О влиянии землетрясения на международную повестку турецкой власти. Часть 2

Мощное землетрясение, поразившее Турцию 6 февраля этого года, тысячи афтершоков, продолжающиеся толчки и две недели спустя – 20 февраля, с одной стороны, и, с другой стороны, демонстрация международным сообществом солидарности с Турцией и оказание помощи даже теми странами, которые следует рассматривать как антагонистов Турции, ввели в турецкий обиход этих дней термин «дипломатия землетрясения».

Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=95164.

Продолжаем цитировать то, что пишет на тему «дипломатии землетрясения» известный турецкий обозреватель, главный редактор журнала Insight Turkey Мухиттин Атаман в своем материале: «Дипломатия землетрясения: гуманная реакция на гуманитарный кризис».

Цитируем:

«Среди всех государств самым ярким примером изменения отношений была Греция и реакция Афин. Различные греческие политики звонили своим турецким коллегам на разных уровнях и вели себя так, будто отношения в порядке. Первым делом Эрдогану позвонила президент Греции Катерина Сакелларопулу и выразила соболезнования. Во-вторых, премьер-министр Кириакос Мицотакис позвонил Эрдогану и выразил свои соболезнования. В-третьих, министр иностранных дел Никос Дендиас посетил район землетрясения, встретился со своим коллегой Мевлютом Чавушоглу и выразил свои соболезнования. Фактически, даже телефонный звонок, сделанный Мицотакисом, был самым важным событием. Учитывая, что Эрдоган заявил, что больше не встретится с ним из-за антитурецких заявлений Мицотакиса в своем выступлении в Конгрессе США, телефонный звонок Мицотакиса является очень важным событием, которое может привести к нормализации двусторонних отношений.

Кроме того, успех греческой поисково-спасательной группы в процессе удаления обломков и спасения выявил связи, которые нельзя объяснить дипломатическим путем. Объятие греческого спасателя с греческим флагом на каске и крошечного выжившего после землетрясения с турецким флагом на руке запомнится как теплая фотография, отражающая чисто человеческие эмоции. Кроме того, министр иностранных дел Греции стал первым высокопоставленным иностранным должностным лицом, посетившим район землетрясения.

Направленная помощь и разосланные сообщения подчеркивают очень ясный и важный факт: гуманную реакцию людей во время гуманитарного кризиса. Хотя государства и люди испытывают проблемы, конфликты и войны из-за различных политических, экономических, социальных и культурных проблем, они отбрасывают вражду между собой и заботятся друг о друге, делая упор на гуманное измерение.

Во-вторых, глобальная помощь и реакция показали, как международная гуманитарная деятельность Турции повысила симпатию к нашей стране и влияние гуманитарной дипломатии Турции. Конечно, Турция и турецкий народ помогают нуждающимся государствам и народам в трудные времена, не ожидая ничего взамен, но мы видели, как эта гуманитарная помощь превращается в силу де-факто, когда приходит время и место. В заключение я надеюсь, что гуманитарная мысль всегда будет преобладать над интересами и выгодами в международных отношениях».

Итак, как мы можем, видеть турецкий обозреватель рассматривает подход к Турции со стороны зарубежных стран в качестве продолжения политики самой страны в плане проведения «предприимчивого и гуманного» внешнего курса. В этом смысле, он утверждает, что есть конверсия собственного имиджа Турции в то, как зарубежные страны приходят ей на помощь.

А вот что тот же самый автор 22 февраля пишет в известном турецком издании, газете Daily Sabah под заголовком: «Землетрясения в Турции: дух солидарности должен продолжаться».

Цитируем:

«После мощного землетрясения в южной части страны турецкое государство впервые в своей истории официально потребовало международной помощи. Более ста стран предложили различные виды помощи.

Когда мы анализируем страны, которые оказали поддержку Турции, мы можем легко увидеть, что мотивы, которые движут этими странами, не совпадают. В то время, как некоторые страны действительно хотели помочь Турции спасти своих граждан от обломков землетрясения, другие выразили сочувствие турецкому государству и его народу.

В этой статье я хочу дополнительно проанализировать реакцию других государств на катастрофу, разделив страны, предложившие помощь Турции, на три категории.

Первая категория государств, таких как Азербайджан и Катар, мобилизовали свои ресурсы, чтобы помочь Турции.

Например, в Азербайджане государственные учреждения направили разного рода помощь в район бедствия. Самая многочисленная поисково-спасательная группа (720 человек) прибыла из Баку. Азербайджанское телевидение сутками транслировало события.

Азербайджанский народ организовал крупные акции помощи. Соседняя страна создала палаточный городок из 750 палаток и полевой госпиталь. Кроме того, было собрано и отправлено в Турцию более 1500 тонн различной помощи. Азербайджанский народ действительно разделил горе турецкого народа.

