Издание Aydinlik о мэре Стамбула Экреме Имамоглу. Часть 2

В своих публикациях на сайте ИБВ, мы не раз писали о том, какую активную деятельность развил Запад, в первую очередь, США и Великобритания в направлении установления особых отношений с турецкой оппозицией, в первую очередь, с главной оппозиционной Народно-республиканской партией Турции. Разумеется, центральной фигурой в глазах западных «наблюдателей» является мэр Стамбула Экрем Имамоглу, который создал прецедент самой громкой, на настоящий момент, победы над действующей в Турции власти, взяв кресло мэра крупнейшего города Турции, невзирая на отчаянное сопротивление в 2019 году.

Продолжаем разбираться с этой темой. Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=93019.

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы обратились к статье издания Aydınlık под достаточно провокационным заголовком «Зеленский для Турции». Фамилия президента Украины упоминается в контексте очевидной предрасположенности как Народно-республиканской партии Турции, так и лично мэра Стамбула к установлению особых отношений с ведущими государствами Запада, включая США и Великобританию.

Даже того немногого что опубликовало самое пророссийское и самое «евразийское» издание Турции достаточно, чтобы усмотреть «обхаживание» оппозиционного турецкого лидера со стороны американского и британского Посольств в Турции.

Заметим, что ничем иным как успехами в данном направлении нельзя объяснить появление официальных совместных фотографий с Экремом Имамоглу и послом США Джеффри Флейком. Сюда же надо отнести и 5-миллионный (в долларах США) грант, полученный мэрией Стамбула на развитие транспортной инфраструктуры города. Полагаем, что выделение зарубежных грантов и, самое главное, их принятие со стороны мэрии не является классической практикой.

Хотя заметим, как в последнее время своей способностью «поднимать финансирование» зарубежных фондов, без преувеличения, бравирует председатель Народно-республиканской партии Турции Кемаль Кылычдароглу. Собственно, в этом смысле, и Экрем Имамоглу не выделяется какой-то особенной практикой.

Впрочем, на эти доводы можно легко найти возражение в том духе: а что такого делает оппозиция Турции, чего не делает турецкая власть? Разве турецкая власть не занимается привлечением иностранных инвестиций в экономику страны, декларируя поступление средств от КСА, ОАЭ, России? – В чем разница между такими действиями и действиями турецкой оппозиции, коль скоро Турция, стесненная непростой экономической ситуацией, нуждается в привлечении иностранного капитала?

Разница заключается в том, что турецкая власть имеет право на то, чтобы определять и проводить внешнеполитический курс страны. В отличие от оппозиции, которая такого права не имеет до победы на выборах. Таким образом, если деньги берет власть, то деньги берет государство, а если оппозиция – то отдельно взятые политики.

Кроме того, турецкое государство в лице его ведущих политиков, включая президента Реджепа Тайипа Эрдогана, всеми силами демонстрируют равноудаленность, чтобы не быть обвиненными в специальных симпатиях к отдельно взятой стране. Любой жест в сторону России, дублируется жестами в сторону Запада и наоборот. Таким образом, власть действует предельно осторожно, чтобы избегать излишней критики в «односторонности» и «подыгрывании». Разумеется, Запад обвинял и будет обвинять Турцию в том, что она «чересчур» увлеклась построением особых отношений с Россией, игнорируя при этом доводы со стороны Турции.

Однако, с этим уже ничего не поделаешь: турецкое руководство пытается балансировать, и трактовка Запада, в этом смысле, смотрится как придирка. И, разумеется, турецкие руководители не будут так откровенно позировать с послами зарубежных государств. Это не значит, что они не встречаются, но они встречаются в приватной остановке и не оставляют «следов» этих встреч, с которыми они потом могут столкнуться. То же касается и совместных походов в публичные места (рыбный ресторан с послом Великобритании – прим.). Отметим, что на балансе любого турецкого города, мэрии, муниципалитета, есть специальные помещения как раз для приема иностранных делегаций. Где будет соблюдена и приватность, и формальность. По нормальной схеме, именно там проходят деловые обеды. А вот ужины, да ещё на публике, да ещё и с последующими фотографиями в сети – это крайне неосторожное, если не сказать – вызывающее поведение.

Вызывающее поведение как для власти, которая ведет с Западом очень тяжелые переговоры. И таким образом, вроде как, размывается понятие единого центра, и делается намек на выборы 2023 года. Вызывающее поведение и для турецких избирателей, для которых «коллаборационизм» — это одно из самых тяжелых прегрешений со стороны турецких власть предержащих.

Собственно, поэтому и возник такой посыл в газете Aydınlık, которая, обращаясь к турецким читателям, указывает на «недостойные» мэра города особые связи Экрема Имамоглу с западными державами. И будет справедливым сказать, что он, действительно, ведет себя неаккуратно, вызывая на себя огонь критики. Своими контактами с западными державами, своими контактами с теми лицами и структурами, которые широко признаны «токсичными» в стране, Экрем Имамоглу заставляет считать себя несерьезным молодым политиком, испытывающим то, что называется «головокружение от успехов». Чем его оппоненты от власти, безусловно, и пользуются.

С этой точки зрения, симпатии избирателей к «преследуемому властью» Экрему Имамоглу изрядно подтачиваются. Вне зависимости от оценок, непосредственно, повода для возбуждения против Экрема Имамоглу судебного процесса.

