О вызовах Израилю в военно-морской сфере и готовности национального военного кораблестроения отвечать на них

Физическая география, экономические реалии и геополитическое положение   Израиля определяют его глубокую зависимость от безопасности на море и способности государства гарантировать её в условиях текущей военно-политической обстановки на Ближнем Востоке. По мере того, как ближневосточное региональное соперничество все больше пересекается с евразийским соперничеством великих держав, важность морской компоненты в обеспечении национальной безопасности Израиля возрастает.

Опуская историю израильских войн с соседними государствами, оказавшую непосредственное влияние на развитие оборонных возможностей страны, отметим, что сегодня, применительно к военно-морской сфере, Израиль стоит перед двумя группами вызовов. Последние, по мнению экспертов Военно-морского колледжа США, территориально распределяются между бассейнами Восточного Средиземноморья (Левантийское море), Красного моря и западной частью Индийского океана (Аравийское море).

В Левантийском бассейне перед ВМС Израиля стоят следующие стратегические задачи:

  • Обеспечить независимость от великих держав. Настоящий вызов вытекает из переноса фокуса политики США от Европы и Ближнего Востока к Индо-Тихоокеанскому региону и противостоянию с Китаем. Отсюда снижение американского морского контроля и присутствия в Восточном Средиземноморье, позволившее, как теперь считается, России «безнаказанно действовать в Сирии», поддерживая свои сухопутные войска истребителями палубной авиации. Нет никаких гарантий, что в случае, если Россия или Китай разместят крупное военное присутствие в регионе, они предоставят Израилю ту же свободу действий на море, что и США. Исходя из этого, для обеспечения своих интересов в Левантийском море Израиль должен быть готов использовать свои ВМС независимо, возможно, совместно с региональными партнерами, такими как Египет и Греция. В представлении экспертов, это не обязательно влечет за собой атаку российских (или китайских) сил, но, как минимум, формирование достаточно надежной военно-морской группировки, способной поставить под угрозу контроль России на море в Левантийском бассейне.
  • Гарантировать неприкосновенность исключительной экономической зоны (ИЭЗ). Открытые в море и расположенные в пределах ИЭЗ газовые месторождений («Левиафан» и «Тамар») позволяют Израилю закрепить их за собой. Тем не менее, другие региональные игроки, особенно Турция, проявили интерес к этим месторождениям (особенно к «Левиафану»). Возможности израильских ВМС должны гарантировать претензии Израиля перед Турцией и, следовательно, контролировать Восточное Средиземноморье до Кипра и за его пределами.
  • Региональное сдерживание. Израильский морской контроль в восточной части Средиземного моря лишает противников Израиля возможности оказывать давление на его береговую линию и добавляет стране стратегической глубины. В будущем конфликте между Израилем и Ираном иранские прокси, вероятно, попытаются не только атаковать израильские военные корабли (по примеру 2006 года) и объекты инфраструктуры в открытом море, но и провести высадки десанта на израильское побережье (последнее опасно также с точки зрения распространения терроризма). Кроме того, Турция также представляет угрозу как из-за размеров ее ВМС, так и растущей враждебности по отношению к Израилю. Отсюда, потенциал израильских ВМС должен позволять и, при необходимости, отражать турецкие операции и угрозу со стороны иранских прокси.
  • Гарантировать нанесение ответного ядерного удара. Способность Израиля нанести ответный (по израильской терминологии – второй) ядерный удар зависит от доступа к Левантийскому бассейну. В условиях отсутствия контроля США над морем надводные силы израильского флота должны обеспечить свободный и скрытный выход в Восточное Средиземноморье израильских подводных лодок (ПЛ). Поскольку, только в этом случае ядерные силы израильских ВМС сохранят свой сдерживающий потенциал в отношении Ирана.

