отец нынешнего эмира страны Тамима, который почти одновременно пытался свергнуть сирийский и ливийский режимы Башара Асада и Муаммара Каддафи, активно поддерживая выступившую против них радикальную оппозицию.

Последним Алжир в той или иной степени помогал, особенно последнему. При этом некоторые источники связывали громкое нападение джихадистов в январе 2013 года на алжирский газоперерабатывающий комплекс в Ин-Аменасе также с действиями катарских спецслужб. Тем самым якобы Доха «отблагодарила» его за попытки торпедирования катарских действий по уничтожению оставшихся арабских социалистических режимов.

На это же накладывалась и конкуренция между ними на мировом газовом рынке.

Но после ухода от власти в июне 2013 года Хамада Аль Тани и прихода на его место молодого эмира Тамима Аль Тани ситуация в отношениях между двумя антагонистами резко изменилась в сторону потепления.

И, наконец, к концу этого года они сдвинулись в сторону стратегического партнерства. Наглядным тому свидетельством стало посещение эмиром ат-Тани последнего ноябрьского саммита ЛАГ, который проигнорировали остальные лидеры арабских монархий.

Напомним, что на нем Алжир заявил о своем намерении развернуть арабский мир в сторону возвращения поддержки «палестинского дела» как «знамени антиизраильской борьбы» в пику просаудовскому блоку. И эта инициатива нашла серьезную поддержку в лице Катара.

В свою очередь, президент АНДР А.Теббун прибыл поддержать эмира Тамима Аль Тани на открытие Чемпионата мира по футболу. Он высоко оценил усилия Катара по его организации, которая, по его мнению, находится на «мировом уровне», заявив, что тем самым он стал первой страной арабского мира, удостоившейся подобной чести, и «как арабская страна, мы гордимся такими достижениями Катара».

Напомним, что на фоне этого последний подвергается жесткой критике со стороны Запада за «эксплуатацию миллионов гастарбайтеров» из других стран при строительстве инфраструктуры для Чемпионата мира. Алжир же устами своего президента открыто солидаризируется с Катаром, подвергающимся подобным нападкам.

Более того – фактически Теббун сам обрушился на тех представителей Запада, кто пытался нападать на Доху, открыто заявив, что «не следует придавать значения сплетням и сплетням».

Заметим, что за 2022 год лидеры двух стран встречаются уже четырежды и мало кто в мире может похвастаться подобным, разве уж очень близкие государства.

Таким образом, менее чем за 10 лет с момента смены власти в Дохе стороны достигли полного политического «взаимопонимания», которое подкрепляется активным развитием их бизнес-проектов в самых различных областях – от черной металлургии и сельского хозяйства до медицины и спорта. В результате общий объем катарских инвестиций в алжирскую экономику оценивается в миллиарды долларов.

И за визитом Теббуна в Доху на открытие Чемпионата мира можно усмотреть куда более прагматичные цели, чем просто интерес к футболу. И развитие отношений с Дохой становится все более продуктивным для Алжира.

Так, посетив последний «ноябрьский» раз Алжир, катарский эмир уже привез солидные инвестиции в эту страну, точный объем которых не называется. Речь, в частности, идет о вложениях в крайне проблемную для АНДР сферу сельского хозяйства, а именно мясомолочную отрасль.

Отражением этого служит усугубившийся кризис в этой сфере, что негативно влияет на отношение алжирцев к своим властям, способствуя росту их протестных настроений.

И вот в решении этой проблемы Алжиру намеревается помочь Катар. Его весьма молодая молочная компания Baladna идет на рынок АНДР. Напомним, что она помогла Катару выжить в условиях объявленных санкций его соседями – Саудовской Аравией и ОАЭ.

Известно, что она будет развивать свою деятельность в алжирской вилайе Эль-Баяд на экспериментальной ферме в Богтобе. Проект должен быть реализован на площади 1000 гектаров, на котором будет создано более 1000 прямых рабочих мест. Известно, что катарцы намереваются внести «огромные инвестиции в обеспечение кормами и разведение коров». И они поставили перед собой амбициозные задачи – полностью удовлетворить алжирский рынок, после чего приступить к экспорту молока.

