Турция: роль Демократической партии народов как фактор успеха оппозиции на выборах 2023 г.

Парламентские выборы 7 июня 2015 г. сформировали фактор Демократической партии народов (HDP). Успех оппозиции на них и препятствие формированию однопартийного правительства с участием Партии справедливости и развития (AKP) стали, во многом, возможными благодаря преодолению этой партией 10%-го избирательного порога. Поддержка HDP кандидатуры Экрема Имамоглу стала одной из причин победы Национальной коалиции на выборах мэра Стамбула в 2019 г. Такое влияние она не растеряла и несомненно повлияет на результаты приближающих выборов.

HDP отличается самобытностью среди других участников турецкого политического ландшафта. Она – одна из двух доминирующих партий среди курдского сегмента электората. Учитывая высокую популярность AKP в районах их проживания в 2002-2015 гг., HDP стала сдерживающим фактором для роста ее рейтинга. После правого поворота правящей партии 2015 г. ее популярность среди курдов начала падать. Это сформировало новый баланс, так как «фиолетовые» стянули на себя 50-60 депутатов. Большую часть этой квоты ранее контролировалась правящей партией. По сути, сейчас она остается популярной только среди консервативных и религиозных курдов старшего поколения. Поэтому наличие HDP является важным условием для ограничения потенциала Партией справедливости и развития (АКР).

В чем проявляется этот эффект? Все оппозиционные партии в Турции являются антиэрдогановскими. То есть для них победа AKP является неприемлемой. Для ограничения влияния Р.Т.Эрдогана необходимы получение оппозицией парламентского большинства и победа оппозиционного кандидата на президентских выборах. Но это лишь задача-минимум. Оппозиция стремится к переходу к парламентской республике. Этот тезис поддерживают все соперники президента, независимо от их идеологической ориентации. Для этого оппозиции нужно получить минимум 360 мандатов для проведения конституционного референдума или минимум 400 мандатов для проведения реформы через парламент.

С другой стороны, существует факт потери своего преимущества Национальной коалицией, которая она имела со середины 2021 г. В лучшей своей форме ее рейтинг был на 5 пунктов больше, чем у конкурентов, однако сейчас они идут ноздря к ноздре. Важно подчеркнуть, что оппозиция не достигла высокого уровня консолидации. Это ведет к проблеме отношений Национальной коалиции с HDP. В этих условиях проэрдогановскому блоку может хватить 40% голосов для получения большинства в парламенте. То есть контекст характеризуется тем, что оппозиционная коалиция теряет свое преимущество, а проэрдогановские партии вышли на минимальный уровень поддержки для обеспечения контроля над законодательным органом.

Какую позицию занимает Демократическая партия народов в этой ситуации? Новая избирательная система усиливает партии, которые занимают первые места в конкретных провинциях. Реформа ограничивает влияние малых участников процесса, которым теперь для получения мандатов недостаточно быть членом коалиции, преодолевающей избирательный порог. Это усиливает партии, которые имеют локализированную поддержку. В Турции к ним относят AKP и HDP. Поэтому, несмотря на падение результатов, «фиолетовые» сохранят свое представительство в парламенте.

Из этого вытекает то, что без HDP сейчас невозможно получить парламентское большинство. Партия выполняет две функции. С одной стороны, она ограничивает возможность для доминирования AKP в парламенте. Если положение сохранится, то получение Народной коалицией большинства станет нереальным. С другой стороны, шанс может появиться у оппозиции, если Национальная коалиция сможет договориться с «фиолетовыми». Оппозиционный блок по разным оценкам самостоятельно может получить 265-285 мандатов при пороге в 301 депутат. Поэтому она нуждается в поддержке Демократической партии народов.

Поэтому HDP влияет на стабильность функционирования системы после выборов. Ее неучастие в двух основных коалициях делает высоковероятным формирование т. н. «подвешенного парламента». Этот эффект создается, когда парламентское большинство не является устойчивым, и в любой момент акторы могут его потерять. Он будет действовать в том случае, если оба блока не смогут самостоятельно получить необходимые 301 мандат. Почему сотрудничество c HDP может приобрести именно такой характер? На это влияют их идеологические противоречия с националистическими партиями, которые входят в обе коалиции. Это формирует риск раскола в случае создания союза с «фиолетовыми».

Но даже если коалиции смогут добиться большинства, оно будет шатким. Возможна ситуация, при которой один из блоков получит 302-310 мандатов. В таком случае есть риск потери большинства в результате перехода депутатов в другие партии. Эта ситуация демонстрирует поляризацию системы. Основные силы не имеют преимущества, которым ранее владели. Поэтому они зависят от прямо или косвенно от альтернативных игроков. Учитывая идеологические различия, это только усложняет ситуацию.

Таким образом, мы пришли к следующим выводам.

  • HDP является актором, который определяет баланс сил.
  • Этот статус партии может вывести ее из политической изоляции, так как по примерным подсчетам оппозиция может получить парламентское большинство только при наличии союза с «фиолетовыми».
  • С другой стороны, отсутствие преимущества у одного из двух блоков указывает на фрагментацию. Именно поэтому они зависят от позиции других сил. Она создает риск формирования «подвешенного парламента» и политического кризиса после выборов.
52.27MB | MySQL:103 | 0,486sec