О планах стран Ближнего Востока укрепить свои позиции на энергетическом рынке Европы, после запрета на поставки российской нефти и нефтепродуктов

Как полагают американские эксперты, страны Ближнего Востока намерены укрепить свои позиции на энергетическом рынке Европы, после того как 5 февраля вступит в силу запрет на импорт  российского дизельного топлива и нефтепродуктов подкрепленный новыми НПЗ, благоприятной географией и, возможно, дополнительными поставками российской продукции на Ближний Восток. Европа поспешила накопить запасы дизельного топлива в преддверии запрета, даже увеличив закупки у Москвы до того, как ее крупнейший внешний поставщик будет санкционирован, в попытке предотвратить нехватку топлива. «Ближний Восток оказывается большим победителем в замене российского сырья в Европе. Прежде всего с помощью схем получения дополнительной выгоды, импортируя российское сырье самостоятельно», — считает Эд Морс, глобальный руководитель отдела исследований сырьевых товаров Citigroup.  В этом  суждении есть логика: прошлым летом КСА и ОАЭ резко увеличили закупку российского дизеля и мазута, причем в большей степени для покрытия потребностей внутреннего спроса.  Страны Персидского залива уже поменялись местами с Россией на рынке сырой нефти, перенаправив продажи в Европу, в то время как Москва давит на своих традиционных потребителей в Азии снижением цен. Глобальная перестройка мировой торговли энергоносителями является результатом санкций Запада, введенных в связи с вторжением России в Украину. 5 декабря 2022 г. государства ЕС запретили российскую нефть, а страны G-7 установили предельную цену в 60 долларов за баррель. Хотя Европе в значительной степени удалось отказаться от сырой российской нефти до введения запрета, она продолжала полагаться на нее в отношении продуктов переработки, таких  дизельное топливо. До начала боевых действий  на Украине на Россию приходилось около половины европейского импорта дизельного топлива. В декабре ЕС и Великобритания закупали 663 000 баррелей российского дизельного топлива в сутки — около 40% от общего объема морских поставок. Экспорт сырой нефти из стран Персидского залива, а также продуктов переработки, таких как дизельное топливо, мазут и авиакеросин, в Европу вырос в начале 2023 года, поскольку ЕС ищет новых поставщиков на рынке. Согласно данным, предоставленным Kpler, фирмой, отслеживающей доставку нефти, за первые 12 дней 2023 года ОАЭ экспортировали в Европу 133 000 баррелей нефти и сопутствующих товаров в сутки, побив месячные рекорды за январь с 2017 года. Экспорт Саудовской Аравии в размере 282 000 баррелей в сутки за тот же период времени превышает весь январский уровень с 2019 года. Запрет на российское дизельное топливо приходится на удачное время для стран Персидского залива, когда они готовятся к запуску множества новых мега-НПЗ. По словам Морса из Citigroup, Кувейт особенно удачно подходит для того, чтобы извлечь выгоду из этого запрета. Кувейт планирует увеличить экспорт дизельного топлива в Европу в 2023 году в пять раз по сравнению с 2022 годом, помогая континенту компенсировать сокращение поставок из России. Об этом в начале января сообщило агентство Блумберг со ссылкой на свои источники. По его данным, Кувейт планирует увеличить поставки дизельного топлива в Европу до 2,5 млн тонн, что составляет примерно 50 000 баррелей в сутки. Также он хочет удвоить продажи авиатоплива почти до 5 млн тонн.  Кувейт наращивает производство на своем новом нефтеперерабатывающем заводе в Аль-Зуре — одном из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов в мире, — мощность которого при полной загрузке составит 615 000 баррелей сырой нефти в сутки. В ноябре Кувейт отгрузил свою первую партию авиатоплива с этой площадки. «Они готовы с новыми перерабатывающими мощностями продавать дизельное топливо в Европу … и активно занимать долю рынка», — сказал Морс. Продажи кувейтского дизельного топлива в Европу в первые 12 дней января подчеркивают, как производители из стран Персидского залива воспользовались сбоями на мировом энергетическом рынке, чтобы увеличить экспорт. По данным Kpler, ежемесячный экспорт дизельного топлива из Кувейта в Европу по состоянию на 12 января составлял 59 000 баррелей в сутки, что почти в три раза превышает уровень за весь январь 2022 года и примерно на 900% процентов больше, чем в январе 2021 года. Саудовская Аравия наращивает мощность своего нефтеперерабатывающего завода в Джазане, который, как ожидается, будет производить более 200 000 баррелей дизельного топлива в сутки, когда выйдет на полную мощность в конце этого года. Оманский нефтеперерабатывающий завод Duqm также планируется открыть в конце 2023 года. Аналитики говорят, что это увеличит способность султаната перерабатывать сырую нефть в дизельное и другое топливо примерно на 200 000 баррелей в сутки.

