О позиции США в отношении развития сотрудничества между Саудовской Аравией и Республикой Корея

Как подчеркивают американские эксперты, углубляющиеся экономические и политические связи между Южной Кореей и Саудовской Аравией, закрепленные в конце ноября во время встречи на высшем уровне в Сеуле, являются кульминацией отношений, которые начались еще в 1970-х годах в разгар холодной войны. В течение этого десятилетия Южная Корея, в основном через усилия двух промышленных гигантов Hyundai и Samsung, направила десятки компаний и тысячи промышленных рабочих в Саудовскую Аравию для участия в одном из крупнейших строительных бумов в мировой истории. Теперь, полвека спустя, две страны перешли от простого обмена нефтедолларов на инфраструктуру к более широкому и дифференцированному партнерству в области высокотехнологичной электроники, связи и военной промышленности, в которых Южная Корея демонстрирует очевидный прогресс и в которых остро нуждается Саудовская Аравия. На своем ноябрьском саммите наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман и президент  Республики Корея Юн Сок Ель подписали деловые сделки на сумму более 30 млрд долларов и договорились двигаться к «стратегическому партнерству, ориентированному на будущее». «Визит наследного принца стал важной вехой в продвижении двусторонних отношений еще на один шаг вперед. В частности, [наследный принц] сказал, что хотел бы резко укрепить сотрудничество с Южной Кореей в областях оборонной промышленности, инфраструктуры и строительства», — заявил президент Юн, бывший прокурор-консерватор, после своих встреч с Мухаммедом бен Сальманом.  Со своей стороны, наследный принц КСА похвалил южнокорейские компании за их участие в развитии Саудовской Аравии и, в знак преемственности с прошлым, встретился с топ-менеджерами Hyundai и Samsung. Его визит состоялся почти через год после того, как он встретился с президентом Мун Чжэ Ином, предшественником Юна, во время государственного его  визита в Эр-Рияд.

Большинство дискуссий и переговоров в Сеуле касалось плана Саудовской Аравии «Видение 2030» по диверсификации своей экономики за пределы экспорта нефти. Центральным элементом этого грандиозного видения, получившего название Neom, является проект стоимостью 500 млрд долларов по созданию гигантского «экологически чистого и умного» города в северо-западной части страны. Непосредственно перед саммитом крупнейшие корейские компании подписали 26 контрактов и меморандумов о взаимопонимании по проектам Neom в области строительства, нефтехимии, фармацевтики, сельского хозяйства, игр и энергетики. Будущие двусторонние сделки могут включать участие Южной Кореи в строительстве первой атомной электростанции в Саудовской Аравии и увеличение поставок южнокорейских военных технологий в королевство. При этом эксперты задаются вопросом: примут ли эти новые отношения Соединенные Штаты, которые поддерживают глубокие военные связи с обеими странами и рассматривают их как важных партнеров на фоне стремления воссоздать альянсы времен  холодной войны для противодействия России, Китаю и Ирану. В последние годы отношения США с обеими странами были неустойчивыми. Саудовская Аравия подверглась жесткой критике со стороны как американских либералов, так и консерваторов за нарушения прав человека, включая убийство американского журналиста Джамаля Хашогги в 2018 году и поведение Саудовской Аравии в рамках их военной интервенции в Йемене. Прошлым летом администрация Дж.Байдена заявила, что «пересмотрит» американо-саудовские отношения после того, как Эр-Рияд присоединился к России в голосовании за сокращение добычи нефти, якобы нарушив некое секретное обещание Вашингтону увеличить ее добычу. До избрания президента Юна ранее в этом году инсайдеры Вашингтона считали Сеул неустойчивым союзником, готовым пойти на уступки Северной Корее и Китаю, но неспособным отказаться от претензий  времен Второй мировой войны и примириться с Японией, самым важным союзником США в Тихом океане. В начале своего срока Юн, который пытался изменить политику участия Муна, подвергся критике за то, что пренебрежительно отозвался о спикере Палаты представителей Нэнси Пелоси во время ее визита в Сеул, а затем публично оскорбил Конгресс, назвав его членов «идиотами» после короткой встречи с президентом Дж.Байденом в Нью-Йорке. «Чувство собственного достоинства Республики Корея может быть таким же сильным, как и в Саудовской Аравии», — написал в октябре Дуг Бандоу, известный критик военных союзов США за рубежом, в статье, в которой содержался призыв к переоценке связей США с этими странами.
