О странностях «борьбы» Турции с «Исламским государством»

Новые цифры, объявленные министром внутренних дел Турции Сулейманом Сойлу в отношении задержанных подозреваемых в принадлежности к  «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России), указывают на то, что «снисходительность», проявленная турецкой судебной системой к боевикам-джихадистам в прошлом, сохраняется и по сей день. Согласно заявлению, сделанному Сойлу 2 февраля, турецкие правоохранительные органы провели 1042 операции в прошлом году, задержав 1981 человека по подозрению в связях с ИГ. По его словам, более 600 из них были официально арестованы, а остальные были отпущены, что означает, что двое из трех подозреваемых в связях с ИГ были освобождены полицией, прокуратурой или судами после кратковременных задержаний. В 2023  году было проведено 60 операций против ИГ, в результате которых было задержано 95 человек. Министр не привел цифры о том, сколько из них на самом деле были арестованы и заключены в тюрьму. Сойлу также сообщил, что за последние пять лет правительство отправило 1126 боевиков ИГ европейского происхождения обратно в Европу. Цифры задержаний и арестов показывают лишь частичную историю кампании Турции против ИГ.  Турецкие правоохранительные органы периодически проводят облавы на подозреваемых в связях с ИГ, но большинство из задержанных отпускают либо при предъявлении обвинения, либо во время судебного разбирательства, и очень немногие из них были осуждены. При этом многие из тех, кто был осужден уголовными судами, были затем оправданы, когда решения были отменены апелляционными судами. Некоторые местные эксперты полагают, что систематический провал системы уголовного правосудия в борьбе с сетью ИГ является частью правительственной политики, которая предписывает судебным органам проявлять снисходительность к подозреваемым в принадлежности к ИГ и использовать все процедурные недостатки, чтобы подорвать рассмотрение дел в судах. Ситуацию усугубляет отсутствие внимания судебных органов к таким делам. В последний по времени  раз турецкая общественность была проинформирована о количестве боевиков ИГ в тюрьмах, осужденных или все еще находящихся под следствием в качестве подозреваемых, 21 июля 2020 года, когда тогдашний министр юстиции Абдулхамит Гюль заявил, что по состоянию на 16 декабря 2019 года в тюрьме находилось 1195 арестованных и осужденных  сторонников ИГ. Из них 791 были иностранными гражданами.  Он не сказал тогда, сколько из них отбывали срок по успешным обвинительным приговорам, поскольку многие подозреваемые в принадлежности к ИГ были оправданы или их приговоры были отменены Верховным апелляционным судом. С тех пор правительство не делилось никакими данными о боевиках ИГ в тюрьмах и приняло новую политику, которая подразумевала фактическое игнорирование  парламентских запросов, представленных оппозиционными законодателями в соответствии с установленной процедурой, и частных запросов турецких граждан, осуществляющих свои права в соответствии с Законом о праве на информацию. Ходатайства, поданные оппозиционными партиями о создании парламентской комиссии по расследованию сети ИГ в Турции были заблокированы большинством голосов правящей Партии справедливости и развития (ПСР).    В мае 2022 года петиция граждан с запросом статистики по ИГ, поданная в Президентский коммуникационный центр (CIMER) в соответствии с Законом о праве на информацию, не получила желаемого ответа от правительства, которое сослалось на исключения в законе, касающиеся национальной безопасности. Петиция была направлена в контртеррористический отдел Генерального управления безопасности (Emniyet), которое должно контролировать борьбу с ИГ в Турции. Но управление отказалось делиться какими-либо данными о числе сторонников ИГ в тюрьмах, фактически заявив, что этот вопрос имеет важное значение для национальной безопасности и что общественность не имеет права знать о заключенных боевиках ИГ. Человек, который отвечает за реализацию этой политики «вращающихся дверей» — личный адвокат  президента Р.Т.