К вопросу о возможности трехсторонней встречи между президентами России, Турции и Сирии

В последние месяцы в Турции активизировались разговоры о том, что в обозримой перспективе возможна трехсторонняя встреча с участием президентов России, Турции и Сирии – Путина, Эрдогана и Асада.

Изначально речь шла о неофициальных контактах между спецслужбами Турции и Сирии, которые просачивались в СМИ, но, сразу скажем, рассматривались внешней турецкой публикой как нечто само собой разумеющееся. Все ж таки это – «оперативные контакты» и далеко не то что встречаться с маргинализированным в Турции, с помощью средств массовой информации, до предела президентом Башаром Асадом.

Далее с заявлениями, а точнее с намеками на возможность подобной встречи стали выступать и турецкие достаточно высокопоставленные официальные лица, но ещё не президент Р.Т. Эрдоган лично.

Можно оценивать, что таким образом властью «снимались показания среды» и получалась обратная связь как от протурецкой сирийской оппозиции, так и от турецких избирателей на тему возможности реакции на подобный шаг на высшем уровне. При этом, у президента Р.Т.Эрдогана возникала возможность дистанцироваться в случае, если ситуация приобретет нежелательное развитие.

Надо сказать, что ситуация приобрела некоторые черты нежелательности для действующей власти. Однако, как оказалось, это – не критично.

Во-первых, оппозиция в Турции немедленно «набросилась» на турецкую власть, напоминая все то, что говорилось ею, включая лично президента Р.Т.Эрдогана про Башара Асада и про его не только нерукопожатность, но и подсудность чуть ли не в Международном уголовном суде за совершенные преступления.

На самом деле, тут и у самой оппозиции – не все гладко с исходной позицией, поскольку она, на протяжении уже нескольких лет призывает власть к тому, чтобы устанавливать контакт с официальным Дамаском то, что называется – «без посредников». Под посредниками, естественно, подразумеваются Россия и Иран. А Дамаск – это та реальность, с которой оппозиция предлагала власти иметь дело.

Более того, в 2019 году ведущая оппозиционная Народно-республиканская партия Турции в Стамбуле даже провела сирийское мероприятие, где сформулировала свои подходы к сирийскому урегулированию. Мероприятие получилось шумным, транслировавшимся и цитировавшимся СМИ (частично, поскольку были и закрытые сессии – И.С.) и было резко негативно встречено турецкой властью.

В том числе, и потому что был там ключевой тезис про Башара Асада и необходимость возвращения с ним за стол переговоров. Кроме того, понятно, что власть считает себя вправе формулировать внешнюю политику страны и нервно реагирует на любые попытки создания альтернативного взгляда на вещи.

Так что, в условиях 2022 года, власть может смело игнорировать критику оппозиции, поскольку она, вроде как, делает ровно то, к чему та призывала – устанавливает контакт с официальным Дамаском. В этом смысле, власти есть что предъявить оппозиции, включая и тезисы того самого мероприятия 2019 года.

Заметим, что установление контакта с Сирии озвучивается на фоне нормализации отношений Турции с Израилем, Египтом и с КСА. Так что, после трех раундов «нормализации» можно считать, что турецкая публика готова к тому, чтобы воспринять ещё раунд четвертый – с Башаром Асадом. Хотя, конечно, никто в Турции и близко так не маргинализировался как сирийский лидер.

Тем более, что это – объяснимо и диктуется насущной необходимостью проведения четвертой по счету наземной операцией в Сирии. Причем, заметим, что речь идет о том, что после этой операции планируется достаточно широкомасштабная «релокация» в буферную зону сирийских беженцев. А это, в свою очередь, требует координации с официальным Дамаском, включая официальное подтверждение отказа от преследования сирийских беженцев. Релокация – это один из пунктов предвыборной программы Партии справедливости и развития, а также последующих исполнительных документов и дорожных карт. Предполагается переселить, на первом этапе, как минимум 500 тыс. человек.

Так что, с оппозицией и с внутренней публикой турецкая власть, после проведенной к настоящему времени подготовительной работы, вполне в состоянии разобраться.

Другую, и, по-видимому – самую большую, проблему составляет протурецкая сирийская оппозиция, которая, как показали предыдущие заявления официальных лиц Турции и реакция на них (сообщалось даже о сожженном турецком флаге, что, впоследствии, было приписано Рабочей партии Курдистана – И.С.), может отреагировать на замаячивший диалог на высшем уровне между Анкарой и Дамаском крайне резко. Что самое главное, Турция может лишиться необходимой ей поддержки в регионе, если протурецкая оппозиция посчитает себя подобным шагом «преданной».

Очевидно, Анкара к этому шагу проделала необходимую подготовку и убедилась в том, что справится с ситуацией. О чем свидетельствует заявление президента Р.Т.Эрдогана на обратном пути из его поездки в Туркменистан о том, что он готов ко встрече с Башаром Асадом.