Перечисленные задачи занимают центральное место в израильской стратегии. Вместе с тем, они носят оборонительный характер, обеспечивая Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) достаточно надежную защиту тыла для оперативного наступления на суше, но не оказывают давления на государственных противников Израиля. Отсюда возникает вторая группа задач, связанных с оперативной деятельностью израильских ВМС в прибрежной зоне Индийского океана:

  • Формирование ударного потенциала против Ирана. В то время как Левантийское море является центром притяжения морских интересов Израиля, израильский морской контроль в Восточном Средиземноморье напрямую не влияет на боевые возможности Ирана. Израилю трудно действовать в Индийском океане из-за естественных узких мест, которые сковывают любые его силы, базирующиеся в Эйлате. Если Израиль развернет в Индийском океане надводные военные корабли или ПЛ (скорее всего, второе), способные оставаться в районе патрулирования в течение нескольких месяцев – он сможет поддерживать постоянное присутствие, увеличивая, тем самым, свои возможности прямого давления на Иран. Более того, если Израиль укрепит свое потенциальное партнерство с Саудовской Аравией и ОАЭ, он сможет использовать свои ВМС в качестве дипломатического инструмента. Ни один арабский флот не может проецировать силу за пределы побережья Аравийского полуострова, и ни одна из арабских стран Персидского залива не имеет подводных сил. Получение Израилем материально-технической поддержки (вероятно, тайной) от арабских государств Персидского залива обеспечит долгосрочные операции израильских ВМС в западной части Индийского океана.
  • Закрытие Баб-эль-Мандебского пролива. Войны 1967 и 1973 годов показали важность пролива для Израиля и опасность его блокирования. Хотя в оперативном отношении Эйлат – плохой порт для дислокации подводного флота, но — за исключением крупномасштабного развертывания китайских сил в Джибути — Израиль может развернуть в Эйлате достаточно крупное военно-морское присутствие, чтобы противостоять иранской блокаде пролива. Последнее может включать как нанесение ударов по целям в Йемене, так и противодействие иранским военным кораблям, угрожающим торговым перевозкам, направляющимся в Израиль.

Как известно, актуальная структура ВМС Израиля включает боевые корабли трех классов: подводные лодки (проектов «Долфин I» и «Долфин II», всего 6 единиц, по 3 каждого типа), корветы проекта «Саар 5» (3 корабля) и ракетные катера проекта «Саар 4.5» (8 катеров). В действующем составе военного флота нет кораблей и ПЛ водоизмещением более 1900 тонн. Причем, ПЛ строились по совместному германо-израильскому проекту на верфи thyssenkrupp Marine Systems в Киле (Германия), корветы «Саар 5» – продукция американской компании Huntington Ingalls Industries (штат Миссисипи, США) и только ракетные катера типа «Саар 4.5» спроектированы и построены израильским производителем.

По оценкам специалистов, еще недавно ВМС Израиля соответствовали историческим оперативным требованиям ЦАХАЛа. Однако, усиление противоречий в Восточном Средиземноморье и конфронтации с Ираном заставили руководство страны приступить к непосредственной модернизации национальных ВМС, повысив их долю в общем бюджете оборонных расходов. Согласно открытым источникам, трансформация ВМС Израиля ведется по трем основным направлениям: закупка новых ПЛ, приобретение 4 корветов проекта «Саар 6» и замена устаревших катеров типа «Саар 4.5» на модели, отвечающие современным требованиям ЦАХАЛа.

Наряду с Министерством обороны ведущая роль в реализации этих замыслов принадлежит компании Israel Shipyards Ltd (далее – ISL, или «Израильские верфи»). Предприятие создано в 1995 году как государственная компания. Его приватизация состоялась в 1995 году, а в сентябре 2020 года холдинговая компания ISL — Israel Shipyards Industries — получила публичную котировку на Тель-Авивской фондовой бирже (TASE).

ISL – единственная судостроительная компания в Израиле, занимающая площади более 300 тыс. кв. м и имеющая около 500 штатных сотрудников, помимо подрядчиков. «Израильские верфи» предоставляют широкий спектр услуг по проектированию, строительству, ремонту и техническому обслуживанию судов (кораблей), а также соответствующее обучение, техническую и материально-техническую поддержку. Предприятие является генеральным подрядчиком ВМС Израиля в области военного кораблестроения. В его линейке также присутствует различная коммерческая  продукция, начиная от 5000-тонных грузовых судов и заканчивая буксирами и служебными катерами. Помимо судостроения, предлагается широкий спектр производственных решений для прибрежных и наземных сооружений.