Однако эти структуры альянса имеют решающее значение для стратегии США. При президенте Джо Байдене Пентагон подчеркивал важность многонациональных альянсов под руководством США и стремился связать региональных партнеров с помощью оружия и систем связи, которые могут использовать все участвующие в альянсе стороны. Эта политика «оперативной совместимости», особенно с Южной Кореей и Японией, в первую очередь выгодна американским оборонным гигантам, прежде всего таким как Lockheed Martin. Это стало ясно в 2019 году, когда Рэндалл Шрайвер, тогдашний помощник министра обороны, похвалил Сеул и Токио за их «значительные инвестиции в американское оборудование». Выступая в Центре стратегических и международных отношений, Шрайвер заявил: «Мы рады видеть это не только потому, что это хорошо для промышленности, но и потому, что это помогает в обеспечении оперативной совместимости и повышает общий потенциал альянса».
В этом контексте представители Министерства обороны США не заинтересованы в том, чтобы Южная Корея и Саудовская Аравия отошли от этих структур альянса и стали более независимыми от Пентагона. По мере того, как южнокорейско-саудовские отношения развиваются в сфере безопасности, а Южная Корея расширяет свою военную промышленность, возникает вероятность столкновения интересов из-за масштабов их двусторонних связей и потенциального влияния южнокорейского экспорта на продажи оружия в КСА из США, который на сегодня является  глобальным поставщиком оружия в ближневосточный регион. В августе прошлого года президент Юн объявил о планах вывести свою страну в высший эшелон военных подрядчиков. «Войдя в четверку крупнейших мировых экспортеров оборонной продукции после США, России и Франции, (южнокорейская) оборонная промышленность станет стратегическим центром индустриализации и оборонной мощи», — заявил Юн. Южная Корея в настоящее время является восьмым по величине производителем оружия в мире, и ее экспорт таких товаров, как боевые самолеты, ракеты, артиллерия, танки и стрелковое оружие, увеличился на 177% в период с 2016 по 2022 год. По данным корейского правительства, в 2021 году экспорт вооружений из Южной Кореи утроился до рекордных 7,3 млрд долларов с 2,6 млрд долларов в 2016 году, и, как ожидается, превысит 10 млрд долларов в 2022 году, по данным Экспортно-импортного банка Кореи. Ведущими южнокорейскими компаниями являются Hanwha Defence, Hyundai Rotem и Korea Aerospace Industries. В последние месяцы южнокорейские компании подписали многомиллиардные сделки с Польшей, включая продажу Hanwha Group почти 300 реактивных систем залпового огня. Польша также объявила о крупной сделке с двумя другими южнокорейскими компаниями на танки, самоходные гаубицы и истребители, которые могут стоить до 15 млрд долларов. Размер этих контрактов привлек внимание американских компаний, которые доминируют на мировом рынке. По мнению влиятельного издания Politico, продажа оружия Южной Кореей в Европу «вызывает некоторое беспокойство» в военной промышленности США, которая уже давно рассматривает Республику Корея как безопасный и надежный рынок для американского оружия. В этой связи издание цитирует инсайдера отрасли, заявившего, что в крупной промышленности США существует «беспокойство» по поводу того, что южнокорейские сделки «не прекратятся только договорами с Польшей». Республика Корея уже является крупным поставщиком современного оружия в ОАЭ, которые в 2021 году заключили сделку на сумму 3,5 млрд долларов на южнокорейские ракеты класса «земля-воздух». Ожидается, что эта выгодная сделка, которая является на сегодня самой крупнейшей зарубежной продажей Южной Кореи, «повысит конкурентоспособность местных оборонных компаний на мировой арене».

