Об урегулировании кризиса в Йемене при посредничестве Султаната Оман

Главным посредником в нынешнем раунде переговоров между йеменскими хоуситами (и стоящим за ним Ираном) с законным правительством Йемена (и стоящим за ним КСА) сейчас является глава оманской разведки Мухаммед Султан аль-Нумани. Поскольку конфликт в Йемене длится уже восьмой год, Маскат при сильной поддержке Вашингтона пытается сохранить за собой роль главного посредника, к неудовольствию Эр-Рияда, который хотел бы сам руководить процессом. Есть и еще один нюанс – наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман не доверяет аль-Нумани. Он помимо того, что курирует разведку Омана, возглавляет также  султанскую канцелярию (5 марта 2011 года он был назначен министром султанской канцелярии, сменив на этом посту генерал-лейтенанта Али бен Маджида аль-Маамари), является главой канцелярии верховного главнокомандующего с 2011 года, офицером в звании генерал-лейтенанта оманской армии, а с 2001 по 2011 гг. он также  был генеральным госсекретарем по делам султанского двора. В январе 2020 года после смерти султана Кабуса аль-Нумани возглавил Совет обороны Омана, который собственно и должен был выбрать преемника монарха. В результате был выбран Тарик аль-Хейтам. Здесь также не обошлось без интриги. Тогдашние глава Службы внутренней безопасности Саид бен Али бен Захер и главный инспектор полиции и таможни Хасан бен Мохсен аш-Шарики, деятельность которых курируется султанской канцелярией, распускали слухи о том, что аль-Нумани готовит государственный переворот по свержению Тарика аль-Хейтама. В этой связи ожидалось, что аль-Нумани ждет отставка в целой череде кадровых чисток, которые инициировал новый султан, но он сохранил все свои посты. При этом он не только остался у власти, но и получил от Тарика аль-Хейтама новые полномочия. Перед ним была поставлена задача по «сохранению внутренней стабильности государства»; а также налаживанию новых каналов  получения достоверной и своевременной информации для доклада ее лично новому султану. Есть и еще одна деликатная обязанность. Во времена султана Каббуса, который ему всецело доверял, аль-Нумани был близок к сводному брату султана Асаду бен Тарику, который также претендовал на трон. После того, как аль-Нумани присягнул на верность новому султану Тарику, последний поручил ему осуществлять миссию по поддержанию неформального канала коммуникаций между ним и Асадом.  Если еще проще – поддерживать канал обмена информации со своими оппонентами среди правящей семьи.

Аль-Нумани сыграл важную роль в налаживании отношений Султаната Оман с КСА и ОАЭ в области безопасности после долгого периода их охлаждения, связанных с обвинениями Эр-Рияда в адрес Маската в том, что он фактически поощряет контрабанду иранского оружия через Оман в Йемен, где оно попадает в руки хоуситов. Дошло до того, что Мухаммед бен Сальман даже хотел инициировать исключение Омана из членов  ССАГПЗ, против чего категорически выступили ОАЭ. Что касается ОАЭ, то именно аль-Нумани курировал в 2019 году операцию по нейтрализации сети агентов эмиратских спецслужб, которые сумели инфильтроваться в самые верхние эшелоны государственной и султанской  власти Омана, что популярности ему в Абу-Даби не добавило.  Тем не менее, усилиями аль-Нумани отношения с КСА и ОАЭ удалось относительно стабилизировать. Прежде всего, в силу того, что именно аль-Нумани разработал «дорожную карту» соглашения о перемирии между хоуситами и КСА в апреле прошлого года, которое фактически действует до сих пор. Помимо этого, именно аль-Нумани играет главную роль в поддержании неформальных и опосредованных контактов между Тегераном и Вашингтоном, а также курирует переговоры по вопросам безопасности с важнейшими международными партнерами страны, такими как министр обороны Китая Вэй Фенджи, который посетил Маскат в апреле 2022 года.

Но несмотря на это, Эр-Рияде очень ревностно относится к возросшей роли аль-Нумани в системе национальных спецслужб. В руководстве КСА по-прежнему считают аль-Нумани главной фигурой в разжигании антсаудовских настроений в приграничной к Оману йеменской провинции Махра, через которую идет основной поток трансграничной контрабанды, в том числе и оружия. В 2020 году по версии Эр-Рияда именно поддержка оманской разведки позволила повстанцам в Махре получить оружие и организовать несколько нападений на саудовские патрули два года назад.     Помимо этого, Эр-Рияд считает аль-Нумани слишком «близким» к Тегерану. В КСА также недовольны слишком активным  посредничеством  аль- Нумани в йеменском кризисе и полагают, что он относится с симпатией к хоуситам. 10 января аль-Нумани отправил делегацию своих офицеров в Сану для переговоров с хоуситами, а до этого такая же делегация была в Сане 21 декабря. Оманцы встречались с главой движения хоуситов Абдель-Маликом Аль-Хуси, главнокомандующим вооруженных сил хоуситов Махди аль-Машатом, и начальником Генштаба движения Мухаммедом Гамри. На этих встречах оманцами был представлен план аль-Нумани, который предусматривает  фактическое разделении страны по линии Север-Юг примерно по нынешней линии разграничения противоборствующих сил, что КСА  категорически не устраивает. При этом этот план устраивает в целом ОАЭ, хотя на словах они поддерживают позицию Саудовской Аравиии. Но свой сигнал о поддержке этого плана Маската они уже послали через заявления нескольких ключевых фигур в подконтрольном им Южном переходном совете. При этом после этих переговоров в Сане  осталось несколько нерешенных важных вопросов: разблокирование дорог вокруг Таиза; выплата заработной платы чиновникам и госслужащим в Сане, которые считаются принципиальными для решения более глобальных задач, типа совместного использования  нефтегазовых месторождений в Йемене и портов в Красном море. При этом  оманцы стремятся организовать прямые переговоры хоуситов с начальником Генштаба саудовской армии Файядом Рувайли и послом КСА в Йемене Мухаммедом аль-Джабером. При этом эти переговоры исключают участие в них главы Президентского переходного совета Рашида, что категорически Эр-Рияд не устраивает. Он раздражен инициативами Маската и в январе Саудовская Аравия открыла свой канал переговоров с хоуситами. Но за оманский вариант выступает Вашингтон, что сдерживает Эр-Рияд.

52.62MB | MySQL:106 | 0,645sec