О сигналах, которые направляют саудовские министры в адрес США на Всемирном экономическом форуме в Давосе

«Прочное партнерство между Саудовской Аравией и США в обеспечении стабильности энергетического рынка станет ключевым фактором восстановления мировой экономики», заявил 17 января министр иностранных дел КСА принц Фейсал бен Фархан на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Обсуждая глобальный энергетический кризис и кризис стоимости жизни, принц Фейсал также сказал, что позиция королевства в отношении прошлогоднего решения ОПЕК + о сокращении добычи нефти была правильной, несмотря на противодействие со стороны США. Однако саудовский министр заявил, что королевство по-прежнему поддерживает прочные отношения с Вашингтоном, даже если они «не всегда согласны». «Как крупнейший в мире экспортер нефти, Саудовская Аравия несет ответственность за дальнейшее обеспечение стабильности нефтяных рынков», — заявил принц Фейсал, добавив, что КСА и США будут продолжать вести диалог для достижения этой цели: «У нас прочные партнерские отношения с США, и мы продолжаем работать в рамках этого партнерства. Это не значит, что мы всегда соглашаемся. Иногда мы расходимся во мнениях». Саудовская Аравия привержена переходу к «экологически чистому энергетическому будущему», но переход «может занять десятилетия», сказал он. Принц Фейсал добавил, что обеспечение надежности традиционных видов энергии для развивающегося мира, который все еще догоняет по внедрению экологически чистых энергетических решений, также имеет важное значение, поскольку Эр-Рияд инвестирует 200 млрд долларов внутри страны и за рубежом в проекты по возобновляемой энергетике в 21 другой стране. «В этот промежуточный период нам необходимо поддерживать стабильные поставки традиционных энергоносителей по ценам, обеспечивающим эту стабильность, и я думаю, что мы смогли это сделать», — сказал он. Принц Фейсал также подчеркнул успех программы «Видение 2030» в переходе экономики королевства от зависимости от нефти как источника доходов правительства и доли его ВВП: «Этот процесс продолжается, мы активизируем все виды областей экономики. Безработица значительно снизилась, участие в рабочей силе увеличилось, особенно среди женщин». Он сказал, что «глобальный энергетический кризис усугубился войной на Украине», конфликтом, который имеет последствия для развивающегося мира «далеко за пределами» границ Украины. «Мир должен найти путь к прекращению конфликта», — сказал он. Активный диалог КСА с США резко контрастирует с его отношениями с Ираном, но принц Фейсал заявил на ВЭФ, что Саудовская Аравия «обратилась» к Тегерану в попытке найти путь к диалогу. «Сосредоточение внимания на развитии, а не на геополитических вопросах — это сильный сигнал Ирану и другим странам региона о том, что есть другие пути для совместной работы и достижения процветания. Всякий раз, когда в регионе налажено сотрудничество, мы добиваемся процветания народов региона», — добавил он.

В этой связи отметим, что синхронно с этим заявлением 17 января прозвучало заявление министра финансов КСА о том, что   «Саудовская Аравия рассмотрит возможность торговли в валютах, отличных от доллара США», что, по оценке американских экспертов, является одним из самых явных признаков того, что богатое нефтью королевство открыто для диверсификации от доллара США. «Нет никаких проблем с обсуждением того, как мы урегулируем наши торговые соглашения, будь то в долларах США, евро или саудовском риале», — заявил министр финансов КСА Мухаммед аль-Джадаан на Bloomberg TV 17 января в интервью в том же Давосе.   Комментарии аль-Джадаана, вероятно, вызовут спекуляции о готовности Эр-Рияда осуществлять продажи нефти в китайских юанях. Во время визита в страны Персидского залива в декабре председатель КНР Си Цзиньпин заявил арабским лидерам, что Пекин будет настаивать на покупке нефти и газа в юанях, поскольку он надеется позиционировать свою валюту для использования в международной торговле. При этом Саудовская Аравия, как и другие государства Персидского залива, десятилетиями привязывала свою валюту к доллару, а цены  на нефть по всему миру указаны в долларах США, а на Китай приходится более четверти экспорта нефти из Саудовской Аравии. Если королевство перейдет на «нефтеюань», это может подорвать статус доллара как мировой резервной валюты. «У нас очень стратегические отношения с Китаем, и у нас такие же стратегические отношения с другими странами, включая США, и мы хотим развивать их с Европой и другими странами, которые хотят и могут работать с нами», — сказал аль-Джадаан. В то время как большая часть мира готовится к рецессии, страны Персидского залива получают неожиданный приток валюты от экспорта ископаемого топлива, поскольку военная операция России на Украине повышает цены на энергоносители. 18 января Саудовская Аравия объявила о своем первом годовом профиците бюджета почти за десятилетие. Сразу отметим, что такие разновекторные заявления двух основных саудовских спикеров на одном и том же мероприятии и перед одной и той же аудиторией не случайны. Все на Востоке носит характер сигнала. На это раз  напрямую в адрес США.  О чем этот сигнал? Рискнем предположить, что: а) в Эр-Рияде предельно недовольны попытками Вашингтона влиять на ценовую политику королевства на углеводороды; б) Эр-Рияд категорически недоволен гарантиями безопасности Вашингтона в отношении иранской угрозы, и его политикой в отношении требования компромисса с йеменскими хоуситами. При этом сами американские эксперты не верят в готовность Эр-Рияда пойти на жесткий отказ от доллара в рамках сделок по нефти, но полагают, что на какой-то объем поставок в Китай переход на юани возможен.

