О турецком взгляде на нормализацию отношений с официальным Дамаском

Тема возможности встречи на высшем уровне между Анкарой и Дамаском продолжает оставаться одной из центральных в текущей внешнеполитической повестке Турции

При этом, у турецкого руководства есть фактор времени, диктующий необходимость достижения результата весной этого года. Это дает преимущество противоположной, сирийской стороне в плане торга. Отчетливо понимая, что встреча может принести турецкому руководству столь необходимые тому дополнительные очки в преддверии президентских и парламентских выборов конца весны – начала лета 2023 года, официальный Дамаск дает понять, что не намерен давать эти очки «просто так».

Сирия не может обсуждать с Турцией нормализацию отношений в условиях оккупации ее территорий, заявил министр иностранных дел Фейсал Микдад. «Мы не можем говорить о возобновлении нормальных отношений с Турцией без снятия оккупации»,— сказал господин Микдад на пресс-конференции по итогам встречи с главой МИД Ирана Хосейном Амиром-Абдоллахияном (цитата по Reuters). По словам сирийского министра, встреча президента Башара Асада с турецким руководством «зависит от устранения причин спора».

Обратимся к турецкому видению складывающейся ситуации, которое заметно отличается от сирийского. Цитируем турецкое проправительственное издание Daily Sabah. В частности, материал под заголовком «Турция держит ключ к решению сирийского кризиса». Автором материала стал известный обозреватель Мелих Алтынок:

«После 12 лет гражданской войны Сирия действительно опустошена. Торговля закончилась, инфраструктура рухнула и сегодня более двух третей территории страны не находится под контролем режима Башара Асада.

Контроль во многих регионах находится в руках террористических организаций от РПК и ее сирийского филиала СНС до ИГ (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация – И.С.). Тысячи иностранных солдат и агентов проводят операции на сирийской территории. Кроме того, миллионы сирийских мирных жителей также являются беженцами в соседних странах и европейских городах, в которые они попадают.

Нужно принимать меры, пока не поздно потушить этот «пожар», поднимающийся из Сирии и отравляющий своим дымом не только регион, но и весь мир. Недавно в этом отношении появилась надежда.

Встреча министров обороны Турции, Сирии и России в Москве была очень важным шагом. Теперь очередь за министрами иностранных дел. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, который встретится со своим американским коллегой Энтони Блинкеном в Вашингтоне 16-17 января, встретится со своими сирийским и российским коллегами Фейсалом Микдадом и Сергеем Лавровым в Москве в ближайшие недели.

Также возможно, что на встрече будет четвертая сторона, такая как Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), которые активизировали связи с Дамаском. Цель всего этого дипломатического трафика — заложить основу для встречи лидеров.

На данном этапе жизненно важно, чтобы президент Реджеп Тайип Эрдоган, у которого давно не было диалога с Башаром Асадом, спокойно оценивал процесс в соответствии с формирующимися парадигмами. Эрдоган дал понять, что он – решительный переговорщик, когда решил «очистить доску» во время процесса нормализации отношений с Египтом и ОАЭ.

Президент России Владимир Путин укрепил свое доверие к Эрдогану, поскольку тот помог ему дышать в продолжающейся украинско-российской войне. Он знает, что может отвернуться от Эрдогана, не рискуя получить ножевое ранение.

Европейский союз также осознает, что Эрдоган будет иметь влияние в сирийском кризисе из-за его уникальной позиции в войне на Украине и его посреднических усилий, которые он внес в дело мира. У Турции нет предубеждений против проектов, которые остановят приток беженцев, вызывающих экономические, политические и социальные проблемы в западных столицах.

Сирийский режим осознает, что только благодаря Турции он может избавиться от РПК/СНС, укравшей его нефть, и поставить под контроль режима северную и северо-западную Сирию. Режим также знает, что даже если все остальные уйдут, СНС, контролируемая Соединенными Штатами, продолжит расти как сорняк внутри страны.

Кроме того, поддержка США РПК является провокационным фактором, подталкивающим Анкару к опасениям, что «коридор РПК/СНС устанавливается вплоть до Средиземного моря» и к военному вмешательству для создания против него безопасной зоны. Асад также осознает, что этот элемент напряженности, который не идет ему на пользу, вредит его отношениям с Турцией, где проживает 4 миллиона граждан, и угрожает ее территориальной целостности.

Тем временем Вашингтон может пересмотреть свою позицию по определенным причинам, хотя неоднократно заявлял, что страны негативно относятся к любому процессу диалога с Дамаском.

Например, нормализация отношений Турции с Дамаском может уменьшить влияние Ирана в Сирии, уравновешивая влияние России. Кроме того, Турция может подтолкнуть Дамаск к изменению своей позиции в связи с его ролью в процессе нормализации и восстановления.

Турция, организующая эффективную дипломатию, основанную на пересечении региональных интересов с Израилем, может стать для США каналом пересмотра переговоров».

Итак, изложенное выше является ярким примером того, как ведется турецкая дипломатия. А именно, речь идет о том, чтобы все стороны-участники процесса поняли бы не только неизбежность, но и выгодность турецкого участия. Заметим, что для каждого из участников выше у турецкого аналитика находятся свои слова:

  1. Для официального Дамаска: только Турция может очистить Сирию от РПК / СНС, предотвратить хищения нефти и остановив курдский сепаратизм.
  2. Для России: Турция является надежным партнёром России, которого можно «запустить» в Сирию.
  3. Для ЕС: Турция может стать более влиятельным участником сирийского урегулирования и координировать свои действия с европейцами.
  4. Для США: Турция, идя на нормализацию отношений с Дамаском, автоматически снижает влияние Ирана и России.
  5. Для Израиля: Турция, нормализовавшая отношение с еврейским государством, может влиять на Сирию, снимая сирийско-израильскую напряженность.

Повторимся это – фирменный стиль турецкой дипломатии, сделать так, чтобы предложение выглядело бы интересным для всех сторон, а Турция являлась бы «представителем» их всех и чуть ли не одновременно. Характерно, что 16-17 января состоится визит министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу в Вашингтон, где тема нормализации отношений с Дамаском может стать чуть ли не одной из центральных. На фоне того, что прочие пункты повестки дня очевидно буксуют.

62.38MB | MySQL:101 | 0,711sec