Текущая внутриполитическая ситуация в Турции и «видение» главной оппозиционной партии. Часть 2

В Турецкой Республике продолжается «внутриполитический период», когда все или почти все подчинено идее победы на предстоящих в 2023 году президентских и парламентских выборах. Что действительно как для власти, так и для турецкой оппозиции.

Продолжаем анализировать текущие внутриполитические расклады. Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=92594.

Напомним, что в Части 1 мы рассмотрели несомненные успехи президента Р.Т.Эрдогана и его Партии справедливости и развития на внешнеполитической арене, включая участие в российско-украинском «примирении» / «поиске точек соприкосновения» (в первую очередь, «зерновая сделка»), развитие Организации тюркских государств (знаковое включение ТРСК в состав наблюдателей, плюс ряд заметных логистических проектов и инициатив, как то отправка первого грузового поезда по маршруту Турция — Узбекистан), а также «принуждение» Финляндии и Швеции к выполнению своих обязательств по Мадридским меморандумам, подписанным в ходе Саммита НАТО (экстрадиция членов РПК и филиалов этой организации, признанной в Турции и в ряде других стран террористической – прим.).

Вопрос заключается в том, достаточно ли этих внешнеполитических успехов для того, чтобы затмить собой экономическую ситуацию в стране в глазах рядового гражданина Турции. Выразим следующее мнение:

Этого достаточно для того, чтобы переизбрать на очередной президентский срок Реджепа Тайипа Эрдогана. Он, действительно, является ведущим политиком страны, которому большинство турецких избирателей (даже если речь идет не о подавляющем большинстве чуть больше 50% — это, все равно, большинство – прим.) могут доверить провести страну через критический отрезок в регионе и в мире.

Повторим свой тезис о том, что российская СВО на Украине рискует стать главным драйвером победы Р.Т. Эрдогана на президентских выборах в Турции. На фоне того, что оппозиция, до сих пор, не выдвинула своего единого кандидата или же, как вариант, не выдвинула множества кандидатов на первый тур.

Как можно судить, оппозиция не может определиться с единым кандидатом: а) до сих пор, полагая, что «любой» кандидат, выставивший свою кандидатуру на выборах, «автоматически» способен победить действующего руководителя страны, б) испытывая опасения в том, что новый оппозиционный президент захочет воспользоваться своими полномочиями и не свернет, как заявляется на данном этапе, страну на путь возвращения от парламентской к президентской республике. То есть, использует полномочия «суперпрезидента» в своих интересах.

Не раз звучали неофициальные слова разных оппозиционных лидеров о том, что объединенным кандидатом от оппозиции станет «Bay Kemal», то есть председатель Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу. Однако, вплоть до настоящего момента официального подтверждения этому не прозвучало. Эта ситуация с затяжкой официального заявления создает эффект подрыва доверия к «6-стороннему столу» (как называют в Турции 6-партийную коалицию) со стороны колеблющихся избирателей.

Беремся утверждать, что Реджеп Тайип Эрдоган, в результате, из краткого момента «аутсайдерства» в предвыборной гонке, которая наблюдалась весной этого года, к осени-зиме вышел в фавориты. Впрочем, сразу оговоримся, что рейтинг турецкого лидера является достаточно волатильным. Искусство же Р.Т. Эрдогана заключается в том, чтобы к выборам подходить в наилучшей «спортивной форме». Сейчас турецкий лидер, как можно судить, набрал достаточную форму для того, чтобы одержать победу на президентских выборах «уже в ближайшее воскресенье», как подобный вопрос формулируется опросами общественного мнения.

Плюс к тому, не сыграл ещё такой козырь турецкой власти, как проведение 4-й по счету операции в Сирии. Турецкое руководство продолжает вести со всеми заинтересованными сторонами, включая, в первую очередь, США и Россию, затяжные переговоры о том, чтобы минимальными силами и в нужный момент (весна 2023 года) одержать убедительную победу, но в трансграничной операции. Разумеется, теперь уже становится понятно, что ни о какой «глобальной» победе на РПК турецкое руководство не задумывается. Речь идет о достижении конкретной практической цели – создание непрерывного коридора вдоль турецко-сирийской границы с релокацией туда заметной части сирийских беженцев.

Если эта операция будет успешно проведена (да даже если она и не будет проведена; единственный негативный сценарий – это быть затянутыми в непредсказуемый саморазвивающийся процесс – И.С.), то действующий турецкий президент будет переизбран на новый срок. Уже даже не сегодняшний момент он обеспечил себе преимущество – остается лишь довести партию до победного конца, наращивая темп игры и отрыв от оппозиционных преследователей. Представляется, что, помимо перечисленного выше, у турецкого руководителя будут и другие варианты набрать очки на внешнеполитической арене, конвертировав их в баллы внутри страны.

Теперь что касается экономики. Как представляется она является ключом к тому, чтобы одержать победу на парламентских выборах. Подчеркнем, что, невзирая на то, что президент Р.Т.Эрдоган является председателем правящей Партии справедливости и развития, его рейтинг не является эквивалентным рейтингу Партии справедливости и развития.

