О роли племенного фактора в военно-политических конфликтах в Йемене. Часть 3

Всё это, несомненно, были негативные факторы усиления племен в жизни Йемена. Однако могло ли быть по-другому в условиях слабости государственных институтов, неэффективного управления и растущей коррупции в период режима А.А.Салеха? Может быть, племенная структура была единственной скрепой йеменского общества, предохранявшей его от хаоса и распада? Для ответа на эти вопросы необходимо проанализировать особенности племенного кодекса Йемена и его социальные функции.

Уже упоминавшийся шейх аль-Авади отметил: «Племена далеко не всегда выступали против государства и его институтов. Скорее мы за присутствие сильного государства, поддерживающего порядок и обеспечивающего безопасность». В качестве примера он привел президентство Ибрагима аль-Хамди (1974-1977 гг.): «Благодаря его речам, в которых он выступал против злоупотреблений шейхов, ему удалось убедить народ и шейхов встать на сторону государства».

Важную роль в мировоззрении йеменцев, особенно на севере страны, играет обычное право: племенной кодекс неписанных законов. Задачами обычного права являются регулирование военных отношений между племенами и федерациями племен, а также повседневной социальной, экономической и правовой жизни индивида. В своем интервью в октябре 2020 года бывший губернатор провинции Аль-Джауф шейх Хусейн Али аль-Авади определил традиционное право как «систему регулирования повседневной жизни, возникшую в результате эволюции племенных обществ в ходе истории. Эти общества, где государство как правило отсутствовало или присутствовало очень слабо, нуждались в регулировании нормальной жизни людей и ограничении их своеволия». Необходимо отметить, что традиционное право старше ислама и законов шариата. Один из шейхов из Хауляна в окрестностях Саны выводит традиционное право из законов древних государств Йемена, в том числе Сабейского царства, процветавшего с 1200 г. до н.э. до 275 г. н.э. В 1838 г. племенной кодекс чести был заново кодифицирован и записан по поручению зейдитского имама Насера. При этом в кодификации участвовали шейхи племен и исламские ученые. Один из племенных шейхов объясняет это тем, что «Система наказаний за выполнение законов и правил отличается у разных племен. Тем не менее, было признано необходимым объединить эти законы, так же как систему штрафов и наказаний».

В традиционном праве содержится одно важное противоречие. С одной стороны, насилие является допустимым средством приобретения собственности. С другой стороны, в рамках племен была развита правовая система, нацеленная на ограничение споров и разрешение конфликтов. Возможно, само племенное насилие создало мотивацию для того, чтобы прибегать к мирным методам посредничества и арбитража для разрешения спорных ситуаций. Конфликт может возникать при распределении и использовании частных сельскохозяйственных земель, общинных земель и водных ресурсов. В последние годы также из-за добычи крупными компаниями нефти и газа на племенных землях. Племена стремятся заключить свои собственные соглашения с такими компаниями, чтобы гарантировать свою долю прибыли.

Исследователи часто задаются вопросом: это племенная система со своими законами ослабила государство или слабое коррумпированное государство способствовало усилению роли племен? Шейх аль-Авади считает, что активизация племен произошла из-за того, что государственная система была слабой и  несправедливой. Например, в 2004 г. правительство ЙАР отменило субсидии на ГСМ, чем поставило под угрозу интересы бедных семей. Йеменцы вышли на улицы для демонстраций протеста. Однако правительство не прислушалось к ним до те пор, пока на их сторону не встали племена провинций Лахдж и Аль-Джауф.

Наряду с усилением позиций племенных лидеров шел и другой процесс. Они всё чаще шли на компромиссы с правительством и отрывались от интересов и нужд соплеменников. В период правления президента Али Абдаллы Салеха шейхи кооптировались в органы власти. Они переезжали в Сану и покидали свои родные земли. Чем ближе они становились к режиму, тем больше отрывались от своих рядовых соплеменников. Огромные суммы денег, которые они получали от саудовского Специального комитета, обеспечивали их лояльность правительству ЙАР и правящему режиму.  Шейх аль-Авади сетовал на то, что «Шейхи, которые стали более влиятельны благодаря близости к властям, более лояльны правительству, чем своим соплеменникам. Отношения между шейхами и их соплеменниками уже не такие как прежде». С другой стороны, многие влиятельные шейхи получали значительные субсидии из Саудовской Аравии за услуги, которые не всегда шли на пользу их соплеменникам». Один шейх из федерации Бакиль характеризовал их таким образом: «Шейхи Специального комитета, которые продали свою страну, разрушили её и разрушили жизни будущих поколений». По его мнению, племя вместо того, чтобы быть основой социальной структуры, превратилось в инструмент для её уничтожения.

