Военно-политическая обстановка в Ираке (январь 2023 года)

Военно-политическая обстановка в Ираке в январе 2023 года продолжала характеризоваться относительной стабильностью. Правительство во главе с М.аль-Судани в целом контролирует ситуацию в стране. В то же время серьезные противоречия экономического и политического характера сохраняются между центральным правительством в Багдаде и властями курдского автономного региона в Эрбиле. В январе в различных районах Ирака не прекращались вылазки боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). Серьезные трудности сохраняются в иракской экономике и социальной сфере. В минувшем месяце внешнеполитическая активность руководства Ирака, как и прежде, была направлена на упрочение позиций страны в регионе и на международной арене в целом.

Положение дел в сфере безопасности в ряде районов Ирака остается сложным, что связано главным образом с действиями террористов ИГ. Напряженная ситуация сохраняется на севере страны в районах, прилегающих к границе с Турцией.

Вооруженные силы Турции в январе продолжали на севере Ирака, начатую в апреле 2022 года военную операцию «Коготь-Замок» против партизан Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена). В Анкаре РПК считают одной из основных угроз национальной безопасности страны. В операции против сил противника задействованы преимущественно авиация и спецназ. Турецкие войска периодически наносили авиационные и артиллерийские удары по приграничным районам на севере Ирака, преследуя боевиков РПК. Турецкие беспилотники ведут активную разведку мест расположения курдских сепаратистов. Вблизи границы с Ираком сосредоточена крупная группировка ВС Турции.

Президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил 10 января в телефонном разговоре с премьер-министром Ирака М.аль-Судани о необходимости положить конец присутствию на иракской территории формирований РПК. По словам Эрдогана, совместное противодействие РПК отвечает интересам национальной безопасности двух соседних стран. Он также выразил надежду на всестороннее укрепление отношений с Ираком в обозримой перспективе.

9 и 11 января турецкие ВВС нанесли серию авиаударов по объектам РПК, расположенным на севере пограничной провинции Дохук в Иракском Курдистане, а 13 января турецкие вооруженные силы обстреляли район Сидакан в провинции Эрбиль.

Власти иракской курдской автономии считают, что у Турции сейчас имеется примерно около 80 аванпостов на территории Ирака. В Эрбиле заявляют, что конфликт между Турцией и турецкой Рабочей партией Курдистана «опустошил не менее 800 деревень с 2015 года, когда было нарушено соглашение о прекращении огня между Турцией и РПК, в результате чего тысячи людей были вынуждены покинуть свои дома».

Багдад признает, что на иракской территории находятся группировки, которые действуют против властей соседних государств — Турции и Ирана, заявил 18 января министр иностранных дел Ирака Ф.Хусейн. При  этом министр указал, что «Конституция Ирака запрещает присутствие на территории страны организаций, выступающих против других государств. Но с другой стороны, — добавил он, — атаки [со стороны Турции и Ирана] территории Ирака противоречат международному праву». По мнению Ф.Хусейна, «выход из подобной ситуации необходимо искать только сообща. По этому направлению мы интенсифицируем переговоры с соседними государствами». По убеждению иракского министра, «единственный путь добиться безопасности внутри страны — это работать над установлением безопасности во всем регионе».

Ирак за последнее время разместил на границе с Ираном и Турцией более 6 тыс. военнослужащих из состава сил МВД, сообщил 14 января глава министерства А.А.аш-Шаммари. По утверждению министра, границы Ирака являются «красной линией», и «мы не остановимся ни перед чем для обеспечения ее безопасности». Аш-Шаммари добавил, что в последнее время была установлена стена протяженностью 650 км на границе с Сирией, также было закуплено современное оборудование для обеспечения неприкосновенности иракских границ. Кроме того, «по согласованию с турецкой стороной было определено 17 площадок для возведения на них пунктов охраны границы».

В январе иракская армия и формирования проправительственных ополченцев продолжали вести активные действия по выявлению укрытий и опорных баз террористов ИГ и наносили по ним удары. Правительственные силы регулярно проводили войсковые и специальные антитеррористические операции в различных районах Ирака с целью выявления и ликвидации террористического подполья джихадистов. Учитывая малочисленность большинства оставшихся бандформирований, войсковые и антитеррористические мероприятия против боевиков «Исламского государства», как правило, представляют собой небольшие по масштабу операции. Активно ведется поиск и задержания террористов и их руководителей, складов вооружения, боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

В 2022 году иракские вооруженные силы уничтожили не менее 220 боевиков ИГ в различных районах страны, еще несколько десятков были захвачены в плен. Об этом сообщила 11 января возглавляемая США международная коалиция по борьбе с «Исламским государством». Кроме того, в 2022 году иракские военные и силы безопасности провели 191 операцию с партнерами по коалиции, в результате которых было задержано 159 боевиков ИГ.