Как ожидается, начало работ по данному проекту стартует в начале следующего года.

Напомним, что молочная ферма Baladna, занимающая территорию площадью 240 гектаров к северу от Дохи, возникла после эмбарго, введенного в 2017 году коалицией просаудовских государств против Катара, обвиняемого ими в поддержке исламистских группировок и близости к Ирану.

На момент начала ее существования все катарские потребности обеспечивались за счет ввозимого извне молока. Сегодня же она обеспечивает более 90 процентов потребностей Катара в свежих молочных продуктах, став одним из крупнейших животноводческих хозяйств в регионе.

Ее успеху способствовало привлечение опытного менеджмента и профильных западных специалистов, которые уже на первом этапе ее работ импортировали в Катар 4000 коров из Германии, США, Австралии и Голландии на борту самолетов авиакомпании Qatar Airways. Сегодня эта компания имеет около 24 000 коров.

Но и это еще не все. Напомним, что президент АНДР Абдельмаджид Теббун особо приглашал катарских инвесторов поработать в его стране и теперь Доха является главным претендентом на получение первого места среди арабских инвесторов в Алжире.

Заметим, что в ходе последнего ноябрьского визита в АНДР катарский эмир также участвовал в символической закладке 2 ноября первого камня в фундамент алжирско-катарско-немецкой больницы, которая должна быть введена в строй не позднее начала 2025 года.

И, наконец, Катар взял на себя обязательство построить за счет собственных средств в Алжире современный спортивный комплекс.

Самой же крупной инвестицией среди катарских проектов в Алжире стало создание металлургического комплекса Algerian Qatar Steel (AQS, Алжиро-катарская сталелитейная компания), расположенного в Белларе (Джиджель) стоимостью 2 млрд долларов (Bellara Steel Complex). Причем стороны намереваются в ближайшем будущем его расширить с тем, чтобы довести ежегодный уровень его производства до четырех миллионов тонн стальной и чугунной продукции.

Здесь же важно упомянуть инвестиции катарской группы Ooredoo в телекоммуникационный сектор Алжира, значительную часть которого она фактически взяла под свой контроль.

В Катаре же действуют 169 алжирских компаний, в том числе две полностью принадлежащие АНДР, и 167 компаний с катарско-алжирским совместным капиталом.

Все это привело к тому, что Катар открыто называется в Алжире его «привилегированным партнером», чей статус скоро может стать союзническим, как бы пафосно это не звучало. Это произойдет в том случае, если стороны, наконец, договорятся о совместном запуске газовых проектов в Алжире, о чем идут переговоры уже в течение нескольких лет. Возможно, это даже произойдет сейчас, на фоне футбольных «забав», которые скроют образование союза двух газодобывающих государств.

Во всяком случае, этому способствует сама обстановка сохранения высоких цен на газ в мире и у Алжира есть серьезный шанс в среднесрочной перспективе увеличить его добычу и экспорт за счет катарских инвестиций. А Доха же лишь упрочит свое влияние на мировом энергетическом рынке.

О возможности подобного свидетельствует то, что во время ноябрьского визита катарский эмир и алжирский президент выразили надежду на дальнейшее улучшение двусторонних отношений во всех областях, включая газовый сектор. Тогда Теббун в очередной раз поблагодарил эмира Катара за недавнюю поддержку алжирского кандидата в генеральные секретари Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ), который и был туда избран.

Кроме того, возможным предзнаменованием дальнейшего расширения экономических связей двух стран, включая газовый сектор, служат личные контакты Теббуна с одним из крупнейших катарских бизнесменов Фейсалом бен Кассимом Аль Тани. Тот открыто заявляет о желании катарской стороны инвестировать в Алжир, страну, где «есть все природные и человеческие ресурсы, и что несколько новых проектов и соглашений скоро увидят свет.

62.39MB | MySQL:101 | 0,552sec