Вот что на тему Экрема Имамоглу пишет один из ведущих турецких политологов, глава Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), Бурханеттин Дуран в материале «Как приговор Имамоглу влияет на политику?». Цитируем:

«Турецкий суд приговорил мэра столичного муниципалитета Стамбула Экрема Имамоглу к двум годам и семи месяцам тюремного заключения за оскорбление членов Высшей избирательной комиссии. Решение не будет окончательным, если суд второй инстанции и Верховный апелляционный суд не поддержат его. Поскольку любой суд может не согласиться с вердиктом, приговор Имамоглу к тюремному заключению и отстранение от политики не действуют.

Тем не менее, это неожиданное решение, безусловно, обострило политическую напряженность в Турции, где многие считают мэра Стамбула одним из потенциальных кандидатов в президенты от оппозиции. Хотя решение не будет окончательно принято к выборам 2023 года, нет никаких сомнений в том, что оно будет часто всплывать в ходе предвыборной кампании.

Действительно, оппозиция собралась в стамбульском районе Сарачане в среду и четверг, чтобы поддержать Имамоглу и раскритиковать приговор со ссылкой на справедливость, закон и демократию.

Тот факт, что председатель Народно-республиканской партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу посетил Германию в день вынесения приговора и вернулся в Турцию на частном самолете, в свою очередь, вызвал у многих удивление.

Еще одним важным событием стало то, что председатель «Хорошей партии» (ХП) Мераль Акшенер ответила на призыв Имамоглу поехать в Стамбул, где она с большой радостью обняла мэра.

Правящая партия отреагировала на приговор, подчеркнув, что решение не является окончательным и подлежит судебному пересмотру. В четверг Омер Челик, представитель Партии справедливости и развития (ПСР), обвинил оппозицию в развязывании «кампании линчевания» против его партии и распространении теорий заговора с целью участия в «политике эксплуатации» критики судебного решения.

Напоминая о борьбе ПСР против режима «опеки» в Турции, Челик заявил, что «стол на шестерых» (оппозиционный блок – прим.) использует судебное разбирательство для политической инженерии: «Мы не позволим им преследовать нашего президента или нашу партию в рамках какой-либо попытка политической инженерии. Мы партия тех (граждан), которые не признают никакой политической власти, кроме воли народа».

Судя по заявлениям оппозиции и правящей партии, формирующийся политический климат в Турции приведет к интенсивным и агрессивным словесным войнам за «демократию» и «народную волю».

Выступая за «расширенную» парламентскую систему, оппозиция надеется создать для себя политический импульс с помощью правления Имамоглу. Этот вердикт, который, казалось бы, изначально объединил оппозицию, мог привести к усилению конкуренции внутри оппозиционного блока и главной оппозиционной НРП. В конце концов, мэр Стамбула уже начал направлять поддержку, которую он получил в последние дни, для обеспечения поддержки оппозицией своего кандидата в президенты. В дальнейшем круги НРП, вероятно, будут оказывать давление на Кылычдароглу, призывая его поддержать Имамоглу.

Главный оппозиционер (Кемаль Кылычдароглу) тут же заявил, что приговор никак не повлияет на поддержку оппозиционным блоком единого кандидата в президенты, но ситуация может выйти из-под его контроля, что вынудит «стол на шестерых» выбрать кандидата раньше, чем планировалось. В качестве альтернативы, оппозиционный блок будет придерживаться своего списка приоритетов (чтобы позже поддержать кандидата). Это приведет к тому, что нынешние дебаты остынут. В любом случае, «стол на шестерых» столкнулся как с возможностью, так и с вызовом.

В средствах массовой информации комментаторы, стремящиеся помочь Имамоглу набрать обороты, сравнивают его нынешнюю ситуацию с опытом президента Реджепа Тайипа Эрдогана на посту мэра Стамбула в 1990-х годах.

Однако я считаю, что между этими двумя ситуациями больше различий, чем сходств. Характер судебных решений, политическая обстановка в стране, их личности и стили управления совершенно разные.

Другими словами, история не повторяется. На каждом шагу играет по-разному. Имамоглу готов написать свою историю. Остается посмотреть, как будет выглядеть эта история.»

Заметим, что в своей публикации Бурханеттин Дуран упоминает «режим опеки», имея в виду режим контроля Западом, установленный над целым рядом стран. И, как утверждается турецким руководством, в прошлом – и над Турцией тоже. Не вызывает сомнений, что «выход из-под режима опеки» — один из основных тезисов правящей партии и, одновременно, одна из тех чувствительных сфер, где оппозицию можно обвинить в том, что она пытается «вернуть Турцию в несамостоятельное прошлое». И контакты руководства НРП и лично Кемаля Кылычдароглу и Экрема Имамоглу с западными представителями будут активно властью использоваться. Причем, заметим, использоваться с вескими на то причинами.

Что же до того, сплачивает или разобщает нынешняя ситуация оппозицию – заметим, что, скорее, разобщает, поскольку Экрему Имамоглу отступать некуда, кроме как идти вперед. В противном случае, он может уйти в политическое небытие. А там уже на место кандидата в президенты претендует Кемаль Кылычдароглу. Что создает серьезный конфликт интересов, который не будет способствовать консолидации объединенного оппозиционного блока.

62.39MB | MySQL:101 | 0,472sec