К вопросу о демаркации морской границы между Ливаном и Сирией

Как полагают американские аналитики, прежде чем Ливан сможет извлечь какие-либо серьезные выгоды из своих предположительно прибыльных морских запасов газа и нефти, стране, страдающей от нехватки электроэнергии, придется разрешить свой спор о морской границе с Сирией. Морские зоны двух стран пересекаются примерно на 750 кв. км, включая регион, где Сирия заключила контракты с двумя российскими компаниями на начало разведки нефти и газа на территории, на которую также претендует Ливан. Ливан в октябре урегулировал свой спор по морской границе с Израилем в рамках сделки при посредничестве США, которая проложила путь французскому нефтяному гиганту Total Energies и итальянской Eni к началу разведки природного газа на месторождении «Кана» в южных водах страны. Однако, пока морские границы Ливана с Кипром и Сирией не будут четко разграничены, иностранные компании будут по-прежнему неохотно инвестировать в разведку газа и нефти в остальной части морской зоны Ливана, в результате чего большая часть потенциальных запасов страны остается недоступной. Кипр, после того как соглашение при посредничестве США сняло его опасения в отношении израильских претензий на зоны морского шельфа, теперь готов провести демаркацию своих границ с Ливаном. Но морские зоны Ливана, Сирии и Кипра связаны одним условием: мнение Сирии по этому  вопросу. «Мы не будем проводить разграничение с Кипром, пока не свяжемся с Сирией», — заявил вице-спикер парламента Ливана и участник переговоров по морской границе Элиас Бу Сааб после подписания ливано-израильского соглашения о границе. Для Ливана, который импортирует 97% своих энергоносителей, разграничение его границы с Сирией имеет «огромную ценность», полагает Сами Надер, директор базирующегося в Бейруте Левантского института стратегических вопросов. Извлекаемые запасы на шельфе, по оценкам, содержат 25,4 трлн куб.  футов природного газа, являющегося частью прибыльного бассейна Леванта, где, по оценкам, извлекается 122 трлн куб. футов газа и 1,7 млрд баррелей нефти. Раунд торгов на разведку оставшихся восьми блоков в морской исключительной экономической зоне Ливана должен был завершиться 15 декабря, сообщил MEE Лори Хайтаян, директор MENA в Нью-Йоркском Национальном институте управления ресурсами. Однако Хайтаян отметила, что компании вряд ли будут инвестировать, поскольку морские границы все еще неясны. Это стало окончательно очевидным после того, как две недели назад Патрик Пуянне, председатель и главный исполнительный директор Total Energies, принял Валида Файада, министра энергетики и водных ресурсов Ливана, в своей штаб-квартире. Во время встречи Патрик Пуянне и Валид Файяд обсудили развитие деятельности Total Energies в Ливане, и Патрик Пуянне подтвердил, что команды, отвечающие за буровые работы на блоке 9, сформированы.  На сегодняшний день, помимо менеджера по операциям, в подготовке скважины задействовано более 10 человек. К концу марта команда, мобилизованная в Бейруте, будет насчитывать более 20 сотрудников. Объявлен конкурс на закупку буровой установки, который должен привести к выбору буровой установки в первом квартале 2023 года. У поставщиков также были размещены предварительные заказы на оборудование, необходимое для скважины. Параллельно мобилизуются морские ресурсы для участия в экологических исследованиях, которые будут завершены к концу июня 2023 года. Все эти команды Total Energies работают в сотрудничестве с LPA над подготовкой скважины, чтобы достичь цели Total Energies и ее партнера Eni завершить бурение как можно скорее в 2023 году. В ноябре Total Energies и ее партнер Eni подписали с Государством Израиль Рамочное соглашение об осуществлении соглашения о морской границе, которое было достигнуто между Израилем и Ливаном 27 октября 2022 года. В Ливане Total Energies является оператором разведочного блока 9 и владеет 60% акций наряду со своим партнером Eni (40%). После подписания этого Рамочного соглашения партнеры по блоку 9 начнут изучение уже определенной перспективы, которая может распространяться как на блок 9, так и на воды Израиля к югу от недавно установленной линии морской границы. Но это не сама собственно промышленная добыча, а лишь по большому счету углубленная геологоразведка. Для начала промышленной добычи нужна стабильность с вопросом демаркации границ в этом районе. Надер в этой связи заявил: «Международные компании хотят официального разграничения между правительствами. Без своего рода демаркации ни одна компания не придет». Всего за два дня до того, как ливанские официальные лица должны были посетить Сирию в конце октября для обсуждения вопроса о морской границе, Дамаск отменил этот визит, указав в письме, направленном в Министерство иностранных дел Ливана, что «время еще не пришло». «Сирии потребуется время, чтобы достичь соглашения, которое было бы в ее пользу», — полагает Джозеф Дахер, ученый, специализирующийся на Сирии и Ливане.