Касаясь борьбы с оставшимися силами джихадистов, министр внутренних дел Ирака А.А.аш-Шаммари отметил, что в этом отношении «налажена постоянная координация с соседними странами, которая поддерживается на высоком уровне». По его словам, международная антитеррористическая коалиция также «обменивается информацией с командованием пограничных войск страны».

В целом же, несмотря на снижение активности, «Исламское государство» по-прежнему представляет реальную угрозу для сил безопасности и населения Ирака. Джихадисты все еще способны вести устойчивую подрывную деятельность и использовать свою специфическую идеологию в интересах вербовки суннитского населения Ирака, сохраняют возможности вести террористическую деятельность в целом ряде регионов республики. В первую очередь, это относится к пустынным районам и окраинам крупных городов, населенных суннитами. Так, территории провинций Салах-эд-Дин, Киркук и Дияла, состоящие из долин, горных хребтов и сельскохозяйственных районов с густыми садами, остаются наиболее важными центрами деятельности «исламского государства в стране. Отмечается всплеск террористической деятельности ИГ и на территориях, оспариваемых между курдским региональным правительством и федеральным правительством Ирака, где боевики ИГ используют вакуум безопасности для атак на гражданских лиц и силы безопасности.

Как отмечают эксперты, джихадисты из ИГ, действующие в составе организации «Вилайет Ирак», «переформулировали свои боевые стратегии в соответствии с новыми реалиями на местах и активизировали деятельность в районах, которые все еще уязвимы перед внутренними проблемами Ирака и демонстрируют слабость местных сил безопасности. На сегодняшний день около 8000 боевиков являются частью «Вилайет Ирак», из них активных около 4000. Остальные принадлежат к спящим ячейкам или являются сторонниками, интегрированными в местные сообщества в провинциях с суннитским большинством».

В целом «ликвидация группировки в Ираке в краткосрочной и среднесрочной перспективе маловероятна вне зависимости от реализуемой военно-политической стратегии. Тем не менее, любая попытка уменьшить угрозу в долгосрочной перспективе с помощью вербовки, проведения специальных операций и финансовой поддержки, вероятно, может быть реализована только через политические механизмы интеграции арабов-суннитов в политический процесс. Подобная мера, как предполагается, положит конец религиозному экстремизму, поспособствует справедливому распределению власти и материальных благ среди разношерстного населения и восстановлению разрушенной государственной и военной инфраструктуры».

2 января в городе Рамади, административном центре западной провинции Анбар, была устроена засада, в результате которой задержан один из разыскиваемых террористов ИГ. Также в этот день иракским спецслужбам удалось изъять в различных районах страны 69 самодельных взрывных устройств (СВУ) и два пояса смертников.

Иракские ВС 4 января задержали террористку и ещё двух террористов ИГ в северной провинции Найнава.

8 января силы международной коалиции сбили неопознанный БПЛА, попытавшийся приблизиться к авиабазе Айн-эль-Асад на западе Ирака, использовавшейся в недавнем прошлом силами коалиции во главе с США.

Шиитские ополченцы из проиранской вооруженной организации «Аль-Хашд аш-Шааби» 10 января подверглись атаке боевиков ИГ к востоку от города Тикрит в центральной провинции Салах эд-Дин. В результате ожесточенного боестолкновения погиб один ополченец, еще трое ранены. После прибытия подкреплений нападавшие скрылись.

13 января одно из крупнейших газовых месторождений в Иракском Курдистане — Хор Мор – в очередной раз подверглось ракетному обстрелу.

Иракские силы безопасности 16 января объявили об изъятии 1400 кг аммиачной селитры, которая была обнаружена в убежище «Исламского государства» в районе города Хувейджа в северной провинции Киркук. Взрывоопасное химическое соединение было изъято в ходе операции, проведенной Федеральным агентством разведки и расследований при МВД Ирака.

17 января боевики ИГ совершили нападение на пункт дислокации иракских военных к западу от Мосула, административного центра провинции Найнава. Террористов выявили с помощью инфракрасных камер слежения. Между боевиками и военными вспыхнули столкновения, продолжавшиеся несколько часов. В результате вооруженных стычек два экстремиста были ликвидированы, остальные были вынуждены покинуть место происшествия.

Министр иностранных дел Ирака Ф.Хусейн 18 января отметил, что «террористическая угроза исходит не только из Ирака и не только от ИГ». По его словам, «на территории Сирии, помимо ИГ, действуют и другие экстремистские группы, которым достаточно просто проникнуть в Ирак». В этой связи в Багдаде считают, что иракской армии в 2023 году «придется усилить свои военные операции и контроль в приграничных и пустынных районах, особенно вдоль границы с Сирией».

20 января самолеты ВВС Ирака нанесли удары по четырем укрытиям террористических организаций в районе города Туз-Хурмату на севере провинции Салах-эд-Дин, уничтожив находящихся в них боевиков.

Вооруженные силы Ирака 21 января уничтожили в провинции Киркук здание с находящимся в нем боевиком ИГ.