Точно так же Государство Катар направило различные виды помощи. Помимо эффективной поисково-спасательной группы, в то время как эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани направил значительную сумму финансовой помощи со своего личного счета, Катарский Красный Полумесяц и Катарский фонд направили ее от имени своих учреждений. Доха также пообещала отправить 10 000 контейнерных домов и создать полевой госпиталь на 3 000 человек. Кроме того, Катар направил в Турцию 40 самолетов для оказания национальной и международной помощи на местах.

Подобно Азербайджану и Катару, многие другие мусульманские государства, такие как Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Кувейт, Узбекистан, Пакистан, Малайзия и Индонезия, направили различную помощь. Во всех этих государствах не только государственные учреждения, но и жители этих стран мобилизовали и собрали огромную помощь пострадавшим от землетрясения.

Многие небольшие государства, такие как Мавритания, Палестина, Косово, Афганистан, Йемен и Ливан, с ограниченными возможностями мобилизовались, чтобы уменьшить горе турецкого народа.

Это была кампания помощи стране милосердия, Турции, которая пытается помочь многим государствам и народам во всем мире. Даже мусульмане-рохинджа в Мьянме мобилизовались, чтобы отправить помощь Турции, просто чтобы показать свою солидарность и разделить горе.

Вторая группа государств, таких как Греция, Израиль и Армения, оказала Турции значительную помощь. Естественно, первая причина и реакция были гуманитарными. Однако эти государства попытались извлечь выгоду из атмосферы землетрясения и выступили с инициативами по улучшению своих отношений с Анкарой.

Хотя отношения Турции с этими тремя странами находятся на разных уровнях по сравнению с периодом до стихийного бедствия, возросло ожидание дальнейшего улучшения их отношений с Турцией посредством дипломатии землетрясений.

Третья категория состояний – это те, которые не оправдали ожиданий. К сожалению, многие могущественные, развитые и богатые западные страны, которые также являются союзниками Турции, могут быть отнесены к этой категории. Подобно второй группе государств, эти страны могут рассматривать землетрясение как шанс изменить политический дискурс в отношении Турции. Эти страны отправили поисково-спасательные группы в Турцию после землетрясения и собрали помощь для турецкого народа. Однако, хотя у них есть возможность сделать гораздо больше, они довольствуются только что упомянутыми ограниченными усилиями. Их общий ответ оставался ниже номинала по сравнению с их предыдущими реакциями.

Например, по сравнению с реакцией Соединенных Штатов на землетрясение в Турции в 1999 году, реакция нынешнего американского правительства была не такой сильной, как предыдущая. В 1999 году тогдашний американский президент Билл Клинтон посетил район землетрясения в ходе своего пятидневного официального визита в Турцию. В этом году Вашингтон предложил помощь и подтвердил свое обязательство помочь Турции в ликвидации последствий катастрофы, но на этот раз вместо действующего президента Джо Байдена Турцию посетил госсекретарь США Энтони Блинкен. Землетрясение в основном обсуждалось с политической точки зрения, а не с человеческим подходом. В западных СМИ было опубликовано множество анализов, посвященных влиянию катастрофы на внутреннюю политику Турции.

Мы, народ Турции, ценим любую помощь и благодарим все государства, которые вносят какой-либо вклад в турецкое государство и его народ. Однако в такое тяжелое и трудное время, хотя и добровольно, от союзников и дружественных стран можно ожидать гораздо большего, чтобы они внесли весомый вклад в процесс восстановления в регионе бедствия. К сожалению, в то время как одни государства перенапрягли свои возможности, другие ограничили свою помощь. Мы надеемся, что, по крайней мере, имидж Турции можно улучшить, поскольку сейчас не время сосредоточиться на реальной политике, а на моральных ценностях и солидарности».

Крайне интересна группировка турецким автором стран, пришедших на помощь Турции в эти дни на три группы:

  1. «Искренние страны», которые мобилизовались для помощи Турции.
  2. Страны, которые выделили ресурсы для помощи Турции, но начали использовать землетрясения как повод для ревизии своих отношений с Турцией.
  3. Страны, у которых была возможность принять большее участие в турецкой трагедии, но которые не сделали этого, сфокусировавшись на причинах политического свойства.

Сразу заметим, что Россия не была отнесена турецким автором ни к какой из этих трех категорий и, вообще, не была упомянута в материале. Что полагаем, все-таки, данью автора некой политической конъюнктуре, что он предпочел не заметить ни звонок президента В.В.Путина президенту Р.Т.Эрдогану, ни того, как отработали российские поисково-спасательные бригады в Кахраманмараше. Хотя, по формальному признаку, Россию можно было бы смело отнести к первой «искренней» группе стран. Очевидно, что российская сторона не строила никаких политических расчетов в связи со случившейся трагедией и оказанием помощи Турции.

Крайне интересно, как изменилась турецкая позиция (все-таки Мухиттин Атаман является выразителем именно официального мнения) на «дипломатию землетрясения» по сравнению с первыми днями. Мы говорим о второй группе стран, упомянутых выше.

