Что стоит за решением суда в Триполи о приостановке реализации соглашения о разведке углеводородов между Ливией и Турцией

На этой неделе суд Триполи приостановил реализацию соглашения о разведке углеводородов между Ливией и Турцией, которое было подписано в октябре прошлого года между Анкарой и Правительством национального единства (ПНЕ), возглавляемым Абдель Хамидом Дбейбой. Меморандум о взаимопонимании дает турецким нефтяным компаниям право на разведку нефти и газа в Ливии, а также в ее территориальных водах. Большинство ливийцев раскритиковали сделку за то, что она, по их мнению, была продажей суверенитета  Анкаре. В реальности же сразу же после ее подписания сама Анкара признала, что она не имеет обязательного исполнения, а бывший министр нефти Ливии Мена, которого к слову сказать, на подписании не было,  попросту ее дезавуировал.  Судебное дело было возбуждено группой юристов, сославшихся на «нарушения» двух ливийских законов: основного нефтяного закона Ливии, известного как Закон о нефти 1955 года; и закон № 69 1970 года, регулирующий торговлю углеводородными продуктами. Члены группы, возглавляемые Турией Эльтвеби и ее мужем Магидом Майетом, юристом-ветераном и бывшим судьей, были мотивированы своей «смелостью» искать правду и коллективным желанием «служить Ливии», — заявила  Эльтвеби. Она добавила, что их действия не имеют ничего общего с нынешним политическим расколом в стране. Она также сослалась на тот факт, что Меморандум о взаимопонимании явно нарушает политическую «дорожную карту», которая привела к созданию ПНЕ и привела премьер-министра Дбейбу к власти в 2020 году. В статье 6 пункта 10  «дорожной карты» говорится, что исполнительная власть (во главе с Дбейбой) «не должна рассматривать какие-либо новые или предыдущие соглашения или решения», которые могут каким-либо образом нанести ущерб международным отношениям Ливии или «налагать долгосрочные обязательства» на государство. Меморандум о взаимопонимании, даже до его реализации, уже наносит ущерб региональным и международным отношениям страны. Когда документ был подписан, Египет, Кипр и Греция отвергли его и заявили, что он «незаконен». Министр иностранных дел Греции Никос Дендиас пошел дальше, назвав этот документ «угрозой региональной стабильности». Франция, которая поддерживает Грецию в споре с Турцией в Восточном Средиземноморье, заявила, что Меморандум о взаимопонимании «не соответствует международному морскому праву». Даже парламент Восточной Ливии отклонил документ, назвав его нарушением суверенитета. Европейский парламент присоединился, предупредив как Триполи, так и Анкару в отношении реализации «любого» пункта, связанного с углеводородами, в Меморандуме о взаимопонимании. Греция и Кипр претендуют на часть морской территории, на которую распространяется Меморандум о взаимопонимании, в то время как Египет считает, что ПНЕ не имеет права заключать такие соглашения. Большинство ливийских комментаторов раскритиковали Меморандум о взаимопонимании, потому что он дает Анкаре благоприятный экономический статус, который, по их словам, ограничивает конкуренцию, лишая Ливию возможности заключить более выгодную сделку с другими компаниями, которые лучше оснащены в этой области. Когда дело доходит до нефти и газа, Турция — не лучший выбор, заслуживающий какого-либо благоприятного отношения или особого статуса со стороны Ливии, которая занимает 17-е место среди мировых нефтедобывающих стран и третье место в Африке, в то время как Турция занимает 53-е место в мире. Более того, Турция не является членом ОПЕК; она также не признана страной с богатым опытом, технологиями и ноу-хау в нефтяной промышленности. Комментаторы также отметили, что с Национальной нефтяной корпорацией Ливии не консультировались по поводу сделки. Столкнувшись с общественным осуждением, министр экономики и торговли ПНЕ Мухаммед аль-Хувейдж, исполняющий обязанности министра нефти, подписал сделку в октябре, а затем выступил по местному телевидению, чтобы успокоить общественность. В