22 января ВВС Ирака нанесли авиаудар по укрытию террористов ИГ на востоке провинции Салах-эд-Дин на границе с Иракским Курдистаном. В результате операции были уничтожены 11 боевиков.

Иракские военные 24 января арестовали шесть террористов ИГ в провинции Салах-эд-Дин. Кроме того, Иракские объединенные силы объявили о проведении операции по обеспечению безопасности в районах к югу от города Самарра в этой же провинции.

25 января МВД Ирака предотвратило нападение смертника с участием трех человек недалеко от города Синджар в северной провинции Найнава.

Администрация Синджара, населенного преимущественно курдами-езидами, в конце января начала регистрацию лиц, желающих присоединиться к местным полицейским силам, «чтобы заменить пришлые вооруженные группы и восстановить безопасность в этом районе». Ожидается, что численность этих сил составит примерно 2 500 человек.

Ополченцы «Аль-Хашд аш-Шааби» 28 января объявили о захвате боевика ИГ, который раньше являлся «главным убийцей» террористической группировки в Багдаде. Боевик был схвачен спецназом ополченцев в провинции Анбар, недалеко от контрольно-пропускного пункта Аль-Тахадди на границе с Сирией. Он возглавлял группу убийц ИГ в так называемом «Вилайате Северного Багдада». В этот же день Федеральное разведывательное управление Ирака заявило об аресте пяти членов ИГ в разных районах провинции Киркук.

7 января премьер-министр Ирака М.аль-Судани отдал распоряжение открыть «зеленую зону» в центре Багдада и убрать все возведенные вокруг нее заграждения. Согласно принятому решению, должны быть открыты и разблокированы «все дороги, ведущие в «зеленую зону», а также демонтированы все бетонные заграждения, ранее установленные по периметру этого квартала в центре столицы». Днями ранее, правительство страны распорядилось открыть два моста через реку Тигр, ведущих в прилегающие к данной зоне районы. Как известно, на протяжении длительного времени «зеленая зона» в Багдаде была центром массовых демонстраций и столкновений между сторонниками различных иракских политических блоков, которые почти год не могли прийти к соглашению по вопросу формирования нового правительства страны. Неоднократно центральные кварталы Багдада обстреливались ракетами и минометными снарядами, там проходили вооруженные стычки военизированных группировок, поддерживавших различные политические силы. Как видится, решение об открытии «зеленой зоны» свидетельствует об улучшении обстановки в сфере безопасности в иракской столице.

Сложными остаются и проблемы, связанные с возвращением и реинтеграцией, бывших боевиков ИГ и членов их семей. В настоящее время эти лица и их семьи находятся в лагере беженцев Аль-Холь в Сирии под контролем поддерживаемых США курдских группировок. Иракское правительство опасается, что такие репатрианты смогут создать «инкубаторы», где они смогут перегруппироваться и вернуться, чтобы дестабилизировать страну.

Иракским властям необходимо также решить проблему вынужденных мигрантов и временно перемещенных лиц (ВПЛ), которым необходимо будет разрешить вернуться в провинции на западе и северо-западе Ирака. Так, только в лагерях на территории Иракского Курдистана по состоянию на конец 2022 года находилось более 665 тысяч ВПЛ и более 248 тысяч беженцев. Федеральное правительство Ирака планирует инициировать комплексную программу, которая будет способствовать возвращению всех ВПЛ в течение шести месяцев. «В течение следующих шести месяцев мы вернем всех ВПЛ в их родные города и полностью закроем досье ВПЛ в стране», — заявил 31 января министр труда Ирака А. аль-Асади. Вместе с тем, иракские ВПЛ не спешат возвращаться домой по целому ряду причин, в том числе из-за отсутствия безопасности в прежних местах их проживания, множества мин и других взрывоопасных предметов, оставленным в ходе войны против ИГ, из-за экономических проблем, плохого качества коммунальных услуг и т.п.

Приблизительно 150 человек пострадали в Багдаде из-за фейерверков и беспорядочной стрельбы в ночь на 1 января.

Правительство Ирака прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной военной и военно-технической помощи. Здесь же следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, финансовые трудности привели к заметному сокращению военных расходов, что негативно отражается на состоянии армии. Негативно на положении дел в вооруженных силах и других силовых структурах сказывается и не прекращающееся противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

В целом на сегодняшний день, как показывает ход войсковых и специальных операций против боевиков «Исламского государства», боеспособность иракских вооруженных сил, шиитских ополченческих формирований и курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся заметный прогресс, пока еще остается недостаточно высокой.

Одной из острых проблем, стоящих перед властями Ирака, остается контроль за действиями военизированных формирований, которые должны быть или распущены, или значительно сокращены, возможно, путем их реинтеграции в правительственные силы безопасности. Отметим, что вооруженные ополченческие формирования регулярно обвиняют в обострении межконфессиональных конфликтов, несоблюдении указаний государственных сил безопасности, угрозах иракскому правительству, нападениях на американские военные базы и военнослужащих из стран международной антитеррористической коалиции.

