О проблемах обеспечения безопасности нефтегазовых объектов в Алжире

Запад опасается по-крупному вкладываться в развитие алжирской энергетической отрасли из-за сомнений относительно способности руководства АНДР обеспечить надежную безопасность своих стратегических объектов. Однако алжирские власти намерены доказать обратное.

Опасения относительно способности АНДР надежно обеспечить безопасность объектов нефте – и газодобычи и переработки сырья вызывают сомнения Запада по поводу серьезных вложений в алжирскую энергетическую отрасль.

Об этом, по имеющимся данным, алжирским переговорщикам сообщили их европейские коллеги, с которыми они ведут соответствующий диалог.

И вот, чтобы развеять эти сомнения, 17 января представители алжирского военного и гражданского руководства попытались развеять данные опасения.

Они, в частности, заявили, что только в 2021 году Алжир выделил дополнительно на обеспечение защиты своих объектов энергетики более 58 млрд динаров (около 400 млн долларов). Благодаря данным затратам будет не только набран дополнительный штат охраны (свыше 22 тысячи человек со специальным снаряжением), но и установлено иностранное электронное оборудование слежения за перемещением через границу и у наиболее важных месторождений и производств. Речь в том числе идет о технологических системах дистанционного мониторинга.

Соответствующие данные сообщил генеральный директор алжирской энергетической компании Sonatrach Туфик Хаккар. По его словам, «это позволит обеспечить полную безопасность объектов стратегической энергетической отрасли, включая трубопроводы протяженностью 22 000 км. Ее сотрудники работают в тесном сотрудничестве с Национальной народной армией и спецслужбами».

Хаккар подчеркнул, что «система безопасности Sonatrach претерпела изменения после террористической атаки 16 января 2013 года в Ин-Аменасе в связи с принятием новой стратегии и в очередной раз заверил, что сегодня все энергетические объекты Sonatrach «полностью защищены». Более того – система безопасности данной компании постоянно и «непрерывно улучшает свою эффективность несмотря на увеличение количества диверсионных операций, затронувших многие нефтегазовые объекты в мире».

Он также подчеркнул готовность противостоять всем вызовам энергетическому сотрудничеству Алжира с другими государствами, включая кибер-угрозы, что якобы высоко оценили ее основные иностранные партнеры – итальянская компания Eni и норвежская Equinor, но которые, правда, пока не спешат вкладывать в эту страну заявленные руководством АНДР 40 млрд долларов. Данная сумма требуется Алжиру для полноценной модернизации его нефтегазовой отрасли, о чем алжирские лидеры заявляли в конце 2022 – начале 2023 годов.

О своей готовности отразить любой вызов против стратегических отраслей страны 17 января заявили и представители ее армейского командования. Так, полковник Мустафа Мера из Управления информации и коммуникаций Генерального штаба ННА убеждал «партнеров Алжира в том, что они могут реализовать все формы сотрудничества и совместные инвестиционные проекты, поскольку все энергетические объекты страны находятся в полной безопасности, особенно на крайнем юге страны».

Также на проведенной самопрезентации по безопасности своей энергоотрасли представители алжирской стороны заверили, что данные достижения будут использованы и при развитии неуглеводородного сырьевого сектора АНДР.

Соответственно, представители алжирских властей, отчитавшись об этом, призывают иностранных операторов активнее инвестировать в углеводородную и горнодобывающую отрасли своей страны, «пользуясь установлением благоприятного инвестиционного климата и улучшением ситуации с безопасностью и стабильностью».

Однако заметим глубокую символичность данных заявлений – это происходит спустя ровно 10 лет с момента нападения группы международных террористов Мухтара Бельмухтара на один из крупнейших объектов газоперерабатывающей алжирской отрасли в Ин-Аменасе.

Тогда, при его захвате 16 января 2013 года радикальными исламистами, погибли десятки человек. Кроме самих джихадистов были убит как минимум один алжирский спецназовец при штурме захваченного объекта и иностранные работники.

По данным в западных СМИ, всего тогда из 132 зарубежных специалистов погибли 39 (10 японцев, с7 филиппинцев, 6 британцев, 5 норвежцев, 3 американца, 2 малайзийца, 2 румына, один колумбиец и один француз). Это по меркам подобных операций высокие потери.

Кроме того, обладая всей технической мощью, алжирский спецназ не смог ликвидировать отряд Бельмухтара три дня. Причем часть его благополучно ушла обратно в Ливию и Мали несмотря на активное участие в боях против исламистов ударных вертолетов Ми-24.

Но главным результатом произошедшего была неспособность Алжира восстановить уровень производства газа на пострадавшем объекте целые годы. Еще одним следствием стал происходящий уход из страны британских инвесторов. Достаточно указать, что компания British Petroleum была одним из акционеров газового комплекса в Ин-Аменасе.

Последствия этого теракта сказываются в Алжире до сих пор. И, несмотря на все попытки его руководства продемонстрировать полную защищенность от подобных нападений, чтобы привлечь инвестиции, эти события за рубежом хорошо помнят.

Особенно в свете продолжающейся нестабильности в соседней Ливии и на глазах погружающегося в хаос региона Сахель.

Теперь же для удвоения экспорта газа Алжиру требуется 40 млрд долларов инвестиций. В условиях нынешнего кризиса это весьма солидная сумма даже для Запада. С одной стороны, западные страны ищут способы ослабления энергетической зависимости от России, но с другой опасаются попасть в аналогичную зависимость уже от других стран, включая Алжир.

Причем в том случае, если они по-крупному вложатся в данную страну, эта зависимость будет еще более существенной.

Более того – она может стать критичной для той же Европы, если она реально сделает основную ставку на алжирский газ с учетом все более обостряющейся ситуации в приграничье с АНДР.

И дело здесь не только в опасениях за жизни сотен иностранных специалистов, и даже не за гарантии солидных вложений, а в том, что если доля алжирского газа в европейском потреблении реально увеличится, то любой удар вроде того, что произошел в 2013 году, будет для западных потребителей крайне болезненным. Ибо заменить одномоментно крупные объемы из АНДР в условиях продолжающегося обострения отношений с Россией будет сложно.

Важно заметить, что основная часть газовых месторождений в Алжире располагается в отдаленных, в том числе и приграничных с Ливией районах. Соответственно, стопроцентно гарантировать неповторение террористами ударов вроде того, что произошел 10 лет назад в Ин-Аменасе, невозможно.

Во всяком случае, в европейских столицах, отмечая повышение готовности Алжира противостоять усилению террористических угроз, прекрасно понимают, что полностью гарантировать безопасность не может никто. Тем более, что потенциал джихадистских групп в том же Сахеле, в том числе за счет переброшенного им «украинского» оружия, неуклонно растет.

Особое беспокойство в этой связи вызывает у иностранных специалистов появление у радикальных исламистов большого количества ПЗРК и ПТРК, а также небезуспешные попытки создания ими кустарных ракет малой дальности, с помощью которых они потенциально могут поражать цели без непосредственного физического вторжения на них.

52.53MB | MySQL:103 | 0,533sec