то время он сказал, что сделка с Анкарой не является обязательной для Триполи и никоим образом не наносит ущерба интересам Ливии. Однако Эльтвеби и ее коллеги считают, что министр не смог увидеть, как сделка нарушает нефтяные законы страны и политическую «дорожную карту», которая в первую очередь привела Дбейбу к власти. Спор возник через три года после того, как в ноябре 2019 года было подписано первоначальное соглашение о демаркации морских границ между Ливией и Турцией, которое было еще более спорным и вызвало широкое возмущение внутри Ливии и ее соседей по Восточному Средиземноморью, таких как Египет. В то время Триполи подвергся нападению со стороны базирующегося на востоке сил  Халифы Хафтара, который угрожал захватить власть в столице. Тогдашнее отчаявшееся Правительство национального согласия (ПНС) нуждалось в срочной помощи, чтобы отбить наступление Хафтара. Анкара, уже вовлеченная в давний спор с Афинами и Никосией по поводу морских границ, увидела возможность и воспользовалась ею, предложив Триполи сделку по безопасности в обмен на морскую сделку, которая обозначила границы между обеими странами, вызвав гнев Каира, Афин и Никосии. Внутри самой Ливии соглашение не может быть реализовано, поскольку любое международное соглашение должно быть одобрено и ратифицировано парламентом, прежде чем оно станет обязательным. Парламент Восточной Ливии отклонил первоначальное соглашение от 2019 года, а также отклонил Меморандум о взаимопонимании 2022 года, назвав оба документа «незаконными» и наносящими ущерб суверенитету Ливии в долгосрочной перспективе. Министр иностранных дел Греции после встречи со спикером ливийского парламента в Тобруке Акилой Салехом в ноябре прошлого года написал в Твиттере, что его страна «удовлетворена» тем, что ливийский законодательный орган отклонил соглашения ПНЕ с Анкарой от 2019 и 2022 годов. «Решение суда определенно создает прецедент», — сказал адвокат из Триполи, говоривший на условиях анонимности. Он отметил, что это решение может также означать, что «сделка по безопасности 2019 года» теперь под вопросом. Его коллега Салем Хуссен, эксперт по международным отношениям из Восточной Ливии, сказал, что ПНЕ «не известно своим уважением к закону», но, тем не менее, решение суда остается важной вехой. Хуссен добавил, что это первый случай в Ливии, когда независимые юристы решили «привлечь коррумпированное правительство к ответственности», несмотря на все «плохие вещи, которые оно сделало до сих пор». 12 января представитель ПНЕ Мухаммед Хамуда назвал решение суда «предварительным» шагом, но не сказал, планирует ли правительство Дбейбы подать апелляцию. В то же время министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что ПНЕ передало Анкаре, что она не должна серьезно относиться к решению суда. На вопрос, будут ли она и ее коллеги обращаться в тот же суд по поводу сделки по безопасности, Эльтвеби сказала, что «все возможно». Сделка по безопасности дает Анкаре разрешение на размещение войск на ливийской территории. Сотни турецких военных и тысячи сирийских наемников все еще находятся в Ливии. Если ПНЕ проиграет дело в апелляции, она окажется в неловком положении, что нанесет ущерб тому малому доверию, которое у нее есть, полагает Хуссен. Он предполагает, что правительство может предпочесть «хранить молчание», в то время как на местах продолжит предпринимать практические шаги по реализации Меморандума о взаимопонимании, в чем, по словам Чавушоглу, он был уверен. При этом рискнем предположить, что инициативу «частных юристов» в данном случае надо рассматривать прежде всего как маневр самого А.Х.Дбейбы, который таким образом снимает с себя ответственность за невыполнение подписанного документа при одновременном сохранении хороших отношений как с Анкарой, так и со всеми теми странами, которые негативно к нему относятся.  В этой связи практической реализации условий Меморандума о взаимопонимании в краткосрочной перспективе ожидать не стоит.

52.13MB | MySQL:103 | 0,645sec