15 января премьер-министр Ирака М.аль-Судани выступил за сохранение присутствия американских военных в стране для помощи в ликвидации «Исламского государства». Вместе с тем Ирак, по словам премьера, не нуждается в боевых иностранных подразделениях внутри страны. Аль-Судани также заявил, что он не выдвигает сроков вывода американских войск из Ирака.

В минувшем месяце американские военные продолжали перебрасывать через иракскую территорию личный состав и технику на северо-восток Сирии. В свою очередь, из Сирии военные США переправляли на территорию Ирака нефть, зерно и другие сырьевые материалы.

В прошедшем месяце внутриполитическая ситуация в Ираке оставалась сложной, но в целом стабильной. И все же, несмотря на прорыв после года национального кризиса, когда осенью 2022 года было выбрано и назначено все высшее руководство Ирака — парламент, президент, премьер-министр, создано правительство — политическая стабильность в стране далеко не гарантирована в новом году.

Политические наблюдатели отмечают, что «шиитский альянс «Координационная структура», состоящая из поддерживаемых иранцами групп, пользуется большим политическим влиянием после того, как ей удалось привести к власти нынешнее правительство. С тех пор, как Судани пришел к власти в октябре, лидеры Альянса играют ключевую роль в управлении национальной политикой, а ее проиранские группировки восстановили своих членов на ключевых постах в правительстве и в органах безопасности с тем, чтобы повысить свои шансы на следующих выборах».

Сбой в работе государственных служб остается признаком дисфункции правительства в Ираке, несмотря на то, что в государственном секторе работают миллионы людей и на него приходится около 40% годового бюджета. Два десятилетия бесхозяйственности и повальной коррупции привели к тому, что здравоохранение, образование и муниципальный сектор пришли в упадок на фоне серьезного кризиса с водоснабжением и электричеством. Последствия плохой экономической политики и коррупции для работников были серьезными как в государственном, так и в частном секторах, многие иракцы остались безработными, уязвимыми перед бедностью и с трудом оплачивают продукты питания и другие предметы первой необходимости.

При этом коррупция продолжает наносить ущерб Ираку, препятствуя установлению принципов демократии, развитию и способности вывести людей из нищеты. Страна занимает самое низкое место в международном индексе восприятия коррупции, находясь в нижней части списка из 180 стран, опрошенных на предмет предполагаемого уровня коррупции в государственном секторе. И это в условиях богатейших запасов нефти, доходы от которых в прошлом году превысили $115 млрд, что на 52%, больше показателя 2021 года — $75,65 млрд.

Серьезные трудности испытывает валютно-финансовая система Ирака. 23 января Центральный банк Ирака заявил: «Проблема, с которой мы сейчас сталкиваемся в Ираке, заключается в дефиците иракского динара, а не доллара». По словам официальных лиц в Багдаде, соседние страны, которые в значительной степени зависят от официальных рынков обмена иностранной валюты в Ираке для получения долларов, также сталкиваются с кризисом ликвидности. Пострадали в первую очередь Иран, Турция и Сирия. Кризис затронул экономику в целом, выросли цены на потребительские товары. В настоящее время иракскому правительству требуется не менее 8 трлн динаров (примерно $5,5 млрд д) в месяц для выплаты заработной платы государственным служащим, а также выплат пенсионерам, получателям социального обеспечения, жертвам терроризма и другим лицам, и это обеспечивается в основном за счет валютного аукциона. Большая часть валюты поступает из доходов Ирака от продажи нефти, которые с 2003 года выплачиваются в долларах на счет, принадлежащий Федеральному резервному банку в Нью-Йорке. Казначейство США ежегодно перечисляет Центробанку Ирака $10 млрд из доходов от продажи нефти, чтобы укрепить его валютный баланс. Эта сумма доставляется наличными четырьмя частями. Затем ЦБ Ирака продает доллары через валютный аукцион и другие каналы, чтобы получить динары для министерства финансов. Теперь снижение продаж в долларах вызвало дефицит динаров для Центробанка Ирака. Даже на пике аукциона обычно не удается собрать достаточно средств, чтобы покрыть $275 млн, в которых правительство нуждается каждый день. Этот дефицит обычно покрывается за счет валютных запасов, находящихся в распоряжении ЦБ Ирака, за счет внутренних займов между банком и правительством, путем печатания большего количества валюты или другой финансовой деятельности.

Глава иракского правительства М.аль-Судани 23 января сменил управляющего Центробанка страны после ускорившегося падения иракского динара.

Сотни граждан собрались 25 января в центре Багдада, у здания Центробанка страны в знак протеста против повышения обменного курса иракского динара по отношению к доллару США. Демонстранты требовали покончить со спекуляциями с обменным курсом динара, принять срочные меры для стабилизации курса валюты и привлечения к ответственности коррумпированных чиновников. Кроме того, недовольные иракцы призвали М.аль-Судани выйти к людям и объявить о реальных мерах по улучшению экономической ситуации. С ноября 2022 года курс динара по отношению к доллару постепенно рос, превысив отметку в 1 650 динаров за доллар. 25 января стоимость доллара на двух центральных фондовых биржах Багдада аль-Кифах и аль-Харисия составила 1 606 динаров, в то время как 1 ноября 2022 года курс доллара на биржах Багдада был зафиксирован на уровне 1 462,5 динара.