Ещё одним негативным фактором усиления племен и власти шейхов является эрозия и ослабление институтов судебной власти в Йемене. На местах шейхи и деревенские старосты (акиль аль-хара) получили полномочия по исполнению законов и предоставлению помощи нуждающимся семьям. В 1994 г. был издан Уголовный кодекс ЙАР (Криминальный Закон №13), предоставивший шейхам и руководителям соседских общин в городах и деревнях следить за исполнением законов. Это объяснялось тем, что в труднодоступных регионах государству будет сложно справиться с этой ролью. На практике это вело  к ослаблению государственных судов и прокуратуры.

Согласно этнографу Наджве Адре, традиционное право охватывает все сферы жизни йеменца. Оно больше напоминает кодекс поведения, чем легальные директивы. Этот кодекс включает в себя понятия чести, достоинства, добросердечия, гостеприимства, защиты бедных и слабых соплеменников, принятия примирения в случае конфликтов. Она описывает традиционное право, как «базирующееся на консенсусе и неформальных отношениях. Ключевыми племенными традициями являются прозрачность, подотчетность, коллективная ответственность, зашита общих интересов и слабых членов общества. Диалог и культура извинения являются важными элементами традиционного общественного права».

Значительным противоречим между традиционным правом и государственными законами является защита преступников из своей среды. Основным племенным институтом является аль-асабийя, солидарность на основе общей культуры или мифа об общем происхождении. Этот феномен был хорошо описан ещё великим арабским учёным 15 века Ибн Халдуном. Асабийя подразумевает защиту членов племени шейхами. Йеменский историк Абдулгани аль-Эрьяни пишет: «Асабийя возвышает племя над государством. Первичную идентичность при таком порядке вещей имеет не государство, а  племя. Например, член племени Хашид считает себя сначала хашиди, а затем йеменцем. В случае противоречий между интересами племени и общенациональными интересами йеменец выберет племя».   Она часто выражается в том, что племя оказывает давление на государство с целью защиты или освобождения своих правонарушителей. Зачастую племя препятствует тому, чтобы его члены предстали перед судом. При этом шейхи говорят о том, что сами будут судить соплеменников на основе традиционного права. Часто такие правонарушители совершают серьезные преступления. Например, блокирование дорог, похищения людей или убийства. В 1990-х и начале 2000-х годов случались похищения иностранцев. В 1999 г. активисты из племени Бани Джабр в провинции Мариб похитили несколько граждан США. При этом они потребовали освобождения своих 25 соплеменников, взорвавших нефтепровод в этой провинции. В конце концов и американцы, и подрывники были освобождены.

Племена стремятся к обладанию оружием как для защиты своих интересов, так и для повышения социального статуса. В свою очередь государство также обладает средствами вооруженного давления на племена. В результате и государство, и племя все чаще прибегают к насилию. В марте 2011 года члены племен вновь взорвали нефтепровод, ведущий из провинции Мариб в порт Рас Исса на Красном море. Этот теракт не только снизил экспортные доходы страны, но и вызвал перебои в снабжении горючим. Причиной стало недовольство племен от распределения доходов от нефтяных месторождений на их территории. По мнению Рим Мугайед, 90% конфликтных ситуаций в Йемене в конце правления Салеха решались не в государственных судах, а на основе племенного посредничества и традиционного права. Обращение в государственные суды и прокуратуру считалось йеменцами мучительным и дорогостоящим процессом. В то же время племенной суд имел преимущества в смысле гибкости и гуманности. В большинстве случаев, если речь не идет о тяжких преступлениях, наказанием является не тюрьма, а денежная пеня. Сам президент Али Абдалла Салех прибегал к племенному посредничеству. Например, после убийства американским беспилотником вице-губернатора провинции Мариб в 2010 г. Салех обратился к услугам племенного посреднического комитета для того, чтобы предотвратить столкновения между вооруженными силами и племенным ополчением.

52.2MB | MySQL:103 | 0,633sec