Несмотря на новый рост на Ближнем Востоке, аналитики предупреждают, что Европе придется обратиться к множеству поставщиков топлива, включая США и Индию, чтобы заполнить пробел от прекращения поставок из России. Импорт дизельного топлива с Ближнего Востока в Европу достиг своего пика в сентябре на уровне 500 000 баррелей в сутки, но все еще был ниже обычного потока на континенте из России. «Чтобы Ближний Восток полностью вытеснил все российское дизельное топливо, идущее в Европу, потребуется массовое перенаправление потоков от других, неевропейских потребителей ближневосточного дизельного топлива. Более вероятно, что произойдет увеличение поставок в Европу со стороны нескольких экспортеро», — уверен Джей Мару, ведущий аналитик по сырой нефти в Vortexa. Аналитики говорят, что Ближний Восток может также покупать запрещенные российские продукты по дешевке и реэкспортировать их, ставя регион в выгодное положение, чтобы сыграть обе стороны надвигающегося запрета. Прошлым летом Саудовская Аравия закупила большой объем дешевого российского мазута, что позволило ему экспортировать сырую нефть, которую королевство обычно использует для внутренних нужд, например, для кондиционеров, по более высоким ценам. «Истина в последней инстанции заключается в том, что нефтепродукты взаимозаменяемы.  Если вы используете одни, это освобождает другие для переориентации в другое место», — указал Клэй Сейгл, директор глобального нефтяного сервиса Rapidan Energy Group.  Египет, мелкий производитель энергии по сравнению с Саудовской Аравией, также вступил в игру. В прошлом году Каир импортировал рекордные объемы российского топлива и мазута, реэкспортируя большую его часть в Саудовскую Аравию, но также сжигая его дома, чтобы освободить природный газ для экспорта. «С запретом от 5 февраля появляется больше возможностей для такого рода замещения или замены», — сказал Сейгл.

Тунис представляет собой яркий пример кустарной промышленности, в которой возникла «промывка» российского сырья, когда нефтепродукты импортируются, а затем повторно маркируются под другой страной происхождения, чтобы сделать их более приемлемыми. Бедная энергоресурсами североафриканская страна начала импортировать огромные количества российской нафты в августе. По данным Kpler, импорт жидких углеводородов в октябре достиг максимума в 61 000 баррелей в сутки, что выше нуля в предыдущие годы. Нафта была реэкспортирована за границу, в основном в Южную Корею. Тунис — это «главная история перевалки в реальной жизни», — считает Виктор Катон, аналитик Kpler. Перегрузка — это процесс, при котором товары выгружаются с одного судна и загружаются на другое судно для завершения перевозки. Катон прогнозирует, что тунисская модель будет воспроизведена по всей Северной Африке, как только вступит в силу запрет ЕС на дизельное топливо и ограничение цен G-7 на нефтепродукты. Россия уже наращивает поставки дизельного топлива в Марокко. «Эти страны находятся в Средиземном море, откуда морские рейсы в Европу короткие. Я вижу много симбиотических отношений между русскими и странами Северной Африки», — сказал он.  При этом большинство западных аналитиков и трейдеров полагают, что те, кто лучше всего может извлечь выгоду из этой схемы перевалки, должны иметь большие складские помещения. У Египта есть такие терминалы в портах Айн-Сохна и Сиди-Керир, а у ОАЭ есть Фуджейра. Российский  энергетический гигант «Лукойл» в прошлом году перенес свои торговые операции в Дубай. Согласно правилам ЕС, российская нефть должна быть «существенно преобразована», чтобы быть освобожденной от санкций. Технически, смешивание российского дизельного топлива с другой партией может не обойти запрет, но аналитики говорят, что правила непрозрачны, и на практике трудно отследить происхождение дизельного топлива. «По сути, если вы везете груз российского дизельного топлива в Алжир или Египет и посыпаете его солью Bae style с несколькими каплями чужого дизельного топлива, оно больше не российское», — сказал Катон. Сейгл из Rapidan energy уверен, что западные регуляторы вряд ли будут отслеживать такую деятельность, потому что цель санкций — ограничить способность Москвы получать прибыль от продажи нефти, сохраняя при этом российские поставки на рынке: «Если достаточное количество российского дизельного топлива не будет закуплено, и Россия будет вынуждена сократить производство, тогда часть российского газойля может быть удалена с рынка и это приведет к резкому росту цен. Интерес западных правительств заключается в предотвращении значительного скачка цен, а отсюда очень формальная позиция по вопросу отслеживания правил своих же санкций». Возможность получения прибыли при переупаковке российских углеводородов может также привлечь Турцию, которая уже стала одним из крупнейших покупателей запрещенной российской нефти. В декабре Россия экспортировала в Турцию 175 000 баррелей дизельного топлива в сутки, что, по данным Kpler, является рекордным показателем с 2018 года. До сих пор потребление российского дизельного топлива не соответствовало