«Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 г.»: оценки экспертов на конференции INSS. Часть 1

В Институте исследований национальной безопасности (INSS) в рамках программы изучения Ирана 21 ноября с. г. состоялось мероприятие, анонсированное как ежегодное, под названием «Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 году: год конфликта?» В конференции, организованной  при поддержке Фонда Конрада Аденауэра, приняли участие высокопоставленные официальные лица и эксперты из США, Европы и Израиля[i].

В секции под названием «Иран, Россия, Китай: новая эффективная ось?» осуждалось следующее: существует ли такая ось в принципе; если да, то является ли она эффективной и какие последствия для Израиля в связи с этим могут быть.

После начала жестокой войны на Украине и категоричного осуждения со стороны Запада и наложения беспрецедентных антироссийских санкций, Россия буквально бросилась в объятия Ирана. И эти две страны, которые Аркадий Мильман («специалист по России» в INSS, руководитель программы изучения России), модерирующий секцию, назвал «изгоями», образовали союз. Он отметил, что в Израиле наблюдают за развитием российско-иранских отношений, которые имеют давнюю историю. Россия также повернулась в сторону Китая, который установил особые отношения с Москвой. Таким образом складывается геополитическая ситуация, которая характеризуется близостью между этими тремя странами.

А.Мильман предположил, что в ближайшие пару месяцев могут произойти перемены на международной арене, и трехсторонняя ось сыграет в этом роль.

Бригадный генерал (в отставке) Асаф Орион, старший научный сотрудник INSS и директор Израильско-китайского политического центра им. Дайан и Гилфорда Глейзер, отметил, что вопрос хоть и рассматривается в терминах «альянс» и «ось», но существует большое количество партнерств, основанных на общих интересах. С точки зрения Китая, мировой порядок, установленный после Второй мировой войны, отвечает интересам США, т.к. они стояли за процессом его формирования и баланс сил в мире соответствует послевоенному периоду. В наши дни, когда Китай стал развитым и сильным государством, он уверен, что должен играть большую роль на мировой арене, поэтому ему необходим новый порядок. В этом контексте китайцы видят в России и Иране единомышленников, желающих не только изменения ситуации в мире, в котором лидирует Запад во главе с США, но и ограждения себя от внешнего влияния на их внутриполитические дела.

По словам эксперта, «Китай установил с Ираном всеобъемлющее стратегическое партнерство, такое же как с Саудовской Аравией, ОАЭ и Ираком» (стоит отметить, что с ОАЭ и Ираком китайцы договорились о повышении уровня сотрудничества со «стратегического партнерства» до «всеобъемлющего стратегического партнерства» – Comprehensive Strategic Partnership; необходимо учитывать, что Китай установил со многими странами и объединениями «сеть» партнерских соглашений, которые имеют 24 разные наименования, среди которых наиважнейшим является как раз «всеобъемлющее стратегическое партнерство»)[ii].

А.Орион полагает, что Китай будучи огромным потребителем серьезно относится к Ирану как государству-экспортеру энергоресурсов. К тому же Иран выгодно расположен на пути в Европу и Азию, он противостоит США на Ближнем Востоке, затрудняя американцам сконцентрироваться на индо-тихоокеанском регионе, где происходит основное американо-китайское противоборство. Таким образом, Китай своего рода уравновешивает американское влияние путем создания слабого лагеря.

В целом, А.Орион рассматривает взаимодействие Китая со странами региона в контексте своеобразного основанного на общих интересах партнерства, а не союзнических отношений. Отмечается такой формальный аспект как взаимодействие в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Таким образом, эксперт предлагает не относиться к отношениям Китая со странами региона, например, с Ираном, как к союзническим, как это обычно понимают на Западе. К тому же обозначенные в рамках Всеобъемлющего стратегического партнерства с Ираном «400 млрд долларов на 25 лет не поступают в том объеме, в каком следовало бы». Он предлагает оценивать не декларации, а развитие ситуации на земле. Израилю стоит беспокоиться, прежде всего, по поводу военной составляющей этого двухстороннего сотрудничества, «даже если Китай не собирается защищать Иран».

Что касается России и Ирана, А.Мильман попытался сыронизировать по поводу того, что Москва и Тегеран развивают не только военно-политические и экономические, но и культурные отношения. Обращаясь в зал, он сказал: «если кто не знает, они сотрудничают в сфере культуры…», «их министр культуры посетил Иран, после чего туда вдруг хлынул поток российских туристов, что немного странно, но это факт».

В данном случае не понятно, что имел в виду «специалист по России». Визит министра культуры РФ в Тегеран состоялся 12 лет назад[iii]. В этом году Минкультуры России посетила официальная делегация ИРИ. Состоялась встреча статс-секретаря – заместителя Министра культуры РФ Аллы Маниловой с руководителем иранской делегации – заместителем Министра культуры и исламской ориентации, главой Организации по кинематографии и аудиовизуальной сферы ИРИ Мохаммадом Хазаи. В ходе встречи обсуждалось укрепление связей двух стран в области музейного дела и концертно-гастрольной деятельности, главным вопросом стало сотрудничество в сфере кинематографии[iv].

