О территориальных претензиях афганских кочевников племени кучи. Часть 4

Несмотря на очевидно предвзятое отношение движения «Талибан» (запрещено в РФ) к развернувшемуся в Хазараджате конфликту, будучи центральным правительством Афганистана, оно все же стремится урегулировать разногласия между хазарейцами и кучи. После получившего широкую огласку переселения в Гизабе, некоторые представители талибов опасались волны осуждения, связанного со злоупотреблением со стороны их сторонников в отношении соперничающих общин. По этой причине Исламским Эмиратом были предприняты шаги, чтобы снизить вероятность новых вспышек конфликта между кучи и хазарейцами и продемонстрировать, что они контролируют ситуацию. Это также соответствует их представлению о себе как о движении, способном нейтрализовать конфликты и действовать решительно. Весной 2022 года руководство талибов создало несколько комиссий на местах для посредничества между кучи и хазарейцами. На сегодняшний день существование и эффективную деятельность этих комиссий, также называемых советами, трудно оценить объективно. Толчком к их созданию послужил визит высокопоставленной делегации талибов в Бехсуд в ответ на первые вооруженные столкновения между местными хазарейцами и прибывшими кучи весной 2022 года. Делегация из Кабула, в состав которой входили министр пограничных и племенных дел Мулла Нурулла Нури, заместитель министра внутренних дел Мавлави Нур Джала и заместитель министра сельского хозяйства Мавлави Фазл Бари Фазл провели встречу с хазарейцами, кучи и представителями местных властей, после чего была сформирована совместная комиссия для работы по урегулированию споров. По словам лидера кучи, выбранного в качестве члена комиссии по округу Бехсуд–2, делегация также призвала губернаторов Майдана Вардак и Бамиана создать подразделения служб безопасности в этих районах для стабилизации обстановки и предотвращения конфликтов. Первая комиссия для двух округов Бехсуд в Майдане Вардак состояла из двадцати членов, по десять от каждого из двух округов, пяти хазарейцев из этого района и пяти кучи, в основном прибывших из Хоста в Бехсуд–1 и из Нангархара в Бехсуд–2. Сайед Хашим Джавади Балхаби, один из немногих хазарейских талибов в Афганистане, был назначен главой комиссии Бехсуда. Однако местные жители заявляли, что комиссия Майдана Вардак фактически контролировалась талибскими районными властями, и назначение Балхаби было в значительной степени символическим жестом доброй воли по отношению к хазарейцам. В Бамиане комиссия состояла из двенадцати членов, шести кучи и шести хазарейцев, во главе с главным уполномоченным пуштунской национальности. Дополнительные местные комиссии численностью шесть человек, все из которых хазарейцы, были созданы в Пенджабе и Варасе. Местные жители-хазарейцы утверждали, что их члены были выбраны губернаторами талибов провинций и округов либо потому, что те были местными союзниками, либо потому, что они были относительно слабыми. Кучи избегали обеих комиссий, поскольку в их составе не было единомышленников-пуштунов. Большинство дел в этих двух округах было передано в центральную комиссию в Бамиане. Хотя члены комиссии не получали регулярной зарплаты, по крайней мере, комиссия в Бамиане получала по 10 000 афгани (около 115 долларов США) с обеих сторон за каждое дело, которое она могла разрешить. Когда комиссиям не удавалось урегулировать дела, они передавались в суды. Комиссии вмешивались всякий раз, когда две стороны, которые не могли прийти к консенсусу, передавали им этот вопрос. До сих пор они работали в основном над установлением сумм долгов, которые сельские жители должны платить кучи за пользование землей, или компенсаций (деньгами или животными), которые кучи должны платить после того, как их стада паслись на посевах сельских жителей. Комиссия в Майдане Вардак сыграла роль политического характера в разрядке напряженности, когда она попросила большое число кучи, прибывших в провинцию, не переезжать в Бамиан до тех пор, пока ситуация там не станет более благоприятной. Но, скорее всего, это заслуга властей «Талибана» в Майдане Вардак, а не самой комиссии. В целом, как в Майдане Вардак, так и в Бамиане хазарейцы считали комиссии бессильными по сравнению с местными властями талибов, которые сами часто были связаны с кучи. Опрошенные хазарейцы также не считали этнический баланс в комиссиях гарантией беспристрастности. Время от времени выдвигались обвинения в адрес уполномоченных хазарейцев за то, что они якобы действовали от имени кучи и властей «Талибана» по конъюнктурным причинам. Кучи, напротив, считали работу комиссий полезной для предотвращения конфликтов и восстановления утраченных прав. Однако они жаловались на неспособность или нежелание комиссий разобраться с вопросами права на землю, а также на отсутствие решения по их претензиям на исключительное  право использовать местные пастбища. Несмотря на попытки предотвратить крупные столкновения и выиграть время, по крайней мере, на центральном уровне, также наблюдается четкая модель оскорбительного и корыстного поведения в пользу кучи со стороны местных властей «Талибана». Это усугубляется тем, что во многих районах, населенных хазарейцами отсутствуют надежные сторонники талибов среди местных жителей. По этой причине новые чиновники часто являются выходцами из соседних пуштунских районов и имеют личные интересы в спорах о местных ресурсах. Например, по словам хазарейцев из Газни, теперь не кучи претендовали на земли или пастбища в этом районе, а некоторые пуштуны из соседнего района Аджрестан, с которыми у местных жителей в прошлом были ожесточенные споры. Таким образом, они использовали эту ситуацию, чтобы выдвигать необоснованные претензии. Однако не все кучи выигрывают от сложившейся ситуации. Многие по-прежнему разделяют с горными хазарейцами по крайней мере одну общую черту: принадлежат к числу наиболее обездоленных и экономически уязвимых общин Афганистана.

52.11MB | MySQL:103 | 0,662sec