О возросшей активности и идеологии «Техрик-е-Талибан Пакистан» в противостоянии пакистанскому государству

Как указывают французские источники, столкнувшись с возобновлением смертоносных нападений со стороны «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП), глава Межведомственной разведки ((ISI) Пакистана находится в очень «деликатном положении», и вынужден возобновить консультации  с талибами в Кабуле в попытке обуздать  новую вспышку терроризма со стороны ТТП.  Планы начальника Межведомственной разведки Пакистана Надин-Ахмеда Анджума по борьбе с возобновлением смертоносных нападений со стороны пакистанских талибов были подвергнуты тщательному изучению лицами, принимающими решения в области безопасности страны, на встрече 3 февраля. Встреча была созвана после теракта смертника 30 января в мечети в полицейском округе Пешавара, в результате которого погибли более 100 человек, большинство из которых были полицейскими. Пакистанское правительство обвинило в нападении ТТП. Анджум, который был назначен главой ISI в ноябре 2021 года, делает основной упор на данном направлении на получение  поддержки правительства талибов в Кабуле. Чтобы выступить общим фронтом против  пакистанских талибов, пакистанский «Высший комитет» во главе с премьер-министром Шабхазом Шарифом издал указ о создании отдела контрразведки при ISI в провинции Хайбер-Пахтунхва, где расположен Пешавар. План выплаты компенсаций семьям жертв и возобновление программы «Безопасный город» — по аналогии со схемами в Исламабаде и Лахоре, оснащение провинции технологиями наблюдения — являются одними из первых мер правительства. Комитет также дал задание Анджуму искать решение проблемы с верховным лидером афганских талибов Хайбатуллой Ахундзада в рамках достижения компромисса по вопросу продолжающихся пограничных конфликтов между двумя странами. Пакистан, который считает, что власти талибов в Афганистане закрывают глаза на передвижения боевиков ТТП между двумя странами, хочет построить стену вдоль границы. Последняя по времени серия террористических нападений однако высветила бессилие ISI и Пограничного корпуса, пуштунского военизированного формирования, в рамках купирования проникновения отрядов  TTП в страну. Это подтолкнуло Анджума к поискам компромисса с правительством талибов, которое находится в более сильной позиции. ISI также непосредственно пострадала от нападения базирующейся в Афганистане группировки TTП 3 января, когда Навид Садик, глава контртеррористического отдела ISI в Исламабаде, и его коллега Насир Аббас были застрелены, когда они выходили из ресторана в Пировале, к северу от Мултана. Когда Анджум, которого редко можно увидеть на публике, присутствовал на похоронах в Лахоре, это было всего лишь его второе публичное выступление с момента его назначения. Глава ISI после этого подвергся резкой критике, а экс-премьер-министр Имран Хан призвал его уйти в отставку

Как полагают эксперты индийского Института оборонных исследований и анализа имени Манохара Паррикара (MP-IDSA), не все так однозначно по вопросу возможного компромисса с ТТП и Кабулом. В качестве аргумента они приводят нюансы последнего по времени резонансного январского теракта  в мечети в Пешаваре.  Омар Мукарам Хорасани, глава «Джамаат-уль-Ахрар» (JuA), отколовшейся группировки TTП, взял на себя ответственность за нападение. ТТП в свою очередь опровергло это утверждение и настаивало на том, что оно не нападает на «мечети, медресе (религиозные школы), места захоронений и другие подобные места». Эксперты при этом выражают скептицизм в отношении этого заявления, учитывая организационную структуру, идеологию ТТП и его прошлые нападения. Прошлые заявления ТТП не указывают на какое-либо уважение ко всем мечетям или общественным местам.  Более того, мечети шиитов и ахмадийцев постоянно подвергаются нападениям со стороны этой ТТП. В марте 2015 года в результате нападения на шиитскую мечеть в Пешаваре погиб 21 человек и около 200 получили ранения. Ответственность за это нападение снова взяла на себя отколовшаяся группа ТТП. Много таких нападений было совершено на шиитские мечети и медресе, на которые псовершили различные группировки, отколовшиеся от ТТП. При этом ТТП не осудила и не решила дистанцироваться от таких нападений, но факт заключается в том, что большинство этих нападений совершили «дисиденты» в ТТП, что серьезно затрудняет выбор субъекта для переговоров. В последние годы в ТТП серьезно усилились антишиитские элементы, что указывает на растущее сектантское мировоззрение. Фактически, нынешний лидер ТТП Вали Мехсуд, сменивший муллу Фазлуллу в 2018 году, стремился расширить охват группировки и приветствовал вхождение в организацию  яро антишиитских групп в 2020 году, таких как «Лашкар-е-Джангви» (LeJ) / «Сипах-е-Сахаба-е-Пакистан (SSP) – которые теперь называются «Ахле Суннат Валь Джамаат» (ASWJ). Наличие слова Пакистан в названии ТТП не отражает истинного характера группировки; группа в подавляющем большинстве состоит из пуштунов. Ее позиция и идеология в значительной степени ограничены пуштуноязычными районами Пакистана, провинцией Хайбер-Пухтунхва и некоторыми районами Белуджистана на востоке. Она не может претендовать на то, чтобы представлять всю страну или иметь поддержку значительного числа людей в Пенджабе, Синде и Белуджистане. Непризнание ТТП «Линии Дюранда» и неоднократные заявления о своей преданности афганскому «Талибану» еще больше подчеркивают пуштунскую идентичность ТТП. Усилия, предпринятые Вали Мехсудом для объединения панджабских талибов и других сектантских групп, больше связаны с их сильными антишиитскими настроениями, чем с их поддержкой идеологии ТТП.   При этом среди самих пуштунов существуют сильные разногласия.  В Афганистане пуштуны в приграничной зоне естественным образом тяготели к своим братьям по ту сторону границы,  но значительная часть пуштунов не придерживается идеологии и взглядов ТТП. Пуштунское движение Тахафуз (PTM), которое было в авангарде этнических пуштунских устремлений и было чрезвычайно популярным в племенных районах, публично отвергло идеологию, пропагандируемую ТТП. ТТП вовлечено в идеологическую битву с пакистанским государством под предлогом того, что оно не исповедует истинный ислам, и поэтому ТТП может вести против него «законный джихад». По иронии судьбы, и Пакистан, и ТТП стремятся использовать ислам для достижения своих политических целей и получения власти. Как утверждала аналитик Роксана Юбен, иногда религиозные действия подчиняются «рыночной логике», в которой «религиозность» изображается «как инструмент для достижения какой-то внешней по отношению к ней цели».  И ТТП, и пакистанское государство хотят оправдать свои цели, используя джихад в качестве инструмента для мобилизации поддержки. Обе стороны черпают свои аргументы из религиозных предписаний и используют религиозных лидеров для распространения своих соответствующих точек зрения.

