Очередное заседание комитета Бундестага по расследованию вывода Бундесвера из Афганистана: продолжение изучения проблемы эвакуации местных сотрудников

В конце минувшей недели специальный следственный комитет парламента Германии, созданный летом прошлого года с целью расширенного изучения обстоятельств вывода вооруженных сил ФРГ из Афганистана, провел очередное открытое заседание. В ходе встречи состоялся опрос бывшего местного работника Германского общества международного сотрудничества (GiZ), отвечающего за реализацию программ и проектов в области содействия устойчивому развитию за рубежом, а также экс-преподавателя немецкого языка в Институте Гёте в Кабуле. В центре внимания собравшихся были вопросы, связанные с возможностями покинуть Афганистан после прихода власти движения «Талибан» (запрещено в РФ), а также реальными и потенциальными рисками, с которыми столкнулся местный персонал, оказывавший поддержку Берлину при реализации военных и гражданских задач.

Уже традиционно, рассмотрение темы началось с этапа подписания Дохинских соглашений между США и талибами и их воздействия на ситуацию в стране. Как кажется, следственный комитет в своем итоговом отчете готовится сделать данный фактор одним из решающих при определении причин, повлиявших на исход вывода Бундесвера. Первый свидетель, который, работал с различными германскими ведомствами в Афганистане, начиная с 2005 г., а также сотрудничал с зарубежными СМИ и международными организациями, подчеркнул, что, поскольку специфику своей деятельности он не скрывал, то практически сразу начал получать угрозы от талибов, которые также вымогали у него деньги. При этом серьезной опасности за свою жизнь он, судя по всему, первоначально не испытывал, поскольку верил в потенциал международных институтов, с которыми продолжительное время взаимодействовал. По словам опрошенного, договоренности, достигнутые американской администрацией с «Талибаном» в Дохе сразу получили на местном уровне отрицательные оценки с точки зрения определения перспектив развития событий в Афганистане, однако никто не мог предположить, как указывает свидетель, что талибы сумеют захватить власть, причем в столь ограниченные сроки.

По показаниям первого свидетеля, уже 15 августа он предпринял попытку связаться со своим руководством в GiZ для выяснения вариантов покинуть государство. Параллельно с этим он начал запрашивать информацию через посольство ФРГ в стране и у своих знакомых, с которыми ранее сотрудничал по другим проектам, в том числе с журналистами. В итоге, по мнению свидетеля, именно последние помогли ему и его родственниками эвакуироваться. При этом опрошенный указывает, что вплоть до начала сентября, когда он все же покинул Афганистан, ему не было предоставлено никакой информации от GiZ, хотя именно с этой организацией он непосредственно взаимодействовал на завершающем этапе.

Свидетель привлек внимание участников заседания к тому, что талибы, судя по всему, были хорошо осведомлены о лицах, которые по различным линиям оказывали содействие иностранным силам в Афганистане. Более того, речь шла не только о персональной информации, но и о финансовой. По словам опрошенного бывшего местного сотрудника GiZ, после захвата власти в стране, он проживал не дома, а укрывался у друзей, в то время как в его постоянном месте жительства «Талибан» провел обыски. Затем в начале сентября, готовясь к выезду, свидетель предпринял попытку получить деньги за ранее выполненную работу, для чего отправился в офис GiZ. На обратном пути он подвергся нападению, получив серьезное пулевое ранение.

Свидетель подчеркнул, что неотложная медицинская помощь отказывалась прибыть к месту событий, поэтому в больницу он был доставлен родственниками. Вероятно, это привело к тому, что официальные сведения о нем, в общую статистику не попали, и талибы сочли его умершим. В результате, как отмечает опрошенный, его банковский счет был арестован. Таким образом, показания данного свидетеля дополняют уже имеющуюся информацию, появлявшуюся в том числе в немецких СМИ, согласно которой талибы во многих случаях были заинтересованы не столько в преследовании, сколько в получении денег за то, чтобы его прекратить. В частности, ранее во многом схожие свидетельства были представлены при рассмотрении вопроса о женщинах- сотрудничавших с НКО в Афганистане, которых пытались похитить и выдать замуж, а затем требовали компенсацию за несостоявшийся брак.

Выехать из Афганистана свидетель сумел через Пакистан, не имея никаких специально оформленных для этого документов. Перед этим при поддержке знакомых из немецких журналистских кругов туда же отправилась его семья, которая, по словам опрошенного, «доставлялась в тяжелых условиях». Свидетель подчеркнул, что ввиду грядущего закрытия границ, ему пришлось самовольно уйти из больницы, где он находился после ранения, и уехать на личном автомобиле. Ни о какой эвакуационной операции информацию он не получал. При этом свидетель позитивно оценивает работу дипломатов ФРГ  в Исламабаде.

Противоположный пример привела бывшая сотрудница Института Гёте в Кабуле. По ее словам, после того, как появилась информация, что столица была захвачена «Талибаном», она отправилась в аэропорт, откуда почти беспрепятственно вылетела в Ташкент. Впрочем, свидетельница высказала мнение, что на содействие, полученное ею со стороны немецких военных, повлиял не только статус работника германского учреждения, но и наличие у нее действующей визы в США. Также опрошенная пояснила, что ее коллеги сумели выбраться из Афганистана  по линии работодателя, который оказывал помощь на различных направлениях, в том числе заранее составив списки и агитируя за выезд.

Таким образом, можно говорить о том, что последнее заседание, на котором рассматривалась тема, ранее уже поднимавшаяся в Бундестаге в том же формате, прошло в более спокойном режиме. Как минимум, если верить официальному пресс-релизу, первый свидетель не столкнулся с большим количеством вопросов, как это было с его предшественниками, серьезно критиковавшими организацию процесса эвакуации местного персонала из Афганистана. Основным же промежуточным выводом встречи специального следственного комитета можно считать то, что процесс отъезда афганских сотрудников в значительной степени зависел от их конкретного места работы, что смещает часть ответственности за просчеты с правительства на уровень того или иного ведомства или неправительственной структуры.

Вместе с тем, на днях именно федеральные власти столкнулись с обвинением в свой адрес со стороны организации по поддержке эвакуации афганского персонала Patenschaftsnetzwerks Afghanische Ortskräfte, возглавляемой бывшим военнослужащим Бундесвера М.Гротианом, который сам участвовал в миссии в Афганистане. По его словам, Берлин владел информацией о ситуации в стране и делал прогнозы, позволявшие заранее позаботиться о местных сотрудниках, как минимум в том, что касается выдачи необходимых документов. Вместо этого, как утверждает бывший военный, а ныне правозащитник, Бундесвер эвакуировался поспешно, в то время как в стране по-прежнему остаются те, кто оказывал ему содействие и теперь на данном основании подвергается повышенным рискам для жизни.

62.29MB | MySQL:101 | 0,597sec