Если в первые дни после землетрясения, турецкие обозреватели сами говорили про то, что землетрясение дало шанс дипломатии по сложным вопросам международной повестки, то есть сами демонстрировали заинтересованность в развязках, то, по прошествии чуть более двух недель, они развернули свою позицию на 180 градусов – заявив, что страны вроде Греции, Израиля и Армении пусть и помогли Турции, но подспудно попытались решить свои проблемы с турками. Иными словами, турецкий обозреватель представил именно их интересантами в нормализации отношений с Турцией, а не наоборот.

Заметим, что такое перемещение акцентов – крайне в духе турок, которые любят прятать свой интерес и представлять противоположную сторону в качестве наиболее заинтересованных лиц. Более того, за этим шагом угадывается то, что «романтическая фаза» трагедии минула и сейчас отношения возвращаются к своей норме: те противоречия, которые были между странами, как мы ранее говорили, никуда не денутся и позиции не сместятся в сторону даже под воздействием столь мощного землетрясения.

И, что касается третьей группы стран – это, пожалуй, самые интересные ремарки турецкого автора из всего отмеченного выше. Они обращены, в первую очередь, в сторону США. Турецкий автор отметил понижение уровня визита американских официальных лиц по сравнению с землетрясением 1999 года. Когда, как он напомнил, в Турцию прибыл лично президент США Билл Клинтон и пробыл в стране с визитом в течение 5 дней. А сейчас прибыл «лишь только» государственный секретарь США Энтони Блинкен.

Налицо – крайняя обида турецкой стороны и уровнем визита, и объемом той помощи, который привез с собой американский государственный секретарь. Речь идет всего лишь о 180 млн долларов, что по меркам крупнейшей мировой экономики – сумма откровенно оскорбительная. Она может быть приравнена к «карманным деньгам» Государственного департамента США, за которые даже «не требуется отчетность». Кроме того, отметим, что американцам нельзя никак парировать турецкий упрек тем, что Джо Байден в этот период времени «невыездной». Ведь нашлось же у него время для того, чтобы «сгонять» на Украину. И для него, по разумению турецкой стороны, не было бы «крюком» заехать и в Турцию для выражения поддержки «образцовому партнёру». Что ж, этот «холодный душ» от американцев лишний раз показал турецкому руководству то место, которое Турция в их глазах занимает по сравнению с Украиной. И разумеется, это стало наглядной демонстрацией того, как относится американское руководство к действующей в Турции власти в преддверии предстоящих выборов президента и депутатов Меджлиса.

Самым наглядным выражением этой обиды турецкой стороны является вот эта фотография:

Как сообщило Управление по коммуникациям при администрации президента Турции, президент Р.Т. Эрдоган принял госсекретаря США Э. Блинкена. Но принял в «Большом почетном зале анкарского аэропорта Эсенбога». Неожиданное место встречи, ну или, точнее, отправки Энтони Блинкена из Турции на его родину. Заметим, что вплоть до настоящего времени нижеподписавшемуся ни разу (!) не попадалось это место встречи турецкого лидера со своими зарубежными гостями. Оно входит, пожалуй, в число тех мест, которые специально сделаны для того, чтобы либо встречаться на ходу с не очень значительными гостями, либо же для того, чтобы отправлять соответствующие сигналы «проштрафившимся» партнёрам. Ни для чего более.

Кроме того, вдобавок к месту встречи, заметим, в зале приема нет американского флага, что отвечает дипломатическому протоколу, которому Турция следует неукоснительно. В зале приема – только турецкая символика, включая президентский штандарт (справа) и флаг Турецкой Республики (слева). Спереди стол с турецкой звездой, за спиной – портрет основателя и первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка.

Также президент Р.Т.Эрдоган – в рабочем виде, который обычно адресуется внутренней публике, но не публике внешней и тем более не американской стороне. Дресс-код – это также сильная сторона турок, которые знают где и когда им надо выглядеть и не допускают в этом смысле вольностей. И в данном случае, президент Р.Т.Эрдоган продемонстрировал четко и ясно американской стороне, что их подход по отношению к Турции не остался незамеченным.

Отдельное слово – это мимика. Опять же, можно сказать, что не стоит пытаться что-то прочитать на лице турецкого лидера в адрес американского гостя. Однако, правда заключается в том, что в турецком обиходе даже мимике придается крайне большое значение и положению тела в пространстве и по отношению к гостю, в частности. Более того, на подобного рода фотографиях из официального источника, президент страны выглядит ровно так как он хочет выглядеть, а выглядит он явно недовольным своим гостем, что и демонстрирует и выражением лица, и своей позой. Достаточно просто сравнить с тем, как выглядит при этом сам американский гость Э. Блинкен.

52.22MB | MySQL:111 | 0,599sec