Конференция INSS: «Перезагрузка? Внешняя политика Турции в меняющемся мире». Часть 3

Институт исследований национальной безопасности (INSS) 4 декабря 2022 г. провел конференцию, посвященную внешней политике Турции. Исследователи INSS и сторонние эксперты обсудили этот вопрос, акцентируя внимание не только на ситуации на Украине, но и на отношениях Турции с Израилем[i]. В частности, в рамках секции «Турецко-израильские отношения: нормализация 2.0» рассматривались различные аспекты и перспективы сближения между двумя странами.

Оуэн Альтерман (израильский телеканал I24 News) напомнил, что геополитические интересы Турции и Израиля во многом пересекаются – на Храмовой горе в Иерусалиме, в Восточном Средиземноморье, во властных коридорах в Вашингтоне, на Кавказе, по вопросу Ирана и Сирии, а также в других местах. В частности, он напомнил, что Турция приютила «террористов ХАМАСа», и турецкое правительство не раз отказывалось их депортировать. В этой связи был задан вопрос относительно того, насколько далеко Турция готова пойти в уступках Израилю по этой проблеме, и чего вообще Анкара хотела бы достичь на палестинской арене – на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа.

По словам Юсуфа Эрима, редактора турецкого телеканала TRT World, турецкая политика по палестинскому вопросу не менялась на протяжении 60 лет, что не мешало двум странам иметь хорошие отношения. Ситуацию на палестинской арене он назвал многосторонней проблемой, а не относящейся только к турецко-израильским отношениям. В Анкаре понимают, что необходимо быть более сдержанными в этом вопросе, более исходить из политических и прагматических соображений. Отмечается, что в целом, переход турецкого руководства к реальной политике (что называется глобальным трендом) подразумевает снижение значимости негосударственных акторов в регионе и проведение внешней политики, основанной на интересах. Предполагается, что такой глобальный тренд должен повлиять на отношения Анкары с ХАМАСом. К тому же турецкая поддержка ХАМАСа была исключительно политической, не предполагала какой-либо военной помощи, позволяющей реализовать планы, угрожающие национальной безопасности Израиля на турецкой территории. Более того, в контексте нормализации отношений с Израилем происходит тесное взаимодействие между спецслужбами двух стран, особенно по вопросу иранской угрозы на территории Турции, Сирии и всего региона. С учетом всего этого, Ю.Эрим относит проблему ХАМАСа к разряду двусторонних вопросов, который время от времени может становиться точкой напряженности, но вряд ли способен разрушить отношения.

О.Альтерман резко возразил такому подходу, отметив, что ХАМАС убивает израильтян и реализует проекты в Иерусалиме, который в Израиле считают своей столице, поэтому неуместно выносить палестинский вопрос за рамки двусторонних отношений.

Ю.Эрим на это отметил, что у Турции подобного рода проблемы существуют и с другими ее союзниками, в частности, с США в отношении курдской YPG [«Отрядов народной самообороны», действующих в Сирии], или с Европой по поводу PKK  [«Рабочей партии Курдистана», добивающейся автономии в Турции]. Однако его позиция, согласно которой палестинская проблема является скорее предметом рассмотрения в многостороннем, а не двустороннем формате, основана на том, что этим занимается ООН.

