О деятельности шиитских религиозных организаций в Афганистане и их влиянии на внутриполитические процессы. Часть 4.

Одной из ключевых фигур в Ассамблее шиитских улемов и влиятельных лиц является зять Фазелзаде Сайед Хашем Джавади Балхаби. Он также является одним из немногих талибов шиитского происхождения. Джавади Балхаби, 55-летний сейид из района Балхаб провинции Сари-Пуль, оказался в центре внимания только после того, как талибы захватили власть в Афганистане. Он изучал религию в Куме (Иран), где до сих пор живет его семья. Балхаби был арестован при предыдущем режиме и более десяти лет находился в заключении в тюрьмах Пули-Чархи и Баграм по обвинению в шпионаже в пользу Ирана и действиях против национальной безопасности Афганистана. В этот период Балхаби сблизился с влиятельными членами движения «Талибан», в том числе с нынешним начальником штаба и двоюродным братом министра внутренних дел Сираджаддина Хаккани Исхаком. Однако он заявил, что был связан с движением задолго до этого, назвав себя «возможно, единственным шиитским хазарейским мавлави», который работал с талибами еще во времена их первого эмирата. Как и тысячи других заключенных, Джавади Балхаби был освобожден из тюрьмы Баграм, когда талибы захватили Кабул в августе 2021 года. После освобождения он вместе с несколькими высокопоставленными членами движения присутствовал на праздновании Мухаррама, где выступал от имени нового правительства. Он заверил собравшихся, что талибы изменились, и попросил граждан поддержать их новый режим. Талибы не предоставляли Джавади Балхаби официальной должности до конца марта 2022 года. Тогда он был назначен главой совета из 20 членов для решения разногласий между пуштунскими кочевниками кучи и жителями шиитского поселения в Бехсуде. В результате переговоров было достигнуто соглашение из шести пунктов, которое, по словам члена совета, было преподнесено губернатором Майдана Вардак как «решение Исламского Эмирата». Джавади Балхаби также отправился в район Шейх Али в провинции Парван со своим вторым заместителем и представителем аятоллы Ваеззаде Ибрагимом Гасеми Хельманди, чтобы попытаться выступить посредником между кучи и местными жителями, но, по-видимому, не добился успехов. По неофициальным данным, в настоящий момент он присматривается к должности губернатора своего родного района Балхаб.

Внутриобщинные разногласия

В 2020 году правительство Ашрафа Гани построило крупный комплекс в районе Дашт-е-Барчи на западе Кабула, где проживает большинство хазарейцев. Он использовался для проведения религиозных и политических собраний и всегда был известен как «Мосалла-йе Шахид Мазари» – в названии фигурирует отсылка к основателю «Хезб-е Вахдат» Абдулу Али Мазари, убитому талибами в 1995 году. Разногласия, по сути, включают в себя два взаимосвязанных аргумента. По мнению некоторых представителей общины, комплекс должен называться «Мосалла-йе Шахид Мазари Мосалла-йе Хатем аль-Анбия», с отсылкой к пророку Мухаммеду. Другой вопрос заключается в том, кому тогдашний президент Бурхануддин Раббани передал участок государственной земли, на котором построена «Мосалла». Джавади Балхаби и Фазелзаде давно заявляют, что земля была передана отцу Фазелзаде и, следовательно, принадлежит их семье. При этом представители «Хезб-е Вахдат» утверждают, что земля предназначалась для общественного пользования и была передана всем жителям Дашт-е-Барчи, а не конкретному лицу, и эту позицию, по-видимому, поддерживало прежнее правительство. В церемонии закладки первого краеугольного камня в июле 2020 года участвовали тогдашний вице-президент Сарвар Данеш, Мухаммад Мохакик и Асадулла Садати. Споры разгорелись только после прихода к власти талибов, когда была снята вывеска «Мосалла-йе Шахид Мазари». Удаление имени Мазари вкупе со слухами о том, что Джавади Балхаби получил письмо от Министерства внутренних дел с приказом освободить «Мосаллу», вызвало возмущение в социальных сетях и беспокойство среди хазарейцев. Джавади Балхаби был вынужден отказаться от своего заявления о том, что земля принадлежит его семье после вмешательства, в частности, аятоллы Ваеззаде. В интервью, размещенном на его канале в YouTube, Джавади Балхаби назвал ситуацию недоразумением, заявив, что попросили уйти из района только сотрудников службы безопасности «Мосаллы». Представители различных фракций «Хезб-е Вахдат» по согласованию с официальными лицами «Талибана» восстановили вывеску с именем Мазари 1 сентября 2021 года. Однако проблема не исчезла и привела к серии встреч между попечительским советом «Мосаллы» и почти всеми основными хазарейскими и шиитскими лидерами, связанными с «Хезб-е Вахдат» в округе, включая Садати и Махдави, главу офиса аятоллы Ваеззаде, а также помощника Мохакика Суфи Гардизи и помощника Халили шейха Мадара Али Карими. Группой было опубликовано совместное заявление 19 ноября 2022 года. В нем участники встречи назвали себя «Высшим народным советом единства и солидарности хазарейцев и шиитов Афганистана», и призвали Исламский Эмират защитить «Великую мечеть мученика Мазари» как место общественного достояния». Члены совета предупредили «оппортунистических лиц и круги, которые намеревались захватить и продать землю Мосаллы», чтобы они прекратили свои посягательства, и подчеркнули, что история земли подтверждена достоверными документами. Они заявили, что готовы подать в суд на любого, кто утверждает обратное. Карими, который в то время еще не был назначен заместителем министра, заявил, что группа встречалась с заместителем премьер-министра Мавлави Абдулом Кабиром, министром общественных работ Абдулом Маннаном Омари и другими официальными лицами и будет продолжать лоббировать защиту земли. Спор вокруг «Мосалла-йе Шахид Мазари» также иллюстрирует, как историческая раздробленность партии «Хезб-е Вахдат» продолжает отражаться в сообществе, подрывая объединение усилий в общих требованиях защиты, признания и политического представительства этно-религиозных меньшинств Афганистана.

52.54MB | MySQL:103 | 0,422sec