Вот как это прозвучало из уст самого турецкого лидера (перевод цитат с сайта Управления по коммуникациям при администрации президента Турции – прим.). Цитируем источник:

«Указав на то, что в Сирии есть те, кто подпитывают террористическую организацию, президент Эрдоган заявил:

«Откуда эта террористическая организация получает наибольшую поддержку? — Она получает ее от сил коалиции. Откуда она берет ее? — Она берет её из нефтяных скважин, при этом будучи под защитой коалиционных сил. Кому они это (нефть – И.С.) продают? — Они продают её режиму. Кто это продает? — Террористическая организация продает это.

Мы, конечно, вплоть до сих пор проявляли терпение. Но теперь терпение закончилось. Теперь мы предприняли и предпринимаем всевозможные шаги по отношению к ним, к тем нефтеперерабатывающим заводам, нефтяным скважинам и т.д. Это конечно вызвало у террористических организаций состояние изумления. То же самое случится и в последующий период времени.

Но мы говорим, и, в особенности, Америке, что, если вы продолжите передавать этим террористическим организациям тысячи грузовиков с оружием, боеприпасами, инструментами, снаряжением, мы, как мы всегда говорим, сами решим данный вопрос».

Был задан вопрос: ««Вы сказали, что мы хотим сделать шаг вместе с Сирией и Россией. Конечно, время для этого шага будет важно. Бывший спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри сделал заявление о том, что «США не оценивают встречу с Асадом позитивно». Как вы это оцениваете?».

Отвечая на вопрос, президент Эрдоган сказал: «Значит, вы до сих пор не знаете своего президента. Я не буду действовать, прося разрешение у кого бы ни было, о том с кем, когда и как встречаться. Я встретился с президентом Египта в Катаре. Я не просил на это ни у кого разрешение. Определяющим факторов в тех шагах, которые мы предпримем в отношении Сирии, станут наши национальные интересы. Формирование в Сирии безопасной зоны станет одной из тех мер, которые мы предпримем против террористической организации».

Был задан вопрос: «Верховный представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель говорил о соблюдении Турцией санкций против России, как и стран-членов Евросоюза. Из числа лидеров Европейского Союза, среди ваших партнёров, кого мы считаете к себе самым близким к вашей политике по вопросу России – Украины?».

На этот вопрос президент Эрдоган сказал: «Я не считаю Борреля своим собеседником. Он может быть только адресатом Мевлюта (Чавушоглу, министра иностранных дел Турции – И.С.) бея. Его заявление совсем не элегантно. Другими словами, Боррель не может определять или регулировать наши отношения с Россией. У него нет ни качества, ни способности принимать такое решение по таким вопросам. Крайне безобразное заявление».

Итак, как мы можем видеть, турецкий лидер в своем выступлении подчеркнул внешнеполитическую автономию Турции от США и от ЕС. То, что можно видеть – недвусмысленное заявление турецкого лидера о планах тройственной встречи Россия – Турция – Сирия на высшем уровне.

Развивая эту тему, вот что пишет в своем материале для газеты Daily Sabah один из ведущих турецких политологов, глава Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттин Дуран в своем материале под заголовком «Стремление Эрдогана к трехсторонней сирийской дипломатии» от 19.12.2022 года.

Цитируем:

«Внутренняя политика не должна отвлекать внимание от важных внешнеполитических событий.

Нет сомнений в том, что Турция взяла на себя самую влиятельную роль на международной арене после российского вторжения в Украину. Эта роль имеет два аспекта. Во-первых, туркам удалось сделать один из немногих позитивных шагов в условиях украинского кризиса, облегчив сделку с зерном и обмен пленными. Действительно, дипломатические достижения президента Реджепа Тайипа Эрдогана привлекли большое внимание всего мира в 2022 году. Во-вторых, Турция предприняла попытки урегулирования конфликта, используя геополитические возможности, созданные украинским кризисом, лучше, чем любая другая страна.

Приняв активную и взвешенную политику нейтралитета по отношению к России и Украине, Турция не присоединилась к санкциям против Москвы и добилась выгодных прорывов по многим направлениям. Помимо мирной дипломатии, страна сосредоточила внимание на вопросах энергетики, продовольственной безопасности и логистики, чтобы усилить свое влияние в Восточном Средиземноморье, на Кавказе, в Центральной Азии и Европе. В то время, как Греция и Израиль выступили с амбициозными инициативами по поставкам энергии в Европу, президент России Владимир Путин упомянул о возможности использования Турции, как центра распределения природного газа, что демонстрирует, что страна на шаг впереди других.

Это превосходство связано не только с идеей доставки российского природного газа в Европу через Турцию. Президент Эрдоган принял участие в трехстороннем саммите между Турцией, Азербайджаном и Туркменистаном на прошлой неделе, чтобы заключить пять соглашений. На этом саммите основное внимание было уделено поставкам туркменского природного газа в Турцию через Каспийское море и Европу. Существующие газопроводы TANAP и TAP уже работают на полную мощность, поэтому ведутся разговоры о дополнительном газопроводе. Очевидно, что такое сотрудничество по Среднему коридору укрепило бы и Организацию тюркских государств (ОТГ).

