Турция: влияние выхода Хорошей партии из Национальной коалиции на политические предпочтения избирателей

Мы продолжаем серию статей, посвященных анализу влияния выхода Хорошей партии из Национальной коалиции на турецкую внутреннюю политику. После соответствующего решения Мераль Акшенер реакция общественности была отрицательной. Причиной этого стало мнение о расколе оппозиции, который, по его мнению, приведет к повышению шансов Р.Т.Эрдогана на победу на всеобщих выборах. В этой статье мы оценим возможные линии изменения политических предпочтений электората в свете превращения «стола шести» в «стол пяти».

Основной посыл наших рассуждений будет строиться на поляризованном характере турецкого общества. Оно расколото на тех, кто поддерживает Эрдогана и тех, кто не принимает его. Этот критерий создает основной конфликт. Надо подчеркнуть, что в среднем эрдогановский/антиэрдогановский электорат распределяется в пропорции 40%/60% (+/- 5% отклонения). Здесь учитывается суммарный рейтинг всех партий Народной коалиции и антиэрдогановских партий. В этом смысле кардинального изменения голосов в пользу проэрдогановской коалиции не предвидится, указанная пропорция с учетом погрешности сохранится. Наше предположение связано с вышеотмеченным фактором поляризации. В этих условиях мысль о переходе поддержки от оппозиции в пользу Эрдогана является слишком простой и не учитывает контекст. Несмотря на разочарованность оппозиционного электората из-за провала переговорного процесса, здесь нужно отметить, что проблемы, которые вызывали недовольство политикой Эрдогана, никуда не делись. Антиэрдогановский электорат останется антиэрдогановским и не станет голосовать за партии Народной коалиции.

Нашу мысль подтверждает то, что многие разочарованные Партией справедливости и развития (AKP) избиратели по итогам выборов 2018 г. и 2019 г. меняли свои политические предпочтения, в основном, в пользу другой проэрдогановской партии. Даже при недовольстве изменения в большой мере протекают внутри одного политического блока. Избиратель в таких случаях выбирает вариант № 2 в иерархии политических предпочтений, коим всегда является близкая к основному варианту партия. В этом смысле логично предположить, что недовольные провалом переговоров между Народно-республиканской партией (CHP) и Хорошей партией (İYİ) избиратели будут исходить из своих предпочтений № 2. Для значительной части электората кемалистов им является İYİ, для избирателей значительной части электората «хорошистов» – CHP. Поэтому мы предполагаем усиление тенденции перехода голосов между этими партиями.

Технически адресатом голосов недовольного избирателя кемалистов и «хорошистов» могут стать Партия демократии и прорыва (DEVA), Партия победы (ZAFER) и Партия родины (MEMLEKET). Первая стала крупнейшей правоцентристской партией Национальной коалиции после выхода из нее İYİ. Поэтому она может стать пристанищем для центристов и правоцентристов, голосовавших за Хорошую партию. ZAFER – это возможная оппозиционная альтернатива для националистов. MEMLEKET может перетянуть в свою сторону кемалистов и левых националистов. Опять же все эти возможные линии перехода голосов отмечаются внутри оппозиционной части общества.

Но выгода от изменения контекста для AKP все еще существует. Возможен сценарий, при котором разочарованный оппозиционный избиратель в знак протеста не будет участвовать в выборах. Снижение явки повысит долю проэрдогановских партий с учетом принявших участие в выборах избирателей. Но интереснее момент с возможностью/невозможностью обеспечения духа выборов 2019 г., когда оппозиция добилась успеха за счет своей консолидации. И действительно, основная проблема оппозиции связана с этим аспектом.

В 2017 г. конституционные поправки прошли благодаря одобрению 51,4% участвовавших в голосовании граждан. На парламентских выборах 2018 г. Народная коалиция получила 54,5% голосов. На президентских выборах 2018 г. Эрдоган победил, набрав 52,6%. По итогам муниципальных выборов 2019 г. Народная коалиция достигла результата в 51,6%. Эти результаты указывают на то, что сторонники Эрдогана с 2017 г. побеждают с очень маленьким разрывом при необходимом минимуме в 50% + 1 голос. Во всех этих ситуациях оппозиции не удавалось в полной мере обеспечить консолидацию протестного электората. Поэтому проэрдогановский блок хоть и с трудом, но все же побеждал.

Наличие большой доли голосов, которые могут быть не учтены при распределении, вовсе снижает необходимый минимум процентов голосов для получения парламентского большинства. 42%-45% поддержки может хватить для этого особенно в условиях выдвижения отдельных списков кемалистами и «хорошистами». При наличии единого списка Народной коалиции в условиях раздробленности оппозиции проэрдогановский блок может реально претендовать на получение, как минимум, 301 мандата. Поэтому судьба выборов зависит от того, спадет ли уровень эмоциональности при оценке ситуации и смогут ли участники процесса сосредоточиться на сохранившихся темах для сотрудничества. Консолидация трех оппозиционных партий сейчас становится принципиальным вопросом.

Подводя итоги, мы отметим, что нет предпосылок для ожидания перехода голосов от оппозиции к Народной коалиции. В целом, плюс-минус соотношение между оппозиционным и проэрдогановским электоратом сохранится. Однако разочарование протестного избирателя может привести как к падению явки, так и к получению проэрдогановским блоком парламентского большинства.

52.5MB | MySQL:102 | 0,655sec