Некоторые поддерживаемые Ираном политики в Ираке возложили вину за падение динара на недавние меры Министерства финансов США — американцы ввели санкции против нескольких иракских банков, работающих в основном с Ираном, который находится под санкциями США, на фоне опасений, что твердая валюта направляется из Ирака в Иран. В конце 2022 года Федеральная резервная система США начала принимать меры, чтобы замедлить приток долларов в Ирак. Подчеркнем, что падение происходит в то время, когда валютные резервы Ирака находятся на рекордно высоком уровне — около $100 млрд.

Между тем нерешенные проблемы в различных сферах продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями курдской автономии.

Курдское руководство все более отчетливо и настойчиво реализует курс на укрепление самостоятельности подвластных ему территорий, которые в настоящее время в значительной степени представляют собой независимое государственное образование. В то же время на официальном уровне власти автономии продолжают заявлять о приверженности Конституции Ирака и своим обязательствам по соглашениям с федеральным правительством в Багдаде.

Наиболее острые противоречия между Багдадом и Эрбилем сохраняются по вопросам контроля над нефтегазовыми ресурсами курдской автономии. Не решен и вопрос о порядке финансирования автономного региона из федерального бюджета.

На встрече в Багдаде, состоявшейся 11 января, премьер-министр Ирака М.аль-Судани и глава курдского регионального правительства Масрур Барзани договорились урегулировать разногласия и нерешенные вопросы, в том числе касающиеся бюджета на 2023 год и закона о нефти и газе, в соответствии с иракской конституцией, а 21 января М. аль-Судани обсудил с президентом иракской курдской автономии Нечирваном Барзани сотрудничество сторон по новому закону о нефти и газе, закон о федеральном бюджете на 2023 год и совместные усилия по защите границ Ирака.

Тем временем ситуация в отношениях между Багдадом и Эрбилем вновь обострилась после того, как 25 января Федеральный верховный суд Ирака (ФВСИ) постановил, что предоставление Багдадом финансовых прав курдскому региону является нарушением закона о бюджете, несмотря на то, что Иракский Курдистан является конституционным образованием в составе Ирака. Региональное правительство Курдистана отклонило решение ФВСИ, призвав кабинет М.аль-Судани не выполнять его и оставаться приверженным соблюдению финансовых прав Эрбиля. Напомним, что на основании предыдущего соглашения, достигнутого между курдским региональным правительством и федеральным правительством, Багдад должен ежемесячно отправлять в Эрбиль 200 млрд динаров в рамках доли автономии в иракском бюджете.

Влиятельный курдский политики, лидер правящей в автономии Демократической партии Курдистана (ДПК), Масуд Барзани подверг резкой критике ФВСИ за его «враждебное отношение к Курдистану и его народу». Ранее федеральное правительство согласилось направить Курдистану 400 миллиардов динаров в ноябре и декабре прошлого года для выплат заработной платы государственных служащих курдского региона Ирака. Всякий раз, когда отношения между Эрбилем и Багдадом начинают улучшаться, указал Барзани, высший суд пытается помешать прогрессу и «уничтожить эту возможность враждебным решением».

Президент курдского автономного региона Нечирван Барзани подчеркнул что, решение ФВСИ является «совершенно несправедливым и угнетающим решением», и касается не только заработной платы государственных служащих в Курдистане, но и «всего политического процесса, стабильности и соглашения, по которому было сформировано новое иракское федеральное правительство». В заявлении курдского регионального правительства отмечается, что законопроект о ФВСИ суде должен быть принят в течение шести месяцев, а нынешний суд не был создан в соответствии с конституцией Ирака.

В последние несколько месяцев вновь отмечается ухудшение отношений между двумя основными политическими партиями Иракского Курдистана — ДПК и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК), причем растут опасения, что конфликт движется к новому витку насилия. Как известно, отношения между ДПК и ПСК на протяжении десятилетий оставались «отношениями зависти и соперничества». Нынешний виток противостояния угрожает подорвать экономическую и политическую стабильность Иракского Курдистана. Межпартийное противоборство обострилось после того как в октябре 2022 года был убит офицер спецслужб Иракского Курдистана Х.Джафф. В прошлом он был членом ПСК, но затем переметнулся на сторону ДПК. Руководство ПСК решительно опровергло свою причастность к убийству.