В частности, если рейтинг действующего президента на «пике формы» составляет «50%+», то рейтинг Партии справедливости и развития, также в «тучные годы» экономического роста – «40%+».

При наличии избирательного порога в 10%, когда голоса, отданные за непрошедшие партии пропорционально делятся между партиями-победительницами, этого рейтинга хватало для того, чтобы гарантировать себе парламентское большинство.

В нынешней ситуации, когда допускается формирование коалиций и прохождение «единым фронтом» в Меджлис, получается, что число партий, оставленных за бортом, резко сокращается. Возникает система, состоящая из двух полюсов силы – власти и оппозиции. И все мало-мальски заметные партии, так или иначе, примыкают к тому или к иному полюсу, сводя к минимуму «дармовые» распределенные голоса.

Можно много рассуждать о феномене разницы в голосах за президента Эрдогана и за его Партию справедливости и развития. Самым простым объяснением является то, что он добирает голосов тех националистов, которые не видят ему альтернативы. Собственно, именно это и символизирует связка правящей Партии справедливости и развития с Партией националистического движения. Но, как свидетельствуют последние опросы общественного мнения, эта связка пока не добирает того минимума, который требуется для установления контроля над Меджлисом простым большинством голосов.

Вот иллюстрация данного тезиса на примере опроса общественного мнения анкарской компании MetroPOLL.

Как мы можем видеть Партия справедливости и развития (АКР), после пересчета голосов, по данным ноябрьского опроса общественного мнения не добирает около 6% голосов по сравнению с собственными результатами, показанными в июне 2018 года (36,5% против 42,56%).

Более того, Партия националистического движения не добирает около 3% (МНР) — 8,2% против 11,10%.

Итого, «потери» правящего блока пока составляют около 9%.

С другой стороны, оппозиция добирает себе очков:

Народно-республиканская партия (СНР) – более 2%, от 22,65% до 24,7%, Хорошая партия (Iyi Parti) – более 1%, от 9,96% до 11,2%, а Партия демократии народов (HDP) – 1%, от 11,70% до 12,70%.

Итого, ведущие оппозиционные партии добавляют себе более 4% в актив и это – не тот расклад, который дает власти большинство в парламенте. Другой вопрос, что он не дает и оппозиции возможности контролировать Меджлис. Возникает патовая ситуация образца весны 2015 года, когда из-за неспособности сформировать коалиционное правительство, власть пошла на второй круг выборов.

Впрочем, заметим, что в Турции сегодня – достаточно большая «серая зона» избирателей, от которых на данном этапе нельзя ожидать принятия решения по голосованию. Таких социологический опрос насчитал 19,1% голосов, за которые будет биться и власть, и оппозиция. Именно они определят исход выборов.

Турецкая власть попробовала прогарантировать себе выступление уже на данном этапе, попытавшись выстроить «коммуникацию» с Хорошей партией и с Партией демократии народов, но, похоже, успеха в этом не достигла. В противном случае, прибавка 10% голосов делала бы исход парламентских выборов делом заранее предрешенным. Теперь же придется бороться за «серую зону» избирателей, которая не имеет жесткой привязке к тому политическому движению, за кого оно отдает голос.

Понятно, что турецкая власть будет действовать в достаточно традиционной для себя манере демонстрируя реализацию значимых для себя проектов. Заметим, что, в этом смысле, турецкая власть демонстрирует эволюцию. Ещё 10-15 лет назад основу этой демонстрации составляли крупные инфраструктурные, строительные проекты: дороги, аэропорты, больницы, мосты. Сейчас же, турецкое руководство во главу угла ставит «национальные и местные» (milli ve yerli) технологические проекты, которые демонстрируют выход страны на качественно новый уровень: национальный автомобиль, национальный самолет, национальный беспилотник и проч. Особняком будет стоять АЭС «Аккую» с какой-либо вехой в завершении проекта. Сюда же можно отнести газовый хаб с Россией и, возможно, решение по строительству второй АЭС российскими силами. Сюда же, возможно, турецкому руководству удастся отнести и подвижки по стратегическому проекту строительства Канала «Стамбул».

Отдельной строкой стоит указать проект строительства нефтяного хаба в турецком городе Джейхан. Не исключено, что проект, не получивший ранее российской поддержки (по причине экономики: две сухопутных перевозки по российской и турецкой территориям, плюс перевозка по Черному морю делали проект нерентабельный в условиях десятилетней давности – И.С.) может «заиграть» по-новому с учетом введенного ЕС потолка цен на российскую нефть с 5 декабря.

К указанным проектам, традиционно пойдет строительство различных объектов инфраструктуры. По всей видимости, с учетом экономической ситуации, во главу угла окажется поставленным бюджетное жилье и различные дотационные инициативы.

