Депутат парламента Бельгии Дарья Сафайи об иранской политике Запада

Дарья Сафайи – одна из немногих выходцев из Ирана, достигших в Западной Европе серьезных политических высот. Сейчас она является депутатом парламента Бельгии и в своей деятельности уделяет много времени отношениям с Ираном, откуда ее семья эмигрировала после победы там Исламской революции и установления теократического режима. Нынешний этап ее политической деятельности связан с усилиями стран ЕС содействовать внесению иранского Корпуса стражей исламской революции(КСИР) в список террористических организаций. Как известно, в конце января с. г. Европарламент принял соответствующую резолюцию в адрес ЕС, поддержанную 598 депутатами при 9 «против» и 31 воздержавшихся. Однако, этого оказалось недостаточно, ибо, как заявил министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, чтобы включить КСИР в такой список, нужно решение суда одной из стран ЕС, где боевики КСИР совершили теракт. Таким образом, громко и заранее разрекламированного жеста ЕС в отношение КСИР, который мог оказаться достаточно болезненным для Ирана, в очередной раз не произошло. Объясняя такую коллизию на интернет-сайте израильского фарсиязычного радио «Пайамэ Эсраиль», депутат бельгийского парламента Д.Сафайи, сказала, что  задача объявления КСИР террористической организацией, несомненно, актуальна, и дискуссии в этой связи хорошо показывают разнообразие подходов и точек зрения.  «В течение последних месяцев мы наблюдаем эволюции позиции европейских политиков на иранском направлении. Если говорить коротко, в Западной Европе стали лучше понимать, что на самом деле происходит в Иране. На Иран стали смотреть более объективно, все глубже вникая в суть последних событий. Многие стали понимать, что Иран – это не совсем то, что они видели по местному ТВ, демонстрирующему контент  иранского телевидения. Это не закрытое исламское сообщество,  сплошь фундаменталисты, это не только женщины, скрытые от внешнего мира исламским дресс-кодом, это не закостеневшая в средневековье страна, где не слышно голоса народа».

«Совсем нет, — продолжает парламентарий из Брюсселя, — в этой стране народ выходит на улицы, протестуя против нарушения прав женщин, народ проводит забастовки, скандирует лозунги против властей, требует смены режима». В последние месяцы в Иране, по ее словам, происходят революционные события, и картина страны стремительно меняется. Гибель курдской девушки Махсы Амини, отмечает она, уже знаменовала заметные трансформации, и в Европе это все отчетливее понимают. Иран все больше предстает перед европейцами как страна с культурной традицией тысячелетий,  там  убеждаются, что представление о стране в Европе довольно часто ошибочное и неполное. «В ходе многочисленных дискуссий, — говорит депутат парламента Бельгии Д.Сафайи, — где мне доводится участвовать, я констатирую для себя все большее проникновение местных политиков в иранские реалии, понимание сути происходящего на моей родине. Я хочу, чтобы в Европе поняли, что Иран может быть нормальной страной, отбросившей исламский режим, и это совсем не противоречит национальным интересам его народа.  Надо, чтобы в Европе задумались о том, чего хочет народ Ирана. Необходимо сделать так, чтобы Иран более не ассоциировался для Европы с исходящей от него опасностью, чтобы о нем перестали думать как о стране-террористе или покровителе и вдохновителе терроризма».

Д.Сафайи задается логичным вопросом: нужно ли Европе пытаться проявлять снисхождение или заискивание перед такой страной и ее лидерами? В чем причина этого? Может быть, над Европой все еще довлеет страх атомной бомбы, к которой Иран непрестанно стремится. «Вероятно, пришло время избавить Иран от режима, убивающего детей, сеющего повсюду  страх, берущего заложников, сеющего в регионе страх?».

Бельгийский парламентарий иранского происхождения размышляет над тем, почему  Европа проявляет снисходительность перед Ираном, почему пытается снизить накал оказываемого на него давления. Насколько значительны экономические интересы ЕС в Иране? Она считает, что об этом можно говорить только применительно к недавнему прошлому, потому что сейчас страна буквально опутана санкциями, и не может нормально функционировать в сфере экономики. «Допустим, в Европе пытаются предугадать, что будет после возможной смены режима, и поэтому не делают резких шагов. А, может быть, Европа боится грозных революционных событий в Иране, которые могут привести к массам беженцев, которые дестабилизируют порядок в Европе и негативно скажутся на ситуации на самом континенте?», — заявляет она  «Думаю, — заключает член бельгийского парламента Д.Сафайи, — что все эти факторы Европа в той или иной мере принимает в расчет, хотя она еще не решила, что для нее предпочтительно». По ее мнению, Европу всерьез беспокоит то, что она не имеет четкой картины того, куда идет Исламская Республика:  «Мне кажется, в Европе понимают, что впереди переход страны к секуляризму и демократии. Лично я в это верю, и на это работаю».

Продолжая свое интервью интернет-сайту израильского фарсиязычного радио «Пайамэ Эсраиль», депутат бельгийского парламента Д.Сафайи говорит, что резонно возникает вопрос о том, почему все же, несмотря на усилия многих стран, не удается добиться согласия на включение КСИР в список террористических государств. Есть ли страны, которые противятся такому шагу ЕС или, наконец, сомневаются в его обоснованности?  «Думаю, — отвечает она, — что вопрос надо ставить в другой плоскости. Дело просто в том, что все страны ЕС уверены, что КСИР надо объявить террористическим государством и включить в соответствующий черный список. Но не все отваживаются об этом открыто говорить и голосовать. Они боятся, что для таких стран закроется канал связи и переговорного процесса с Ираном – авторитетной страной если не глобального, то регионального уровня.  Все в ЕС согласны с тем, что Иран – страна террора, они мечтают о том, чтобы этот режим как можно быстрее исчез, но не всегда осознают, что сделать это может народ, и его нужно в этом поддержать. Или, по крайней мере, ЕС не должен способствовать сохранению этого режима, продлению его существования».

Д.Сафайи высказывает в заключение важную мысль о том, что иранцы не просят помощи за границей, они никогда и ни к кому не обращались за содействием в свержении правящего в стране режима. Но Европа должна делать все от нее зависящее, чтобы не способствовать его выживаемости,  не делать так, чтобы он обретал новые и новые силы. А режим до сих пор силен, убеждена Д.Сафайи, он противостоит все новым и новым волнам народного протесты. По ее словам, в последние годы протесты набирают силу, поднимая всю страну на мощные демонстрации.  «В 2017 г. прошли массовые протестные акции, затем —  в 2018, осенью 2019 были кровавые выступления,  особенно кровавыми были тогда 4 дня, когда по данным официальных СМИ погибло более полутора тысяч человек, а на самом деле – гораздо больше. Два года пандемии не позволили демонстрантам развить набранный темп всенародной борьбы с режимом», — говорит она.

«Уже четыре месяца народ выходит на массовые протесты, их цель для всех очевидна, и в Европе это хорошо понимают. Если народ доведет свою борьбу до конца», — заключает европейский политик, депутат парламента Бельгии Д.Сафайи, — он будет праздновать долгожданную победу».

52.28MB | MySQL:103 | 0,914sec