В последние месяцы вице-премьер правительства курдской автономии К.Талабани бойкотирует заседания регионального правительства. Его примеру последовали другие министры, представляющие эту партию. По словам его брата Б. Талабани, председателя ПСК, это поведение обусловлено тем, что «правительство региона наказывает провинцию Сулеймания, не выплачивая там зарплат, а также не дает вице-премьеру К.Талабани выполнять свою работу. Оно саботирует увольнение им чиновников и министров, замешанных в коррупции». В ответ лидеры ДПК заявляют, что «невозможно руководить правительством согласно партийным установкам. Правительство региона не может выполнять свои обязанности на территории, находящейся под контролем ПСК, никто не знает доходов этой территории».

Большинство наблюдателей сходятся в том, что в основе конфликта между двумя курдским партиями лежат большие деньги. «В течение года правительство курдской автономии урезает финансирование провинции Сулеймания. В результате местные власти, представляющие ПСК, не могут даже выплатить зарплату чиновникам и силовикам. К этому добавляется запрет федерального правительства Ирака Иракскому Курдистану экспортировать нефть в обход Багдада». И хотя иракский премьер М.аль-Судани обещал урегулировать вопрос, но решение до сих пор не найдено. «ДПК хочет выторговать у федерального правительства право для курдской автономии самостоятельно экспортировать газ, а ПСК стоит на федеральных позициях. Значительный конфликт возник вокруг распределения расходов бюджета. По нынешней схеме 57% бюджетных отчислений идут в зону, контролируемую ДПК, а 43% получает зона влияния ПСК. Руководство ПСК недовольно таким балансом. Доходы провинции Сулеймания складываются из налоговых поступлений, доходов от нефти и газа и сборов в местах пересечения границы с Ираном и Турцией. По мнению лидеров ПСК, этого явно недостаточно. Нынешняя схема бюджета в Иракском Курдистане состоит в том, что правительство Региона полностью забирает доходы от провинций, а затем возвращает им в качестве субсидий. Руководство ПСК настаивает на том, чтобы провинциальные правительства вначале выплачивали зарплату своим служащим, а затем отправляли деньги в Эрбиль. Результатом нынешней финансовой политики стала невыплата зарплат в городах Халабджа, Гармайян и Рапарин провинции Сулеймания». На дальнейшем обострении противоречий между ДПК и ПСК может сказаться и иранский фактор. «В отличие от прозападной ДПК лидеры ПСК поддерживают партнерские отношения с Ираном», причем провинция Сулеймания сильно зависит от пограничной торговли с Исламской Республикой.

Сообщается, что 28 января высокопоставленные делегации ДПК и ПСК провели встречу в городе Сулеймания, чтобы обсудить усилия по урегулированию их разногласий, после чего выступили с совместным заявлением, сообщив, что «обменялись мнениями по ряду вопросов, направленных на то, чтобы растопить лед в их отношениях». Стороны договорились провести еще одну встречу в ближайшем будущем.

Иракские власти намерены увеличить число проектов в нефтегазовой сфере, что является частью стратегической программы нового правительства страны, заявил 19 января президент республики А.Л.Рашид. «Ирак выиграл от высоких цен на нефть на мировых рынках, и нынешнее правительство страны намерено реализовывать свои стратегические планы в нефтегазовой отрасли, в том числе по производству нефтепродуктов на территории страны». Он добавил, что в настоящее время «Ирак экспортирует около 4 млн баррелей нефти в сутки, и есть намерение увеличивать число проектов в этой сфере». Президент Ирака указал и на другой «амбициозный стратегический проект», связанный с расширением и модернизацией порта Фао в Персидском заливе. По его словам, обустройство порта «потребует регионального сотрудничества и международной поддержки в плане предоставления технических решений и инвестиций». А.Л.Рашид отметил необходимость развития частного сектора, для чего потребуется совершенствование внутреннего законодательства и системы банковского регулирования. «Правительство может в кратчайшие сроки задействовать в экономике 10 тыс. мелких и средних предприятий, работа которых до настоящего времени ограничена». Все эти предприятия «могут быть включены и в реализацию стратегических задач кабинета министров». Президент Ирака напомнил, что объем водных ресурсов в Ираке зависит от поступления воды из соседних государств, а некоторые нефтяные месторождения эксплуатируются совместно с Кувейтом и Ираном. В этом контексте он подчеркнул обязательность регионального сотрудничества. «Только мир и стабильность в регионе, — считает А.Л.Рашид, — дадут возможность реализовать как первостепенные, так и стратегические проекты Ирака».

Нефтяные резервы Ирака увеличились на 6 млрд баррелей благодаря сейсмическим исследованиям, проведенным в последние несколько лет, сообщил 23 января глава Миннефти страны Х.А.аль-Гани, а резервы газа выросли на 906 млн куб. м.

Согласно окончательным статистическим данным, объем нефтяного экспорта Ирака в декабре 2022 года составил 103 млн 282 тыс. баррелей. Выручка от продажи иракской нефти достигла 7 млрд 708 млн долларов. Иракская государственная нефтяная компания СОМО информировала, что средняя цена за баррель нефти, экспортированной из страны, составила 74,64 доллара. Около 101 млн баррелей было доставлено на экспорт из центральных и южных областей страны, и чуть более 2,2 млн баррелей из района Киркука через турецкий порт Джейхан.