Однако, беремся судить, что всего изложенного выше недостаточно, чтобы можно было говорить о гарантированной победе власти в схватке с оппозицией. Пока оппозиция дает шанс власти тем, что очевидно пробуксовывает в выработке единой позиции. Однако, так не будет продолжаться вечно: как можно судить оппозиция пришла в движение. В частности, 3 декабря с.г. главная оппозиционная Народно-республиканская партия опубликовала свое «Видение». Это видение представил лично глава Партии Кемаль Кылычдароглу.

Обратимся к тем заявлениям, которые прозвучали на мероприятии, которое состоялось в Анкаре от главы ведущего оппозиционного движения Турции (по материалам известного турецкого издания BirGün):

«Встреча под названием «Призыв ко второму веку» (имеется в виду второе столетие с момента провозглашения Турецкой Республики; вокруг именно «второго века» идет идеологическая борьба между турецкой властью и оппозицией – И.С.), объявленная председателем НРП Кемалем Кылычдароглу словами «Дождитесь 3 декабря и будет обнародован концептуальный документ партии», состоялась в Стамбульском международном выставочном центре Лютфю Кырдар.

Председатель НРП Кемаль Кылычдароглу выступил со вступительной речью на собрании. Говоря о союзе из 70 человек, Кылычдароглу сказал: «Система, которую я установил с этими ценными именами, быстро вытащит Турцию из тьмы к свету. Республика снова поднимется, набравшись силы от своей собственной сущности».

Как отмечает издание, со презентациями на мероприятии выступили пресс-секретарь НРП Фаик Озтрак, координатор отдела по борьбе с бедностью и по солидарности НРП Хаджер Фогго, бывший главный экономист Центрального банка и преподаватель Университета Билькент проф. д.н. Хакан Кара, декан экономического факультета Билькентского университета, проф. д.н. Рефет Гюркайнак, профессор экономики Чикагского университета, д.н. Уфук Акчигит, генеральный секретарь НРП Селин Сайек Бёке, экономист, профессор Массачусетского технологического института (MIT) д.н. Дарон Аджемоглу.

После презентаций с заключительной речью выступил лидер НРП Кемаль Кылычдароглу. Цитируем: «Думаю, вы поняли, что я имел в виду, когда сказал: «Я не призываю вас голосовать за кандидата». И далее: «Я хочу, чтобы это было ясно понято. Турцией будет управлять не один человек, а система, основанная на заслугах. Я говорю ясно: Турции нужны радикальные перемены. Будьте уверены, мы придем к власти!»

Сразу отметим одно чрезвычайно важное, на наш взгляд, обстоятельство. Оппозиционный лидер, по сути, обращается к избирателям, говоря о том, что надо голосовать не за кандидата, а за систему. То есть, Кемаль Кылычдароглу говорит о том, что в настоящее время власть в Турции представлена одним человеком – президентом Р.Т.Эрдоганом, который является осью, и единолично принимает решение. И, отталкиваясь от этого своего тезиса, предлагает альтернативу президенту Эрдогану – систему, которая будет инклюзивна и основана на заслугах (а не на близости к действующей власти). По крайней мере, это – объяснение тому, почему оппозиция, до сих пор, не выставила своего кандидата. Исходя из этой позиции, даже совершенно не важно, за кого от оппозиции голосовать, поскольку, все равно, голосуешь за «идею о новой системе».

Делая акцент на 6-сторонней оппозиции, глава Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу заявил следующее: «Мы продолжим идти вместе как шесть лидеров» и продолжил свое выступление следующим образом: «Я не человек с грязным капиталом, я записал в их блокноты 418 миллиардов долларов, украденных грязным капиталом, как долги… Вплоть о копейки, я знаю все, что у тебя есть в любой точке мира (очевидное обращение в адрес власти – И.С.). Я возьму у тебя эти деньги в рамках закона, если ты не сможешь избавиться от них». Кемаль Кылычдароглу закончил свою речь словами: «Мы отправляемся к нашей мечте о новой Турции. Желаю удачи. Давайте, друзья, начнем…»

На самом деле, заявления турецкой оппозиции о том, что она намерена привлечь к ответственности представителей турецкой власти – не новы и звучат регулярно. Однако, обратим внимание на следующее обстоятельство: Кемаль Кылычдароглу лишь только за последнее время совершил визиты в США и в Великобританию, где встречался с крупнейшими инвестиционными фондами. И даже после этих встреч опубликовал целый ряд заявлений о том, что он «нашел деньги» для инвестирования в турецкую экономику. Фраза турецкого оппозиционера выше про «418 млрд долл.» может быть простым блефом, а может и свидетельствовать о том, что главе турецкой оппозиции удалось получить какие-то данные, будучи на Западе, которые он намерен использовать против действующей турецкой власти.

В этом смысле, совершенно не исключено, что следует подготовиться к тому, что в Турции, в преддверии выборов, может начаться очередная волна компроматов, как бывало уже в прошлом. И в этом деле, совершенно не исключено, что турецкая оппозиция может рассчитывать и на США с Великобританией, которым, очевидно, нужна смена власти в Турции и они будут готовы делиться имеющейся у них информацией и даже «создавать» не существующее.

62.43MB | MySQL:106 | 0,535sec