последующему росту турецкого экспорта дизельного топлива, но это может измениться с увеличением поставок российского дизельного топлива в Турцию в этом месяце. «Турция утверждает, что хочет позиционировать себя как перевалочный пункт для российского газа, но она может стать огромным перевалочным пунктом для российской нефти с ее  НПЗ на побережье Эгейского моря», — считает Катон. Но зависимость Анкары от поставок из России, как и других потенциальных центров, у которых нет запасов нефти, может быть слишком откровенной игрой для европейских стран, желающих отказаться от предложений Кремля. Покупателей также может отпугнуть неопределенность на рынке. «Я не вижу, чтобы Турция могла играть серьезную роль посредника, покупая дешевую российскую нефть и нефтепродукты. Русские могут разозлиться на турок и просто не продавать им нефть. Таков российский план действий. Что это оставит покупателям?», — полагает Грегори Гауз, эксперт по ближневосточной политике в Техасском университете A & M. От себя отметим, что такая логика достойна какого-нибудь пропагандиста, но никак не специалиста по коммерческим сделкам.  А если Брюссель снова начнет эксплуатировать свои идеи о «зеленой революции»? Кто в такой ситуации будет серьезно инвестировать в структуру переработки углеводородов в ЕС? Отсюда же и стремление аравийских монархий заключать долгосрочные контракты на поставки, чему страны Европы всячески противятся. В любом случае вход стран Персидского залива на европейский рынок будет очень постепенным и осторожным. По оценке Гауза, от энергетического развода Европы с Россией в наибольшей степени выиграли традиционные нефтедобывающие государства Персидского залива, поскольку запрет на российское дизельное топливо «укрепляет» их статус опоры на мировом нефтяном рынке. Это событие может привести к геополитическим и экономическим последствиям, поскольку ЕС стремится к углублению связей с арабскими монархиями. Канцлер Германии Олаф Шольц посетил Саудовскую Аравию, ОАЭ и Катар в рамках большого турне по Персидскому заливу в сентябре, чтобы обеспечить поставки энергоносителей. В среду немецкий лидер заявил Bloomberg, что, по его мнению, крупнейшая экономика Европы избежит долгожданной рецессии благодаря тому, что Берлин привлечет новых поставщиков. Сразу же отметим, что ничего вразумительного в рамках этих визитов Щольц не добился: в лучшем случае речь идет о каких-то поставках только через три года. То же самое касается и последних по времени  переговоров Шольца в Ираке. «Мы также говорили  о возможных поставках газа в Германию и договорились поддерживать тесные контакты», — сказал Шольц на совместной пресс-конференции с премьер-министром Ирака Мухаммедом Шиа аль-Судани в Берлине. Иракский лидер заявил, что его страна предложила немецким компаниям возможности инвестировать в иракский природный газ и газ, получаемый в качестве побочного продукта при добыче нефти. Главная проблема в данном случае состоит в том, что, несмотря на то, что Ирак занимает 12-е место в мире по доказанным запасам газа и при этом около 40% поставок электроэнергии, в основном от импортируемого из Ирана газа. При этом Ирак сжигает большую часть газа, который он может добывать, добывая нефть, потому что у него нет мощностей для переработки его в топливо или экспорта. Таким образом, речь идет о каких-то инвестициях с надеждой на будущие перспективы.  Именно инвестиции стран Персидского залива в Европу могут служить показателем долговечности этой новой эры перестроенных потоков топлива. «Традиционно саудовцы инвестировали в переработку в регионах, где они продают свою нефть», — сказал Гауз, указав на проекты в Азии в качестве примера. И уже появились некоторые ранние признаки этого. В ноябре Aramco заключила три сделки с польским нефтеперерабатывающим и топливным ритейлером. В результате одного приобретения, которое произошло незадолго до начала боевых действий на Украине, саудовский государственный нефтяной гигант приобрел 30-процентную долю во втором по величине нефтеперерабатывающем заводе в Польше. «Инвестиции расширят присутствие Aramco в европейском секторе переработки и еще больше расширят импорт сырой нефти в Польшу», — говорится в заявлении компании для прессы от 12 января. Страны Персидского залива традиционно избегают Европы, которую они рассматривают как сокращающийся рынок нефти со стареющим населением и высокими целями в области зеленой энергетики, в отличие от Азии. Европа также усилила бюрократическую волокиту в отношении инвестиций в ископаемое топливо, но с вторжением России на Украину  обе стотоны были вынуждены сделать разворот. В октябре министр энергетики КСА принц Абдель Азиз бен Сальман заявил, что королевство рассматривает возможность увеличения продаж в Европу: «Мы сотрудничаем со многими правительствами. Просто чтобы привести вам пример, Германия, Польша, Чехия, Хорватия, Румыния и другие. Они проходят этап деблокирования своих цепочек поставок и систем снабжения, чтобы гарантировать, что мы сможем войти на этот рынок».

52.18MB | MySQL:103 | 0,551sec