Заседание следственного комитета Бундестага по Афганистану: влияние Дохийских соглашений и вывода контингента США на ситуацию внутри страны в оценках американских свидетелей

В конце минувшей недели были опубликованы официальные данные об итогах очередного заседания следственного комитета Бундестага по Афганистану, состоявшегося 2 марта. Данная структура в парламенте ФРГ была учреждена в июле прошлого года с целью детального изучения событий во временном интервале с 29 февраля 2020 г. до 30 сентября 2021 г., связанных с выводом Бундесвера из Афганистана. После достаточно продолжительного периода рассмотрения вопросов, касавшихся эвакуации местного персонала, оказывавшего непосредственную поддержку Бундесверу, комитет сфокусировался на действиях США, повлиявших на положение дел в стране и стратегию Германии. В частности, на последней к настоящему моменту встрече речь шла о Дохийских соглашениях, представляющих собой нижнюю временную границу расследования, проводимого в парламенте ФРГ, а также о выводе американского контингента. В качестве свидетелей были приглашены генеральный инспектор и руководитель отраслевого подразделения Управления Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана (SIGAR) Дж.Сопко и Д.Янг.

На организованных ранее заседаниях комитета неоднократно подчеркивалось, что просчеты ФРГ на завершающем этапе миссии в Афганистане во многом были связаны с недальновидными решениями Белого дома, а потому особенно интересно участие в слушаниях руководящего состава SIGAR. Обусловлено это тем, что Управление Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана представляет собой подразделение при правительстве Соединенных Штатов, обеспечивающее мониторинг расходования средств из фондов восстановления Афганистана. Указанная структура была учреждена еще в 2008 г. американским Конгрессом. Дж.Сопко занял пост специального генерального инспектора в 2012 г., до этого успев поработать в Палате представителей и Сенате. При этом в последнем он в частности входил в постоянный комитет по национальной безопасности и расследованиям, который, являясь старейшей такого рода структурой, изучал обстоятельства множества разного рода кризисных ситуаций, включая войну в Корее.

По мнению Дж.Сопко и Д.Янга, заключение Вашингтоном соглашений с «Талибаном» (запрещен в РФ) и решение о выводе американских войск оказались факторами, существенно ускорившими приход к власти данного движения. Говоря о первом факторе, то есть о договоренностях в Дохе, представители SIGAR сочли фатальными ошибками исключение афганских властей из переговорного процесса и саму «слабость» соглашения, которое в результате, как сказано на сайте Комитета по итогам заседания, позволило «талибам представить себя победителями». Помимо этого Д.Янг сфокусировался на том, что талибы «использовали непубличные части Дохийских соглашений в рамках психологической войны». Под этим он подразумевал, что движение мотивировало население попавших под их контроль районов и представителей афганских вооруженных сил переходить на их сторону, ссылаясь на «безнадежность» дальнейшей борьбы. Отдельно специалист акцентировал то, что подобная тактика в целом выглядит «традиционной» для Афганистана, чем косвенно намекнул на шансы предотвратить подобный исход событий.

Вывод вооруженных сил США, а затем и ФРГ, с точки зрения приглашенных специалистов, стал менее значимым элементом, воздействовавшим на дестабилизацию страны. Другими словами, как предположили на слушаниях Дж.Сопко и Д.Янг, положение дел в Афганистане в том случае, если бы соглашение в Дохе было подписано, но американский и немецкий контингенты не были бы эвакуированы так поспешно, не слишком бы отличалось от текущего. В дополнение Дж.Сопко обратил внимание Комитета на две системные ошибки планирования миссии в Афганистане, которые необходимо учитывать при осуществлении международных операций в будущем.

Первая из них – предварительный учет важности той или иной страны в контексте национальной безопасности участников международной миссии.

Вторая – укрепление собственной возможности местных вооруженных сил после ухода иностранного контингента продолжать эффективно исполнять свои обязанности.

Как подчеркнул Дж.Сопко, в Афганистане «мы создали современную армию и оснастили ее высокотехнологичным оружием, но когда иностранная поддержка закончилась, афганцы не сумели обслуживать эти системы». Наиболее критический уровень поддержки наблюдался, как прозвучало на слушаниях в то, касалось поддержки с воздуха, так как именно иностранные субподрядчики занимались обслуживанием парка самолетов.

На заседании парламентского комитета по расследованию Дж.Сопко фактически признал системную уязвимость институтов, подобных SIGAR, и рекомендовал провести независимую оценку деятельности такого рода правительственных структур, которые имеются и у Германии. Более того, для этого необходимо устранить ряд барьеров, поскольку эксперты могут начать расследование работы правительственных учреждений, лишь имея на то соответствующее разрешение, а также заметно ограничены политикой правительства в данном вопросе.

Резюмировали свое выступление представители SIGAR тем, что цели международной миссии в Афганистане изначально не были выполнимыми, а зависимость афганских вооруженных сил от иностранного присутствия оказалась критической. Более того, данные факты были известны заранее, но не принимались в расчет, особенно на этапе подписания соглашений в Дохе. В дальнейшем, как полагает Дж.Сопко, международное сообщество более не станет вмешиваться в дела Афганистана, а «в будущем подобные миссии, вероятно, не будут проходить так далеко от Германии», чем он явно намекнул на приоритетность для стран ЕС сосредоточения на европейской безопасности. Данный вывод крайне любопытен, поскольку содержит в себе явную отсылку к Украине и вовлеченности Евросоюза в ее дела. Впрочем, в недавних интервью американским СМИ Дж.Сопко говорил том, что применимость уроков Афганистана к украинскому треку крайне ограничена, поскольку как сами эти государства, так и характер происходящих там событий имеют мало общего. Единственное, в чем афганский опыт способен быть применим, это мониторинг расходования средств и межведомственная координация структур, курирующих различные направления оказания содействия.

Подводя итог выступлению в следственном комитете Бундестага свидетелей, представляющих SIGAR, необходимо отметить, что, несмотря на крайне критические оценки действий США, они, как кажется, не окажут негативного эффекта на отношения Берлина и Вашингтона. Обусловлено это тем, что перед выступление в немецком парламенте Дж.Сопко озвучил схожие выводы в Конгрессе в конце февраля. В соответствующем отчете, опубликованном Управлением Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана в конце прошлого месяца, фигурировали те же положения о «нескоординированности» в процессе завершения миссии и невозможности обеспечить «самодостаточность» местных вооруженных сил. При этом основная ответственность за ошибки была возложена, разумеется, на администрацию Д.Трампа, в то время действия Дж.Байдена получили определенное оправдание в виде возросшей угрозы атаки талибов на военнослужащих США, если не будет обеспечен их уход. В результате на текущем этапе наблюдается много общего между расследованиями в Соединенных Штатах и ФРГ, итогами которых, весьма вероятно, способно оказаться признание вины на провал за предшествующими правительствами.       

52.77MB | MySQL:103 | 0,452sec