По словам А.Мильмана, «российские делегации учатся у иранских бизнесменов как обходить санкции, на что следует обращать внимание в контексте Израиля». Отмечается также, что «они [иранцы и русские] даже договорились в транзакциях использовать местные валюты», а «согласно американским публикациям, есть соглашение о создании в России производства иранских беспилотников».

Даниэль Раков, еще один «специалист по российской политике на Ближнем Востоке и конкуренции между крупнейшими державами в этом регионе» из Иерусалимского института стратегии и безопасности (JISS), отметил, что Россия не верит в союзы, такие как НАТО или между Израилем и США. Поэтому, рассуждая о России и Китае, он бы не стал говорить об оси, а скорее о развитии отношений на основе общих интересов. Он считает, что «Россия все больше чувствует себя изолированной, нуждается в поиске новых друзей и партнеров. Отключая свою экономику от глобальной, необходима альтернатива. В этом смысле на помощь России приходят Китай и третьеразрядные страны. Иран в этом смысле является ключевым игроком на различных уровнях. На военном уровне отношения между Ираном и Россией развивались с 2015 г., когда Россия вошла в Сирию, и они вместе сражались за режим Асада. Важность этой войны для Путина он эксперт определяет тем, что она определяла какую роль Россия будет играть в мире. Иран предоставил России такую возможность, на которую не были способны другие игроки. В частности, он говорит о такой области как «высокоточные ракеты, с которыми у России проблемы, они очень дорогие, и у русских нет достаточного количества, а иранцы знают как помочь в этом русским, сейчас может быть сотнями, а затем и тысячами боеприпасов». Со ссылкой на разведданные, речь шла о высокоточных ракетах, о налаживании производства в России.

Относительно экономического сотрудничества, Д.Раков напомнил, что ключевым торговым партнером России был ЕС, теперь Москва старается переориентироваться на Пекин. «Однако Китай далеко и выстроить логистическую систему в Китай – очень дорого. К тому же китайцы – сложные бизнес-партнеры. Поэтому сейчас Россия старается построить транспортный коридор через Каспийское море в Иран, и в этой связи экономические отношения двух стран очень важны. Еще год назад Иран и Россия были скорее конкурентами, теперь они сотрудничают».

Джонатан Прис, старший советник, бывший специалист по Ближнему Востоку в американском Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations) отметил последнюю по времени встречу президента США Джо Байдена и председателя КНР Си Цзиньпина, которая, по его словам, «была изначально очень важной, т.к. должна была изменить существующую атмосферу в отношениях, которая ухудшалась на протяжении нескольких лет». Разное отношение США к Китаю, Ирану и России он объяснил тем, что «Китай не хочет дестабилизировать мир, Ближний Восток и Европу. Китайцы стремятся эффективно использовать существующую глобальную систему, потому что они быстро развиваются внутри нее. Китай зависит от западных потребителей, он нуждается в том, чтобы американцы покупали его товары». Он считает, что в американо-китайских отношениях Тайвань стоит отодвинуть пока в сторону.

Что касается России и ее вторжения на Украину, Дж.Прис в определенном смысле рассматривает это как «хорошую новость», так как Россия оказалось намного слабее, чем это ожидалось. Однако это стало тревожным сигналом для союзников России. По мнению эксперта, «проблемы русских на Украине ослабляют не только Москву, но Иран и Китай, потому что последний смотрел на Россию как на баланс против США и Европы, а получилось так, что ценность русских в этом союзе упала». Тем не менее, Россию он называет супер-державой, «несмотря на то, что она не может победить на Украине».

Он согласен с тем, что «Иран обладает длительными и устойчивыми отношениями с Россией». Однако «проблемы российского оружия на Украине демонстрируют иранцам «ценность» того, что им может предложить Москва». Ирану лучше быть на расстоянии от России и Китая. Он говорит об оперативных вызовах со стороны упомянутых держав, с которыми сталкиваются Европа, США и Израиль («все они в одной лодке») – киберугрозы, высокоточные ракеты и пр. Однако США и Израиль преодолевали эти вызовы в прошлом[v].

[i] https://www.inss.org.il/wp-content/uploads/2022/11/Iran_Social_ENG5_Site_program-1024×728.jpg

[ii] China’s emerging partnership network: what, who, where, when and why // International Trade, Politics and Development. July, 2019. https://www.emerald.com/insight/content/doi/10.1108/ITPD-05-2019-0004/full/html

[iii] Министры культуры России и Ирана подписали соглашение о сотрудничестве  / Русский мир. 02.12.2010. https://russkiymir.ru/news/26172/

[iv] Россия и Иран наращивают взаимодействие в сфере кинематографии / Министерство культуры РФ. 17.08.2022. https://culture.gov.ru/press/news/rossiya_i_iran_narashchivayut_vzaimodeystvie_v_sfere_kinematografii/

[v] Iran-China-Russia: a new effective axis? https://www.inss.org.il/event/iran-2023/

62.6MB | MySQL:101 | 0,678sec