Кроме того, президент Эрдоган присутствовал на церемонии открытия крупнейшего в Европе хранилища природного газа в Силиври в Стамбуле, где он пообещал превратить Турцию в глобальный центр, где в ближайшее время будет определена справочная цена на природный газ.

Недавние инициативы Анкары выиграли от политики нормализации и теплых отношений с Россией. Несмотря на возражения со стороны нескольких западных государств, Турция вывела свои исключительные отношения с Россией на новый уровень.

Лидерская дипломатия между Эрдоганом и Путиным, начавшаяся на фоне серьезных проблем в 2015 году, обсуждалась в контексте разногласий по поводу С-400, инвестиций в ядерную энергетику, конкуренции в Ливии и военных операций в Сирии. После успешных действий Турции в Ливии и Карабахе конкуренция уступила место сотрудничеству и превратилась в новую главу. Наконец, в свете украинского кризиса Эрдоган стал играть более активную роль в дипломатии, энергетике, продовольственной безопасности и региональных инициативах в отношении двусторонних отношений.

В этот момент даже в Центральной Азии Москва постепенно пришла к новому балансу между конкуренцией и сотрудничеством с Анкарой. Это было прямым результатом автономной внешней политики Турции и способности Эрдогана заполнять геополитические вакуумы.

Примечательно, что Эрдоган упомянул о возможности трехстороннего взаимодействия между Турцией, Сирией и Россией на обратном пути из Туркменистана. Напомнив, что он предложил Путину встречу глав трех государств (по итогам контактов между спецслужбами, министрами обороны и МИД), турецкий президент намекнул на то, что организует новый стол переговоров по Сирии.

Уже объявив, что он открыт для контактов с режимом Башара Асада, Эрдоган сделал шаг, который также послужил бы интересам Путина. Если это предложение приведет к политическому процессу и состоится серия встреч, чтобы облегчить репатриацию сирийских лиц, ищущих убежища, в Турции и вытолкнуть террористов РПК/СНС за пределы 30-километрового (18,6-мильного) коридора безопасности, ситуация в Сирия может кардинально измениться».

Как мы можем видеть, Бурханеттин Дуран «упаковал» возможную встречу между президентами Эрдоганом и Асадом в «обертку» из многочисленных, и нельзя не признать – успешных, инициатив Турции и лично турецкого лидера на международной арене. Среди этих инициатив упоминаются: участие Турции в посредничестве по российско-украинскому конфликту, развитие инфраструктурных проектов в регионе для решения текущих задач и преодоления вызовов, фиксация роли Турции как газового хаба (под которым, как становится понятно, подразумевается аккумулирование газа на газовых хранилищах Турции из разных источников и потеря газом «своего происхождения»; Турция в этом смысле начинает выступать продавцом «турецкого газа» — И.С.).

Среди несомненных достижений турецкого лидера упоминается поиск нового баланса в Центральной Азии (ранее на Южном Кавказе) между Москвой и Анкарой и переход на новый этап – от конкуренции к сотрудничеству.

Касательно последнего утверждения автора, заметим, что он, все-таки, очевидно, выдает, в некоторой степени, желаемое за действительное. Пока нет следов того, что Москва начала взаимодействовать с Анкарой по Центральной Азии. Да и даже того, что она стала более спокойно относиться к турецкому «активизму» в регионе.

Особенно, это заметно на уровне комментариев отечественных обозревателей в ведущих СМИ, большинство из которых как исповедовало, так и исповедует антитурецкую риторику, предпочитая видеть корень проблемы в том, что делает Турция, а не в том, что Россия испытывает очевидные трудности, чтобы предложить что-то своё. И, в особенности, это касается Центральной Азии.

И, наконец, на «закуску» турецкий автор говорит о том, что ситуация в Сирии может кардинально измениться в том случае, если состоится встреча на высшем уровне между руководством России, Турции и Сирии. Именно эта встреча подается как «триггер» для выдавливания РПК / СНС за пределы буферной зоны (читай, для проведения 4-й по счету турецкой операции в Сирии), а также для того, чтобы осуществить репатриацию сирийских граждан на родину.

Полагаем, что данная встреча должна состояться в течение самого ближайшего времени. Поскольку за ней последует турецкая операция в Сирии, которая должна быть успешно завершена максимум к маю месяцу 2023 года. Собственно, это и задает «коридор возможностей» для встречи, которая должна состояться максимум в феврале месяце следующего года. Как можно судить, приготовления Турции (в плане подготовки общественного мнения) уже начаты и сделано самое главное: из уст турецкого лидера прозвучала готовность, чего не было с начала гражданской войны в Сирии в 2010 году. За этим несомненно последует, в рамках подготовки ко встрече, дальнейшая разъяснительная работа для турецкой публики.

62.61MB | MySQL:101 | 0,509sec