Об изменениях в предвыборной ситуации в Турции

Президент Турции Р.Т. Эрдоган 22 января 2023 года объявил, что досрочные президентские и парламентские выборы состоятся 14 мая. Официальный запрос на изменение даты должен быть подан в Высший избирательный совет (YSK) 10 марта. В соответствии с новой президентской системой, действующей в Турции с 2018 года, назначение досрочных выборов входит в компетенцию главы государства (а также парламента). Заявление президента вступит в силу только после одобрения YSK (совет подчиняется власти Р.Т.Эрдогана и вряд ли заблокирует этот запрос). Согласно Конституции Турецкой Республики, и президент, который доминирует в политической системе, и члены парламента будут избираться на пятилетний срок[i].

Выборы в Турции пройдут на фоне острой социально-политической напряженности (усталость от правления Партии справедливости и развития (ПСР) и Р.Т.Эрдогана с 2002 года выливается в рост поддержки оппозиции), валютного кризиса[ii], затянувшегося на несколько лет, и динамичной международной ситуации – в том числе конфликт на Украине, споры с Западом и курдская проблема. Выборы приурочены к 100-летию основания Турецкой Республики, что усугубляет сильную напряженность, связанную с идентичностью по поводу кемалистского наследия, включая роль секуляризма, цивилизационную ориентацию страны и видение ее будущего[iii].

Консервативно-исламистская ПСР, правившая страной в коалиции с Партией националистического движения (ПНД), сейчас борется с массовым оттоком голосов. Правящий лагерь в настоящее время может надеяться на уровень поддержки около 40-45%, что соответствует совокупным голосам, которые опросы дают оппозиции, в то время как сама ПНД колеблется около избирательного порога. Досрочные выборы позволили бы правящей коалиции извлечь выгоду из положительных эффектов временного экономического подъема, включая приток иностранного капитала в последние месяцы, краткосрочное снижение инфляции и введение масштабных социальных программ. Изменение даты выборов также, вероятно, повысит явку избирателей в пользу правящей коалиции[iv].

Перенос выборов станет вызовом для оппозиции и дезориентирует ее предвыборную кампанию. Неформальный оппозиционный блок состоит из шести партий и включает в себя республиканские, ультранационалистические, исламистские и неолиберальные круги. Единственный «политический клей», который связывает их вместе, – это их желание свергнуть Р.Т.Эрдогана и восстановить парламентскую систему. Одновременно оппозиция втянута во множество внутренних конфликтов, в том числе споры о лидерстве из-за отсутствия единого кандидата в президенты, напряженность между лидерами крупнейших партий и амбиции оппозиционных мэров крупных мегаполисов, вырвавших власть у ПСР на выборах 2019 года. Вдобавок к этому оппозиция борется с существенными политическими разногласиями между крайними националистами и прокурдскими левыми[v].

Можно обоснованно утверждать, что с объявлением даты выборов Турция фактически начала предвыборную кампанию. Оппозиция, вероятно, попытается извлечь выгоду из разочарования общественности, разоблачить ошибки правительства и мобилизовать свой электорат. Тем не менее, будет огромной проблемой попытаться как достичь, так и сохранить сплоченность и единое лидерство внутри блока. Как обычно в Турции, опытный и централизованный правящий лагерь вместе со всем государственным аппаратом (судами, избирательными комиссиями, полицейскими органами и финансовыми ресурсами, необходимыми для агитации) будет иметь инициативу в кампании. Кроме того, Эрдоган имеет право эскалировать или деэскалировать напряженность в международной политике и использовать этот вопрос для мобилизации большего количества избирателей, в основном из националистических кругов. С другой стороны, следует ожидать административных и юридических нападок на оппозицию или повторяющийся вопрос о запрете крупнейшей курдской партии[vi].

Подводя итог вышесказанному подчеркнем, что стратегия Р.Т.Эрдогана в современных условиях полностью описывается принципом «разделяй и властвуй». В условиях политической разрозненности он может использовать имеющуюся у него силу (что, в целом, и происходит). Сейчас основная задача сторонников Р.Т.Эрдогана – это создание препятствий для объединения крупных оппозиционных партий, поскольку антиэрдогановские партии продолжат работу в этом направлении. Как показывает динамика политического процесса в Турции, наличие недовольства сложившейся ситуацией автоматически не ведет к победе оппозиции. Учитывая это, именно сейчас ведется борьба за инициативу. Важно то, в каком состоянии подойдут оппоненты к началу официальной предвыборной кампании, поскольку именно эти события определяют прочность основных игроков и их готовность к борьбе.

Таким образом, окажется ли в 2023 году Турция под властью президента, держащегося у власти исключительно силовым ресурсом и пропагандой будет, в целом, зависеть от турецких избирателей. Однако, еще больше зависит от самого Р.Т.Эрдогана, который по-прежнему в качестве козырей может использовать небольшую победоносную войну ВС Турции на севере Сирии и Ирака и превращение Турции в «глобальный энергетический хаб» в случае расширения сотрудничества с Россией.

[i] https://www.osw.waw.pl/en/publikacje/analyses/2023-01-24/turkey-early-elections-ahead

[ii] https://www.cumhuriyet.com.tr/ekonomi/vergi-affi-meclise-geldi-pesin-odeyene-yuzde-90-indirim-2025890

[iii] https://www.youtube.com/watch?v=tU7vu4PNVqI

[iv] https://www.cumhuriyet.com.tr/siyaset/erdogandan-14-mayis-aciklamasi-ucuncu-kez-adaylik-tartismalarina-hukuk-skandali-dedi-2026141

[v] https://www.politikyol.com/onumuzdeki-secimlerde-sadece-cumhurbaskani-adaylari-degil-iki-farkli-turkiye-anlayisi-da-yarisacak/

[vi] https://www.politikyol.com/secim-net-mesaj-ve-dogrudan-temas-ile-kazanilabilir/

52.2MB | MySQL:103 | 0,547sec