Сотрудники ISL совместно с должностными лицами оборонного ведомства после длительных переговоров с немецким подрядчиком Тhyssenkrupp Marine Systems (TKMS) достигли соглашения относительно строительства для ВМС Израиля 3 ПЛ проекта «Дакар» (Dakar).  О подписании соответствующего документа было объявлено 20 января 2022 года. В рамках подготовки к ожидаемому заказу немецкая сторона в 2019 году инвестировала в собственное развитие около 250 млн евро, направленных, в частности, на строительство нового судостроительного цеха и подразделения для производства топливных элементов.

Сообщается, что ПЛ типа «Дакар» получат совершенно новую конструкцию, которую предстоит специально разработать для удовлетворения оперативных потребностей ВМС Израиля. О каких-либо предварительных параметрах будущих ПЛ, особенностях их устройства (помимо установки воздухонезависимой двигательной установки), а также порядке реализации проекта и возможности передачи Израилю технологий – не сообщалось. Известно, что 3 запланированные ПЛ заменят первую серию лодок проекта «Долфин I».

Следует отметить, что отношения израильских ВМС с кораблестроителями Германии имеют уже относительно долгую историю. Так, родом из Германии весь подводный флот Израиля. Помимо того, в рамках заключенного в 2015 году контракта TKMS построили и передали израильской стороне 4 новых корвета проекта «Саар 6».

Проект «Саар 6» основан на немецком патрульном корабле типа MEKO 100 и  разработан для обеспечения расширенных ударных возможностей по сравнению с находящимися на вооружении ВМС Израиля корветами «Саар 5». Планируется, что новые корабли будут использоваться для патрулирования ИЭЗ страны и защиты расположенных в её пределах месторождений газа, а также судоходных путей и других стратегических активов в Восточном Средиземноморье.

В апреле 2018 года 4 корвета  получили названия INS Magen («Защитник»), INS Oz («Мужество»), INS Atzmaut («Независимость») и INS Nitzachon («Победа»). По данным TKMS, форма корпуса кораблей разработана для уменьшения радиолокационной заметности и снижения инфракрасных сигнатур. Корветы имеют общую длину 90 м, максимальную ширину 13,2 м и высоту 21,5 м. Водоизмещение – около  2000 тонн. Численность команды насчитывает до 70 членов экипажа. Ангар и вертолетная площадка на корме позволяют размещать средний многоцелевой морской вертолет типа SH-60 «Сихок» (Seahawk).

Немецкий подрядчик оборудует «Саар 6» комбинированной дизельной двигательной установкой (CODAD),  которая включает два дизельных двигателя MTU в сочетании с двумя винтами регулируемого шага. Установка позволит развивать максимальную скорость до 27 узлов и преодолевать максимальное расстояние в 2500 морских миль (на скорости 14 узлов).

Согласно контракту, после строительства и ходовых испытаний корабли передаются «Израильским верфям» (по состоянию на конец 2021 года все четыре единицы переданы заказчику), на базе которых осуществляется их дооснащение системами израильского производства. Для реализации этих планов в ноябре 2019 года ISL получили контракт от Министерства обороны на строительство плавучего дока, а также подписали соглашение сроком на 10 лет на проведение технического обслуживания и ремонта корветов типа «Саар 6» и ПЛ.

К дооборудованию корветов привлекаются такие ведущие израильские компании, как Rafael Advanced Defense Systems (С-Dome – морская версия системы ПВО «Железный купол», С-Gem – приманка для противодействия ракетным угрозам, 30-мм дистанционная оружейная станция Typhoon),  Israel Aerospace Industries (многоцелевая РЛС кругового обзора, слежения и наведения ELM-2248 (MF-STAR), зенитно-ракетный комплекс вертикального пуска Barak 8) и Elbit Systems (системы навигации, РЭБ, киберзащиты и связи).