По данным Министерства планирования, уровень безработицы в Ираке составляет 14,19% от рабочей силы,  а уровень бедности достиг 24,8%. Эти тенденции свидетельствуют о том, что правительство М.аль-Судани может и, скорее всего, столкнется с проблемами, которые будут иметь негативные последствия в виде социальных волнений. Особенно безработица распространена среди молодежи, которая составляет большинство населения. Много молодых иракцев выезжают на заработки либо в богатые страны Персидского залива, либо в Европу, особенно на север континента — в Швецию и Норвегию, законодательство которых весьма лояльно относится к курдскому населению.

Министерство планирования Ирака 24 января сформировало комитет экспертов для подготовки к общенациональной переписи населения. В последний раз в стране общенациональная перепись населения проводилась в 1997 году. Комитет возглавят министр планирования и вице-премьер. «Правительство подчеркивает необходимость проведения всеобщей переписи и работает над определением даты для этой цели». Перепись будет включать Иракский Курдистан. В настоящее время население Ирака оценивается примерно в 42 млн человек.

26 января ЮНЕСКО заявила, что более двух миллионов детей в Ираке в возрасте от 6 до 17 лет все еще не посещают школу.

По состоянию на 1 февраля 2023 года число заболевших COVID-19 в Ираке достигло 2 465 545 человек. Прирост числа заболевших за январь составил 338 человека (в декабре — 2 383 человека). Число умерших от COVID-19 в январе достигло 25 375 человек. Прирост составил 2 человека (в декабре – 9 человек).

Лекарства, ввозимые контрабандой в Ирак, продолжают представлять серьезную опасность для здоровья населения страны, что побуждает органы здравоохранения усилить меры противодействия. Иракские власти недавно изъяли более 50 тонн контрабандных лекарств в ходе операций в Багдаде, провинциях Дияла и Найнава, чтобы очистить рынок. В ходе операции закрыли ряд аптек, не имевших лицензии на деятельность.

В декабре 2022 года в руководство Ирака вело активную внешнеполитическую деятельность, направленную на укрепление позиций страны в регионе и на международной арене в целом. При этом во внешней политике правительству М.аль-Судани по-прежнему придется балансировать между сохранением суверенитета Ирака, амбициями его соседей и интересами международных партнеров Багдада по различным вопросам.

Глава иракского МИДа Ф.Хусейн 29 января предостерег внешние силы от использования территории страны для нападения на другие государства. «Территорию Ирака нельзя использовать для нападения на соседние страны, она не должна быть отправной точкой для атак на страны региона», — заявил он, подчеркнув, что «напряженность между США и Ираном влияет на Ирак» и «ее необходимо ослабить».

15 января М. аль-Судани заявил о заинтересованности в том, чтобы установить с США такие же отношения, какие сложились у Вашингтона с Саудовской Аравией и другими государствами Персидского залива. «Я не считаю невозможным то, чтобы у Ирака были хорошие отношения [одновременно] с Ираном и США». Продолжающаяся напряженность и соперничество между США и Ираном имеют негативные последствия для Ирака, заявил М.аль-Судани 27 января.

М.аль-Судани 16 января принял координатора Белого дома по Ближнему Востоку и Северной Африке Б.Макгурка, который подтвердил поддержку Ирака его страной, в том числе путем оказания консультационной помощи иракским силам в их борьбе против ИГ.

Поддерживаемые Ираном политические партии Ирака, которые сейчас контролируют правительство, не очень заинтересованы в развитии связей с США. В этой связи Вашингтон прибегает к новой тактике, ставя под сомнение деятельность иранских доверенных лиц в иракском правительстве и используя политику кнута и пряника в отношении М. ас-Судани для продвижения новой динамики, влияющей на американо-иракские отношения. В то время как США предлагают правительству ас-Судани партнерство в борьбе с коррупцией, преодолении климатического кризиса и оказании помощи в экономических реформах, они также внесли в «черный список» министров иракского правительства и чиновников, связанных с проиранскими вооруженными группировками.

6 января М.аль-Судани подверг резкой критике администрацию бывшего президента США Д.Трампа за нанесение ударов, в результате которых погибли в январе 2020 года командующий иранских сил «Аль-Кудс» К.Сулеймани и командующий иракским ополчением «Аль-Хашд Аш-Шааби» А.М.аль-Мухандис. Иракский премьер осудил это убийство, заявив, что «оно противоречит всем международным нормам и законам и является опасным актом, предупредив, что его последствия могут угрожать безопасности и стабильности во всем регион». «Наше правительство работает над созданием прочного фундамента суверенитета Ирака, Ирака, который является независимым в своей политике, строя свои отношения на основе общих интересов», — подчеркнул М.аль-Судани. В этот же день глава Высшего судебного совета Ирака Ф.Зейдан выдал ордер на арест Д.Трампа по случаю третьей годовщины со дня смерти К.Сулеймани и А.М.аль-Мухандиса.