В 2022 году самой большой энергетической проблемой на Ближнем Востоке стало сокращение добычи нефти Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК), поскольку мировая экономика вступила в период «повышенной неопределенности и растущих вызовов». В октябре 2022 г. ОПЕК в четвертый раз с апреля снизила прогноз роста мирового спроса на нефть на 2022 год, а также сократила показатель на следующий год, сославшись на замедление экономики, возобновление мер по сдерживанию пандемии COVID-19 в Китае и высокую инфляцию. С другой стороны, военная операция России на Украине в 2022 году стало фактором, повышающим важность Ближнего Востока с точки зрения региональной и глобальной энергетической политики. Особенно в условиях энергетического кризиса, ориентированного на Европу, который начался с вмешательства России на  Украине, энергетические ресурсы на Ближнем Востоке стали рассматриваться как альтернатива. Это привело к росту значимости Ближнего Востока в мировой политике. На самом деле, можно оценить пробел, оставленный США в региональной политике 2022 года, как год, когда Китай пытается занять центральное место. Ближний Восток занимает важное место в проекте «Один пояс, один  путь», разработанном Китаем как «Новый Шелковый путь». Китай пытается стать эффективной державой в энергетической политике, а также в торговой линии, которую он хочет установить. В связи с этим Ближний Восток является незаменимым источником энергоносителей  для Китая. Являясь крупнейшим в мире импортером нефти, Китай импортирует более 10 млн баррелей сырой нефти в день, половина из которых приходится на страны Ближнего Востока. По данным Организации Лиги арабских государств по вопросам образования, культуры и науки, за последние 17 лет товарооборот между КНР и  арабскими странами увеличился почти в 10 раз. Объем торговли между двумя сторонами увеличился с 36,7 млрд долларов в 2004 году, когда был создан Китайско-арабский форум сотрудничества, до 330 млрд долларов в 2022 году. Если посмотреть на данные за 2022 год, то наблюдается сокращение импорта сырой нефти Китаем из России по сравнению с первым кварталом 2022 года. В 2022 году наблюдалось значительное увеличение темпов импорта из стран Ближнего Востока, таких как Ирак, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Кувейт. Ормузский пролив используется в качестве транзитного маршрута для удовлетворения Китаем своих энергетических потребностей. Примечательно также, что Китай провел китайско-арабский саммит в Эр-Рияде, столице Саудовской Аравии, в декабре 2022 года. При этом переход к зеленой энергетике на Ближнем Востоке показывает, что в структуре энергопотребления в странах Ближнего Востока преобладает тепловая энергия, на долю которой в 2022 году пришлось более 90 процентов от общего потребления энергии, при этом основным источником топлива является природный газ.  Согласно отчету Mc Kinsey, поскольку мировой спрос на нефть в 2023 году вырастет на 2,25 млн баррелей в сутки, или примерно на 2,3%, страны  региона сохранят или увеличат нынешний уровень добычи и экспорта углеводородов, несмотря на все попытки Вашингтона влиять на это процесс.

52.64MB | MySQL:105 | 0,702sec