О причинах и целях визита министра иностранных дел ФРГ А.Бербок в Ирак

7 марта глава федерального внешнеполитического ведомства Германии А.Бербок, представляющая в коалиции О.Шольца партию «Зеленых», начала свой первый в занимаемой должности визит в Ирак. По данным МИД ФРГ, в центре внимания министра в рамках пребывания в ближневосточной стране оказались вопросы борьбы терроризмом, снятие напряженности между этническими и религиозными группами, а также энергетика и влияние на государство климатического кризиса. Особые акценты при подготовке программы пребывания министра были сделаны на внешнем влиянии на Багдад его региональных соседей, выражении поддержки стабилизации Ирака, в том числе в рамках ранее взятых на себя обязательств в соответствии с мандатом миссии Бундесвера в стране, а также на положение езидов. По словам А.Бербок, она стремилась «подчеркнуть иракским партнерам, что Германия не только верит в сильные, мирные будущие перспективы Ирана, но и по-прежнему привержена им».

Освещая визит, представители немецких СМИ обратили внимание на его продолжительность, особенно выделяющуюся в связи с тем, что в последние годы Ирак переместился на периферию внешней политики ФРГ. Более  того, интерес к стране существенно контрастирует с общим снижением роли Запада в ближневосточных делах по причине переориентации на украинский вектор. В результате, появилось предположение, что длительное пребывание А.Бербок в Ираке, рассчитанное до 10 марта, как раз стало следствием событий на российско-украинском треке и того, что находясь на отдалении от указанных событий и борясь с собственными трудностями, Ирак не вовлечен в глобальные процессы. А это, в свою очередь, явно не выгодно для Европы и США.

Прежде всего Берлин, равно как и его союзников, судя по всему, беспокоит перспектива дальнейшего сближения Москвы и Багдада. Так, на днях стало известно об одобрении государственной нефтяной компанией Thi-Qar Oil Company проекта российского «Лукойла» по разработке нефтяного месторождения «Эриду». В феврале в Ираке глава МИД России С.Лавров обсудил с первыми лицами вопросы наращивания экономического сотрудничества в условиях санкций, а также перспективы укрепления политического и военно-технического взаимодействия. На этом фоне приезд главы МИД Германии даже был назван некоторыми немецкими журналистами аналогом предшествовавшей поездки ее российского контрпартнера.

Указанные глобальные процессы, как кажется, оказали ключевое воздействие не только на мотивацию подготовки визита, но и на формирование повестки переговоров А.Бербок в Ираке. Они включали в себя несколько составляющих, первая из которых, активизация экономических контактов, где германская сторона станет источником технологий, а иракская – сырьевой базой. В частности, к приезду главы федерального внешнеполитического ведомства было приурочено сообщение компании Siemens о подписании с министерством электроэнергетики Ирака соглашения о поддержание работы трех электростанций и подготовке местных кадров для их обслуживания. Данные договоренности призваны внести вклад в улучшение электроснабжения населения и, как следствие, снизить тем самым протестные настроения общественности.

Второй важный компонент – украинская проблематика, обращаясь к которой А.Бербок открыто подчеркнула, что Западу требуется «международная поддержка для европейского миропорядка и для людей в Украине». При этом определенный потенциал для корректировки позиций Ирака от нейтральности в пользу присоединения к антироссийскому лагерю ФРГ видит в результатах последнего голосования Генеральной Ассамблеи ООН. В феврале делегация Багдада проголосовала за проект резолюции о «принципах, лежащих в основе всеобъемлющего, справедливого и устойчивого мира на Украине».

Отдельно глава федерального внешнеполитического ведомства обратилась к геополитическому положению Ирака, характеризуя которое, ее больше всего интересовали границы государства с Сирией, Ираном и Саудовской Аравией. В частности, как отмечают немецкие обозреватели, Берлин уделяет особое внимание тому, что Ирак выступает своего рода буфером между ИРИ и КСА, одновременно находясь на пути коридора из Ирана в Сирию. Фактически этими же соображениями обусловлено и внимание к этно-религиозной ситуации в стране, причем в широком контексте, поскольку в данном случае Берлин интересует не только проблема езидов, но и шиитское население, которое, в свою очередь, является одним из значимых факторов при выстраивании контактов Ирака и Ирана.

Наконец, два момента имеют принципиальное значение для собственного положения А.Бербок. Первый из них относится к уже упоминавшимся езидам. Говоря об их положении, глава МИД Германии акцентировала статус женщин, тем самым продолжив продвигать свою «феминистскую» внешнюю политику, в отступлении от принципов которой ее несколько раз упрекнули, в том числе за недостаточно быструю реакцию на протесты в Иране. Второй момент – подчеркнутое сохранение угрозы со стороны группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) и общий высокий уровень террористической опасности в Ираке в риторике министра иностранных дел ФРГ. Два эти аспекта явно служат отсылкой к необходимости продлить мандат миссии Бундесвера в Ираке, который истекает в октябре текущего года. Здесь, как кажется, у внешнеполитического ведомства, продвигающего важность дальнейшего зарубежного развертывания вооруженных сил, возникло опасение, что и для продолжения вовлеченности в данную операцию могут возникнуть внутриполитические преграды. Более того, устранением их следует заняться уже сейчас, дабы не повторить судьбу, к примеру, присутствия в Мали, которое коалиция намерена прекратить, причем не исключено, что ранее намеченных сроков.

В целом очевидно, что возросший интерес Германии и, прежде всего, внешнеполитического ведомства, находящегося под управлением партии «Зеленых», продиктован причинами, далекими от ситуации в самом Ираке, а потому способен вместо улучшения ситуации в стране усугубить ее, особенно учитывая то, что Берлин начинает настаивать на том, чтобы Багдад сделал весьма жесткий для себя выбор в глобальных и региональных делах. При этом действовать федеральное правительство намеревается преимущественно методами экономической и энергетической дипломатии, рассчитывая за счет решения конкретных проблем привлечь Ирак на свою сторону и политически.

52.14MB | MySQL:103 | 1,914sec