Вероятной заменой ракетных катеров типа «Саар 4.5» может стать разработка «Израильских верфей» проекта «Решеф» (Reshef). Руководство компании объявило 26 августа 2021 года о подписании соглашения с Министерством обороны Израиля о переходе к этапу детального проектирования корабля.

По данным компании проект «Решеф» предназначен для выполнения широкого спектра морских боевых операций. От новой модели ожидается увеличенный срок службы и способность стабильной работы на высоких скоростных режимах. К основным характеристикам конструкции проектировщик относит:

  • высокую долю полезной нагрузки по отношению к водоизмещению;
  • наличие комплектов современного вооружения и сенсоров;
  • эргономичные и просторные помещения управления, включая боевой информационный центр, капитанский мостик и машинное отделение;
  • гибридную дизель-электрическую силовую установку, позволяющую развивать скорость до 9 узлов от электродвигателей, питаемых от четырех судовых дизель-генераторов, и до 30 узлов от главных дизелей;
  • дальность хода не менее 3000 морских миль на скорости 15 узлов;
  • до 63 мест экипажа с повышенными стандартами обитаемости;
  • резерв для роста на протяжении всего жизненного цикла;
  • проектирование в соответствии с Правилами классификации военно-морских кораблей (DNV Naval Vessel Rules).

Дополнительно также известно, что платформа проекта «Решеф» предусматривает наличие крайней кормовой часть, предназначенной для модульной полезной нагрузки на основе контейнерного оборудования. Считается, что такое решение повысит возможность быстрой смены миссий и, следовательно, универсальность платформы.

Как подтверждено ВМС Израиля, в носовой части корабля планируется установить 76/62-мм орудийную установку Super Rapido, аналогичную артиллерийской системе корвета «Саар 6», и систему вертикального пуска (до 20 ячеек, разделенных на блоки 10 + 10) для зенитных ракет комплекса ПВО C-Dome. Ожидается, что в комплект вооружения также войдут две дистанционно управляемые пушки Typhoon (25 или 30 мм), пусковые установки для противоракетных и противоторпедных приманок и, возможно, пусковые установки морской версии управляемых ракет Spike NLOS от Rafael (поражение цели за пределами прямой видимости).

В комплекс радиотехнических средств «Решеф», как ожидается, войдет цифровая вращающаяся РЛС воздушного и наземного наблюдения и поддержки оружия ELM-2258 AESA Alpha 3D, интегрированный комплекс РЭБ с пассивными и активными возможностями, оборудование электронно-оптического и инфракрасного наблюдения, системы управление малыми орудиями, а также полный набор средств связи.

Руководство ISL классифицирует тип «Решеф» как корвет. Работы и строительство новой модели получат для компании первостепенное значение в ближайшие годы. Заключение твердого контракта на строительство этого типа кораблей ожидалось в течение 2022 года. Вместе с тем, сообщалось, что командование израильских ВМС оценивает и возможные альтернативы, включая зарубежных кораблестроителей.

Еще одним продуктом, заказанным ВМС Израиля у ISL в рамках наращивания боевых возможностей флота стали быстроходные патрульные катера проекта «Шальдаг» (Shaldag). Контракт на строительство 4 катеров модификации Shaldag Mk V был подписан летом 2021 года.

Вариант Shaldag Mk V является самым большим представителем катеров серии «Шальдаг» с параметрами длины, ширины и осадки 31,2х6,4х1,25 м, соответственно. Он имеет легкий, полностью алюминиевый корпус. Модель адаптирована к требованиями ВМС Израиля.

Катер оснащен двумя дизельными двигателями MTU, приводящими в движение два водомета. При водоизмещением 95 тонн судно разгоняется до максимальной скорости 40 узлов за одну минуту. Водометы позволяют выполнять разворот диаметром 150 м, а низкая осадка – действовать на мелководье. Максимальная дальность хода составляет 1000 морских миль, автономность – шесть суток. Катер может перевозить до 14 членов экипажа.