Эрдогана Мустафа Доган Инал, который в прошлом представлял интересы печально известных подозреваемых в принадлежности к  «Аль-Каиде» (запрещена в России), включая Ясина аль-Кади, который в свое время был квалифицирован ООН и Министерством финансов США как «террорист». При политической поддержке властей Инал, сам радикальный исламист, также организовал оправдание всех 52 подозреваемых по делу «Тахшиесилер», террористической группировки в Турции, связанной с «Аль-Каидой», возглавляемой радикальным священнослужителем Мехметом Доганом (он же Мулла Мухаммед), который открыто заявлял о своем восхищении Усамой бен Ладеном и призывал к вооруженному джихаду в Турции. Расследование показало, что террористическая группа отправила около 100 человек в Афганистан для обучения в лагерях «Аль-Каиды». На изъятых магнитофонных записях слышно, как Доган призывает к насильственному джихаду, говоря: «Я говорю вам взять оружие и убить их». Он также просил своих последователей делать бомбы и минометы в своих домах, призывал обезглавливать американцев, утверждая, что религия допускает такую практику. «Если меч не используется, то это не ислам», — заявил он. По словам Догана, все мусульмане были обязаны отреагировать на вооруженную борьбу тогдашнего лидера «Аль-Каиды» Усамы  бен Ладена. Чтобы отвести международную критику в связи с отсутствием конкретных действий по борьбе с джихадистскими группировками, включая ИГ, правительство Турции прибегает к тактике завышения числа задержаний полицией, что не приводит к успешному осуждению и часто заканчивается быстрым освобождением. По этой причине цифры об обвинительных приговорах подозреваемых в связях с  ИГ рассматриваются в Турции как государственная тайна. Это связано и с тем, что некоторые ячейки ИГ в Турции и Сирии находятся под контролем Национальной разведывательной организации (MIT) Турции, которая использовало их   для проведения операций по продвижению политических целей как внутри страны, так и за рубежом. Например, из отчета разведки, который «утек» в СМИ, следует, что Ильхами Бали, вдохновитель серии смертоносных террористических атак в 2015 году, в которых обвиняют ИГ, на самом деле работал на MIT. Теракты помогли Эрдогану сохранить свой режим и вернуть большинство в парламенте, которое он ненадолго потерял на выборах летом 2015 года. 2015 год был исключительным годом для Турции с точки зрения последовательных террористических атак, которые нанесли ущерб оппозиционным партиям, которые были вынуждены отменить предвыборные митинги из-за террористической  угрозы. 20 июля 2015 года 33 человека погибли в результате теракта, совершенного террористом-смертником в районе Суруч провинции Шанлыурфа. 10 октября 2015 года 103 человека были убиты в результате взрыва бомбы в толпе, собравшейся перед железнодорожным вокзалом Анкары. В обоих случаях вину возложили на ИГ, хотя террористическая группировка никогда официально не брала на себя ответственность ни за один из этих терактов. На всеобщих выборах 7 июня 2015 года правящая ПСР потеряла большинство и впервые с 2003 года не смогла самостоятельно сформировать правительство. Дело шло к формированию коалиционного правительства, но Эрдоганом были назначены новые выборы на 1 ноября 2015 года, что подорвало переговоры о коалиции. В период с 7 июня по ноябрь в Турции погибли 1862 человека, в том числе сотрудники службы безопасности, гражданские лица и боевики запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК).  Отчет разведки показал, что Бали останавливался в отеле, находящемся под контролем MIT в Анкаре 25-27 мая 2016 года. Его связь с MIT предполагает, что действия Бали направлялись этой спецслужбой, которая координировала тайные операции внутри ИГ, чтобы помочь президенту Р.Т.Эрдогану победить на выборах. Бали, родившийся в Рейханлы в турецкой пограничной провинции Хатай 17 марта 1982 года, действовал в ячейке «Аль-Каиды», прежде чем присоединиться к «Джебхат ан-Нусре» (запрещена в России) в первые годы конфликта в Сирии. Анкара поддерживала «Джебхат ан-Нусру», которая надеялась свергнуть президента Башара Асада в Сирии и заменить его исламистским марионеточным режимом. Турецкий суд ранее признал Бали виновным — в ходе расследования, предшествовавшего сирийскому кризису 2011 года, — по обвинению в членстве в «Аль-Каиде» и приговорил его к трем годам тюремного заключения. Бали переехал в Сирию в 2012 году. Позже он перешел в ИГ, где ему было поручено выполнять функции пограничного начальника (эмира) ИГ на сирийско-турецкой границе, ответственного за переправку в Сирию джихадистов и материально-технических средств, а также за направление на лечение в Турцию раненых боевиков ИГ.

52.48MB | MySQL:105 | 0,623sec