Посол Ирака в Тегеране 11 января был вызван в МИД Ирана по причине разногласий в наименовании Персидского залива, сообщил глава МИД ИРИ Х.А.Абдоллахиан. «Мы уведомили иракскую сторону, что крайне чувствительно относимся к необходимости использовать точное и полное название Персидского залива». Абдоллахиан отметил, что, «несмотря на стратегические и братские отношения с Ираком», Иран был вынужден открыто выразить свой протест по данному вопросу. Недовольство Тегерана спровоцировало то, что  открывшийся в Ираке 6 января 25-й Кубок Персидского залива по футболу в арабском медиапространстве часто именуется «Кубком Арабского залива».

12-13  января глава правительства Ирака М.аль-Судани во главе делегации по приглашению канцлера О.Шольца посетил с визитом в Германию. Среди важных вопросов, включенных в повестку визита, — вопросы, касающиеся электроэнергетики. Был подписан меморандум, содержащий план развития электроэнергетического сектора в сотрудничестве с компанией Siemens в области производства, передачи и распределения электроэнергии. Аль-Судани сообщил о «стратегическом» проекте строительства газопровода из иракского порта Фао на берегу Персидского залива в Турцию, заявив: «Мы надеемся на партнерство Германии при осуществлении этого проекта». По его словам, «у Ирака имеются значительные запасы газа, и мы предложили ФРГ увеличить объем своих инвестиций в иракскую газовую отрасль». В ходе переговоров с О.Шольцем были обсуждены «вопросы сотрудничество в области возобновляемых источников энергии и противодействия последствиям изменения климата». Шел также разговор о возможных поставках газа в Германию. Стороны договорились поддерживать интенсивный контакт по этому поводу.

Премьер-министр Ирака М.аль-Судани и президент Франции Э.Макрон подписали 26 января в Париже соглашение о стратегическом партнерстве между двумя странами. Документ включает вопросы взаимодействия в области экономики, безопасности, борьбы с терроризмом и экстремизмом, культурного обмена, а также в других сферах, связанных с антикризисным управлением, борьбой с экономической и организованной преступностью, защитой окружающей среды, поощрением прав человека и образованием. М. ас-Судани заявил, что Багдад надеется на расширение сотрудничества с Парижем в сфере безопасности. В частности, премьер рассчитывает на поддержку Франции в вопросах вооружения и обучения иракской армии.

Россия планирует контакты с властями Ирака на высоком уровне, заявил 18 января глава российского внешнеполитического ведомства С.Лавров.

Посольство Марокко в Багдаде вновь открылось 28 января после 18-летнего перерыва. В торжественной церемонии открытия приняли участие главы МИД Марокко и Ирака Н.Бурита и Ф.Хусейн. Согласно намеченным планам, две страны намерены развивать отношения во многих сферах, включая консультации по политическим вопросам, торгово-экономическое сотрудничество, борьбу с экстремизмом, укрепление взаимодействия в сфере безопасности, обмен опытом в различных областях. Посольство Марокко в Багдаде было закрыто в 2005 году в связи с ухудшением ситуации в сфере безопасности в Ираке.

27 января иракское правительство приняло решение о приостановке деятельности консульского отдела посольства страны на Украине. Это решение принято «из-за усиления нестабильности и направлено на сохранение спокойствия среди представителей иракской диаспоры на Украине».

Президент иракской курдской автономии Н.Барзани встретился 26 января с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом в Анкаре. Обсуждались вопросы торгово-экономического сотрудничества, совместного противодействия терроризму, а также возможных поставок природного газа из Северного Ирака в Европу через территорию Турции.

24 января сотни людей собрались перед посольством Швеции в Багдаде, протестуя против недавнего сожжения Корана в Стокгольме. Некоторые протестующие попытались войти в помещение посольства, но им помешала полиция. Несколько демонстрантов получили ранения, когда силовики пытались разогнать толпу

Авиакомпания «Сирийские авиалинии» возобновляет полеты между Дамаском и Багдадом после двухлетнего перерыва. Со 2 февраля будут осуществляться два рейса в неделю.

Международный аэропорт Киркука, открытый осенью 2022 года, планирует с февраля запустить прямые рейсы в Саудовскую Аравию и Иран.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в январе 2023 года характеризовалась относительной стабильностью. Правительство во главе с М.аль-Судани в целом контролирует ситуацию в стране. В то же время серьезные противоречия экономического и политического характера сохраняются между центральным правительством и властями курдского автономного региона. В январе в различных районах Ирака продолжали иметь место вылазки боевиков террористической группировки «Исламское государство». Серьезные трудности сохраняются в иракской экономике и социальной сфере, которые усугубляются многолетней засухой. В минувшем месяце иракское руководство проводило активную внешнеполитическую деятельность в регионе и на международной арене в целом.

52.3MB | MySQL:103 | 0,463sec