Утверждается, что «Шальдаг» прост в эксплуатации и обслуживании, оснащен передовыми и легкими системами вооружения (калибром 25, 12,7 и 7,62 мм), современными навигационными системами и комплексом боевого управления. Высокая для своего класса огневая мощь, скорость и маневренность делают катер сильным элементом в охране ИЭЗ и прибрежных вод Израиля.

Комментируя перспективы трансформации ВМС Израиля, национальные и западные источники зачастую утверждают, что планы замены ракетных катеров типа «Саар 4.5», некоторая модернизация корветов проекта «Саар 5», а также закупка новых более мощных надводных кораблей и ПЛ помогут Иерусалиму сохранить контроль над морем в ИЭЗ и за её пределами, минимум, на ближайшее десятилетие. Вместе с тем, более прагматичной представляется оценка экспертов Военно-морского колледжа США. Отдавая должной сбалансированности и боевым возможностям израильских ВМС, они утверждают, что их развитию  до уровня, соответствующего современным вызовам, препятствуют три фактора.

Во-первых, недостаток ПЛ ограничивает способность ЦАХАЛа сохранять присутствие в западной части Индийского океана. Если ВМС Израиля зарезервирует свои 3 ПЛ типа «Долфин 2» для сдерживания угроз в Левантийском бассейне, то для действий вне Восточного Средиземноморья останутся только 3 ПЛ типа «Долфин 1». Планов по расширению израильского подводного флота нет. Следовательно, когда в 2027 году ВМС получат первую ПЛ «Дакар», они начнут постепенно отказываться от «Долфина 1» корпус за корпусом. В результате, каким бы эффективным ни был класс «Долфин» в обычном контексте, Израиль так и не получит возможности использовать свой флот дизель-электрических ударных ПЛ в наступательных целях за пределами Восточного Средиземноморья.

Во-вторых, в то время как Израиль имеет крупную оборонно-промышленную базу, реальные возможности израильских кораблестроителей ограничены. Самыми большими отечественными кораблями являются ракетные катера типа «Саар 4.5», все водоизмещением менее 500 тонн. Будущий «корвет» проекта «Решеф», который построят «Израильские верфи» – это, фактически, ракетный катер водоизмещением 800 тонн. Страна зависит от иностранных поставщиков и полагается на иностранные верфи в отношении своих самых больших военно-морских боевых платформ. Это делает Израиль уязвимым в случае сбоев в иностранном производстве или из-за международного давления во время кризиса.

В-третьих, какими бы боеспособными ни оказались израильские небольшие надводные корабли и ракетные катера, географические реалии затрудняют развертывание израильским флотом надводных сил в западной части Индийского океана. Объекты военно-морской базы Эйлат недостаточны, чтобы регулярно принимать ПЛ, в то время как проливы Тиран и Баб-эль-Мандеб ограничивают любые корабли, развернутые с израильского побережья Красного моря. Со времени заключения египетско-израильского мирного договора Египет разрешил Израилю перемещать военные корабли через Суэцкий канал. Но китайское присутствие на Африканском Роге и влияние Ирана через йеменских хоуситов могут ограничить доступ Израиля к Индийскому океану, даже если Каир и Иерусалим останутся в хороших отношениях.

Таким образом, очевидно, что будущие приобретения повысят боеспособность ВМС Израиля. Несмотря на то, что и греческие, и турецкие ВМС строят свои ПЛ в Германии, новые израильские подводные лодки типа «Дакар» будут более совершенными и обеспечат превосходство ВМС Израиля в Восточном Средиземноморье, даже после того, как ЦАХАЛ выведет из эксплуатации первые три ПЛ «Долфина». Тем не менее, в условиях нынешнего развития военно-политической ситуации на Ближнем Востоке Израиль столкнется с проблемами своей морской безопасности и должен определить, достаточна ли построенная им структура флота для отражения будущих угроз. Сохранит ли Иерусалим в военно-морской сфере опору на зарубежных поставщиков, или инвестирует в отечественное кораблестроение – покажет время.

52.64MB | MySQL:103 | 0,522sec