Дебаты внутри Пакистана начались в 2000-х годах, когда Маулана Абдул Азиз, священнослужитель «Лал Масджид» («Красной мечети») в Исламабаде, назвал военную операцию в Северном Вазиристане «неисламской» и попросил не разрешать захоронение погибших в ее ходе военных на мусульманских кладбищах. Той же линии придерживался глава пакистанской организации «Джамаат-е-Ислами» (JI) Сайед Мунавар Хассан, когда в 2013 году он назвал тогдашнего главу ТТП Хекимуллу Мехсуда «мучеником». Среди основных политических групп есть сторонники «джихад» того типа, который поддерживают силы, подобные ТТП. Эти маргинальные элементы выступали за ТТП до тех пор, пока она не нанесла удар по армейской государственной школе в Пешаваре в 2014 году, в результате чего погиб 141 человек, в том числе 132 школьника. Нападение было расценено как ужасное и в конечном итоге привело к подрыву базы поддержки ТТП в Пакистане. Отвратительный акт убийства школьников «милитаризировал гражданское пространство» и дал общественную поддержку военных действий против ТТП. Это привело к активизации решительных военных действий против нее. После потери значительной части своей поддержки в результате военных операций Пакистана, ТТП набрала новые обороты, когда афганские талибы взяли под контроль Кабул в августе 2021 года. Она не только собрала многих своих членов, которые покинули ее ряды, но и привлекла различные другие экстремистские группировки благодаря умелой дипломатии Вали Мехсуда., который также вернул на повестку дня дискуссию о джихаде и приветствовал тех, кто присоединяется к ТТП, как последователей «истинного ислама». Таким образом, он начал напрямую бросать вызов религиозным ученым Пакистана: «Если вы обнаружите какие-либо проблемы в джихаде, который мы ведем [против глобальной повестки дня неверных] … вас просят направлять нас». Он заявил, что если пакистанские религиозные ученые будут молчать, это будет означать, что они согласны с его посланием. Группа пакистанских улемов ответила на его вызов и заявила, что только глава исламской страны может призвать к джихаду. Однако ТТП заявила, что не признает Пакистан исламским государством. Таким образом, дебаты зашли в тупик, учитывая огромное разнообразие мнений и многообразие научных исследований по джихаду.

ТТП также имеет внутренние противоречия в своей идеологии и практике политического насилия, атакуя конкретные цели, в том числе те, которые она считает неисламскими, называя их «неверными» (отрицателями истинного ислама).

С одной стороны, ТТП стремится вступить в богословские дебаты с улемами в Пакистане, в то время как с другой стороны, она излагает свой собственный вид ислама, который она считает аутентичным и законным. Фактически, ТТП нашла поддержку своей идеологии в самом факте  возвращения афганских талибов к власти. ТТП объявила о своей лояльности афганскому «Талибану» и надеется повторить тот же эпуть в Пакистане. То, как ТТП привлекает пакистанских улемов, на самом деле является явным призывом принять пример афганского «Талибана» и установить «истинное» исламское правление в Пакистане.

52.22MB | MySQL:103 | 0,591sec