На последнем по времени заседании ливанского парламента 15 декабря на голосовании по выбору следующего кандидата в президенты вновь не удалось достичь консенсуса по поводу потенциального преемника бывшего президента Мишеля Ауна. По данным Хайтаян, Сулейман Франжье, лидер движения «Марада», христианской политической партии, связанной с «Хизбаллой», и личный друг семьи президента САР Башара Асада, является «естественным кандидатом» Сирии на пост президента Ливана. В прошлом месяце временный премьер-министр Наджиб Микати одобрил кандидатуру С.Франжье на пост президента, однако его имя не появилось в бюллетене во время предыдущего голосования 8 декабря. Лидер ливанской партии Свободное патриотическое движение Джебран Басиль, зять бывшего президента Мишелч Ауна, также является потенциальным кандидатом на пост президента, но его гораздо меньше поддерживает Сирия, чем Франжье. «Сирия не хотела давать ни малейшего намека на то, что они могут быть готовы поговорить с Джебраном Бассилем о чем-либо, особенно о морской границе», — отсюда и причина публичной отмены визита ливанской делегации, считает Хайтаян. Она добавила, что демаркация ливано-сирийских границ в конечном итоге будет зависеть от того, «какой будет политическая структура в Ливане, чтобы понять, к какому диалогу мы перейдем». Сирия может попытаться использовать соглашение о демаркации границы в качестве рычага давления на ливанское правительство, чтобы активизировать свое влияние в Ливане. Во время 29-летней оккупации Сирии она часто использовала пограничный контроль в качестве «инструмента давления», часто блокируя транзит товаров из Ливана в страны Персидского залива и Ирак. Сирия не хотела бы, чтобы соглашение о демаркации границы с Ливаном было «отдельной сделкой», в то же время  сирийский режим может использовать соглашение о морской границе, чтобы попросить Ливан о «полном признании» (границ) или укрепить сотрудничество в области безопасности со своим соседом. Сирия и Ливан до сих пор не достигли соглашения об их общих сухопутных границах, что указывает на вероятный медленный прогресс в демаркации их морских границ. Территориальное обозначение района, известного как фермы Шебаа, на пересечении сирийско-ливанской границы и Голанских высот, было неясным со времен французского мандата, и Ливан до сих пор не может добиться признания от Сирии того, что эта земля является ливанской территорией. Хотя Сирия и Ливан официально не находятся в состоянии войны, их отношения напряженные, что ставит вопрос о том, кто будет посредником в соглашении о демаркации границы, полагает Надер. Поскольку Россия находится под санкциями после вторжения в Украину, а Сирия — под санкциями согласно «Закону Цезаря», введенными США, которые наказывают любую иностранную организацию, имеющую дело с правительством, многие страны могут колебаться при заключении сделки, которая выгодна Москве или Дамаску. «Никто не будет способствовать этой сделке», — считает Надер. Сирия подписала соглашения с двумя российскими компаниями, Kapital Oil Grupp и East Med Amrit, дочерней компанией «Союзнефтегаза», на разведку нефти и газа в своих территориальных водах, которые, по словам Карама Шаара, сирийского политолога, совпадают с ливанскими. Первоначальное соглашение о разведке на шельфе было подписано в 2013 году в рамках 25-летнего контракта с Россией на разведку морских территорий Сирии в обмен на военное вмешательство Москвы в поддержку Дамаска. Владельцем российского капитала является Евгений Пригожин, глава российской ЧВК «Вагнер», если верить  отчету Foreign Policy. При этом никаких «значимых» исследований в морских водах Сирии не проводилось, Россия просто «положила руку на блок», чтобы исследовать их, когда санкции будут сняты. В этой связи Катар может стать возможным посредником в ливано-сирийской морской сделке, учитывая его вероятную долю в месторождении природного газа «Кана», разграниченном в недавней израильско-ливанской сделке, но  в конечном итоге очевидно, что для продвижения вперед в этом вопросе  требуется благословение Кремля, хотя нынешний политический климат делает такое благословение маловероятным. Предполагается, что Россия не поддержит сделку, которая проложит путь к альтернативе российскому газу в Европу.

62.36MB | MySQL:101 | 0,550sec