Д-р Арад Нир, редактор внешнеполитического отдела израильского 12-го канала, напомнил, что закрытие офиса ХАМАСа в Стамбуле было предварительным условием Израиля. Турецкая сторона предприняла определенные действия, но офис так и не закрыла, аргументируя тем, что Израиль попросил ее принять хамасовцев после сделки Шалита. В целом, по его мнению, вопрос ХАМАСа не так важен. При этом он отметил, что президент Эрдоган очень эмоционально относится к палестинской проблеме. К тому же учитывая характер нового правительства в Израиле, что очень усложнит взаимоотношения между израильтянами и палестинцами, он не был бы таким оптимистом как Ю.Эрим по поводу процесса нормализации между двумя странами. А.Нир исходит из того, что невозможно предсказать реакцию Эрдогана на кровопролитие на палестинских территориях. Более того, ухудшение турецко-израильских отношений после сближения в 2016 г. произошло в 2018 г., когда президент США Дональд Трамп перевел американское посольство в Иерусалим и на границе с Израилем был убит 61 палестинец. Он также напомнил, что Израиль подписал «Авраамовы соглашения» с ОАЭ после десятилетия тайного сотрудничества между двумя странами в обмен на отказ от уже объявленной Нетаньяху аннексии Западного берега р. Иордан. По мнению А.Нира, «Мухаммед бен Заид тем самым позволил Нетаньяху выйти из сложного положения. Как поведет себя Эрдоган в условиях, когда в коалиционном правительстве Израиля много тех, кто выступает за аннексию, и вряд ли Нетаньяху сможет или захочет их сдержать, – никто не знает. Но однозначно рано или поздно этот вопрос будет поднят. И когда это произойдет, под ударом окажутся многие договоренности Израиля с соседями, которые действуют на данный момент».

О.Альтерман поинтересовался отношением турецкого общества к Израилю. При этом он сослался на опрос общественного мнения, проведенный несколько лет назад; его результаты свидетельствовали о том, что турки не очень позитивно смотрят в сторону израильтян. Он также напомнил, что президент Турции не раз высказывался по поводу Израиля в самых нелицеприятных выражениях.

Ю.Эрим по этому поводу указал на достаточно позитивное отношение в турецком обществе к процессу нормализации с Израилем, и не только с  ним, но и с ОАЭ, Египтом, Саудовской Аравией. В качестве одного из индикаторов потепления в отношениях он отметил рост туристического потока из Израиля, и это помимо взаимодействия разведслужб, развития экономических отношений и прочих позитивных аспектов. Более того, он не встречал в Турции тех, кто бы высказывался против сближения с Израилем.

Что касается негативных высказываний Эрдогана в адрес еврейского государства, Ю.Эрим напомнил, что они были сделаны не на пустом месте, а вызваны очень эмоциональной реакцией на события на палестинской арене. Действия турецкого лидера определяются идеологией, основанной на единстве мусульман в регионе, и палестинский вопрос является ее центральной составляющей. «Историческая связь Оттоманской империи с Иерусалимом и палестинцами находится в центре идеологии не только партии Эрдогана, но и входящих в правящую коалицию политических сил, таких как Партия националистического движения (MHP)». Ю.Эрим считает, что в деле продвижения по пути нормализации отношений с Израилем вполне можно закрыть глаза на такую риторику. «Эрдоган доказал, что является серьезным и весьма опытным государственным деятелем, о чем свидетельствуют его посреднические усилия в украинском кризисе и организация переговоров между Россией и Украиной». В конце концов, Израилю он посоветовал не мыслить в категориях доверяем/не доверяем Эрдогану, а доверять турецкому государству, так как его лидеры приходят и уходят, а государство остается. Тот факт, что турецкое руководство использовало стратегию вовлечения в процесс сближения разные политические силы в Израиле, позволяет надеяться на более прочные основы нынешнего процесса нормализации.

По словам А.Нира, «израильтяне очень любят Турцию и поэтому очень переживали по поводу каждого кризиса в межгосударственных отношениях за последние 20 лет. Израильтян очень ранило, когда Эрдоган называл Израиль государством-террористом. Но даже в кризисные моменты все опросы показывали, что израильтяне поддерживают нормализацию отношений с Турцией, даже несмотря на то, что они были злы на Эрдогана и расстроены его политикой. Даже в самые неблагоприятные времена рейсы авиакомпании Turkish Airlines в Тель-Авив были самыми прибыльными. Израильтяне не пользовались бы этой авиакомпанией, если бы чувствовали хотя бы малейшую угрозу безопасности. Теперь мяч на турецкой стороне – принять или не принять доверие израильтян»[ii].

[i] A Reset? Turkish Foreign Policy in a Changing World. https://www.inss.org.il/event/turkey-2022/

[ii] The Global Arena: Dilemmas in the Shadow of the War in Ukraine. https://www.inss.org.il/event/turkey-2022/

52.52MB | MySQL:103 | 0,585sec