Теперь, с учетом интересов Саудовской Аравии, Ближний Восток может стать следующим крупным рынком Южной Кореи после Европы. Военное сотрудничество между Сеулом и Эр-Риядом сделало решающий шаг в 2013 году, когда председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС Республики Корея прибыл в Саудовскую Аравию, чтобы подписать соглашение об усилении оборонного сотрудничества в широком спектре областей, включая военную промышленность, материально-техническую поддержку, военные учения и подготовку. В марте прошлого года Министерство обороны КСА подписало с Hanwha сделку на 800 млн долларов для поддержки своего оборонного потенциала. Оно также подписало контракты с тремя неназванными корейскими оборонными компаниями на общую сумму 989 млн долларов. Подробности этих контрактов не разглашаются из-за их деликатности. После того, как администрация Дж.Байдена запретила Саудовской Аравии импортировать наступательные вооружения США из-за ее участия в гражданской войне в Йемене, Эр-Рияд начал искать «импорт оборонительных систем из других стран, включая Корею», сообщает южнокорейская газета Joongang Daily. Соответственно, Hanwha стремится продать саудовцам оружие, такое как система противовоздушной обороны Biho-II. До сих пор большая часть зарубежных продаж Южной Кореи в Европе тесно координировалась с Пентагоном. Например, в середине ноября представители Министерства обороны США сообщили журналистам, что Пентагон закупит «100 000 снарядов гаубичной артиллерии у южнокорейских производителей для поставки в Украину» и заявили, что правительства двух стран совместно работали над этой сделкой. Но требования США о сотрудничестве среди своих ближневосточных союзников могут свести к минимуму продажи Южной Кореи Саудовской Аравии, которая закупила у Соединенных Штатов военных товаров на сумму более 100 млрд долларов, по данным Государственного департамента США. Например, на заседании американо-саудовского комитета по планированию в мае прошлого года высокопоставленный американский чиновник отметил, что обе стороны согласились с их «сильным желанием расширять региональное сотрудничество и безопасность». Между тем, Пентагон запланировал ежегодные военные учения со странами Персидского залива в Саудовской Аравии в мае 2023 года, призванные, по словам Центрального командования США, «улучшить региональную, гражданскую и военную совместимость». В этой стратегической обстановке американские политики, вероятно, будут препятствовать военной промышленности Южной Кореи делать значительные успехи на прибыльном саудовском рынке или в регионе Персидского залива в целом. Но такие шаги по защите промышленности США могут иметь неприятные последствия, если любая из стран считает, что на карту поставлен их суверенитет, или если их двусторонние отношения с США ухудшатся. В любом случае южнокорейский военный экспорт продолжит вызывать растущее беспокойство в штаб-квартирах таких компаний, как Lockheed Martin и Raytheon. «Южная Корея неумолима. Поскольку Байден продолжает разрушать отношения США со своими союзниками, Южная Корея рассматривает это как возможность. И на этот раз Сеул привлек крупного союзника США по имени Эр-Рияд», — прокомментировала индийская TFI Global News итоги встреч Мухаммеда бен Сальмана в Сеуле.  Очевидно, заключил TFI, «американский военно-промышленный комплекс встревожен выходом Южной Кореи на рынок вооружений США». Возможно, индийский предприниматель, которому принадлежит публикация, выдает желаемое за действительное. Но в любом случае это ближе к истине, чем постоянные разговоры правительства США о союзах и совместимости, которые неизбежно благоприятствуют американской оборонной промышленности.

62.6MB | MySQL:101 | 0,540sec