Об операциях Турции против РПК на территории Иракского Курдистана

В прошлом месяце турецкая разведка объявила, что захватила подозреваемого высокопоставленного члена Рабочей партии Курдистана (РПК), Рамазана Гюнеша в   Сулеймании, части курдской автономии в Ираке и переправила его в Турцию. Сообщается, что Гюнеш был схвачен на улице этого города турецкими агентами под прикрытием. Хотя турецкие операции на севере Ирака против РПК стали рутинными, эта операция привлекла внимание. Турция редко захватывает свои цели живыми, обычно предпочитая убивать их ударами беспилотников. РПК, курдская сепаратистская группировка, ведет войну  против турецкого государства с 1980-х годов, что сопровождается насилием, в результате которого погибли десятки тысяч человек. Турция, США и ЕС объявили РПК террористической организацией из-за смертоносных нападений, которые она совершала на мирных жителей. В последние годы характер этой войны изменился. Турция использовала более современные технологии и вооружение, чтобы отодвинуть  силы РПК дальше к югу от турецко-иракской границы. Турецкая Национальная разведывательная организация  (MIT) заявила, что Гюнеш, предположительно являющийся членом спецподразделений РПК, активно участвует в деятельности организации с 2008 года. По данным MIT, он участвовал в 12 различных нападениях, в том числе в очень смертоносном нападении в Хаккари-Чукурджа в октябре 2011 года, в результате которого погибли 26 сотрудников турецких сил безопасности, а в общей сложности он в той или иной степени причастен к нападениям, в результате которых погибло около 60 человек. РПК никак не прокомментировала его дело. Турецкие источники, знакомые с делом Гюнеша, сообщили, что ему была поручена работа в Сулеймании ниже уровнем, чем он мог ожидать, из-за своих разногласий с руководством РПК в последние годы. Источники добавили, что Турция внимательно следит за развитием событий в курдской автономии, потому что она использовалась РПК в качестве базы для укрытия членов, которые нуждаются в «обслуживании», то есть оперативном обеспечении и негласном мониторинге.  Сулеймания в значительной степени контролируется Патриотическим союзом Курдистана (ПСК), который возглавляет семья Талабани и является одной из двух основных партий, которые правят Иракским Курдистаном. Анкара считает, что у ПСК более терпимые отношения с РПК, чем у Демократической партии Курдистана (ДПК) в Эрбиле, которую возглавляют близкие союзники Турции в семье Барзани. Источники сообщили, что MIT отслеживала Гюнеша, кодовое имя которого Сорес, в течение года через своих местных агентов, поскольку он постоянно менял адрес в городе Сулеймания, собирая информацию о его контактах и связях. С 1990-х годов турецкое правительство сотрудничает с базирующимся в Эрбиле региональным правительством Курдистана (КРГ) и, в частности, с семьей Барзани против РПК, штаб-квартира которой находится в горах Кандиль на севере Ирака. В последние годы Анкара создала обширную сеть аванпостов в Ираке недалеко от турецкой границы, оттесняя боевиков РПК на юг, что усилило напряженность в отношениях между вооруженной группировкой и властями КРГ. За первые 10 месяцев 2022 года Турция использовала удары беспилотников, чтобы ликвидировать 23 высокопоставленных члена РПК и Отрядов народной самообороны (YPG), курдской группировки, которая, по утверждению Анкары, является сирийским крылом РПК. Однако в прошлом году турки также захватили нескольких членов РПК в Махмуре и Синджаре на севере Ирака и доставили их живыми в Турцию (это утверждение вызывает вопросы. Кроме захвата Гюнеша и припомнить собственно некого — авт.). Эти цели, как правило, отвечали за логистику и операции с боеприпасами РПК в регионах, в которых они действовали. Источники, знакомые с операциями Турции против РПК, сообщили, что оперативные возможности турецкой разведки и военных на местах усиливаются, позволяя им теперь выбирать, брать цели РПК живыми или нет. Они добавили, что MIT предпочитает захватывать боевиков РПК, которые имеют ключевое логистическое и оперативное значение, стремясь получить информацию, которая может помочь спецслужбе составить схему структуры РПК в Ираке и Сирии. Дело Гюнеша особенно важно, потому что РПК постоянно меняет свою логистическую и оперативную сеть в районах, в которых она находится, что затрудняет турецкой разведке «отслеживание, обнаружение и нейтрализацию» ее членов. При этом отмечается, что, хотя операции по захвату и выдаче в Ираке увеличиваются, Турция стремится избегать их в Северной Сирии из-за присутствия там США и России. И Москва, и Вашингтон поддерживают дружеские связи с YPG, а сирийская курдская группировка является основным партнером Соединенных Штатов в борьбе с группировкой «Исламское государство (ИГ, запрещена в России) на северо-востоке Сирии. Глава турецкой разведки Хакан Фидан приписывает прошлогодний успех Турции в борьбе с РПК тому, что MIT постоянно меняет и обновляет свои методы и структуру. «В борьбе с РПК MIT сосредоточился на нейтрализации основного костяка, который управляет организацией, используя разведывательные дисциплины, такие как человеческий интеллект, сигнальная разведка, электронная разведка, разведка изображений и спутниковая разведка, а также возможности беспилотных летательных аппаратов в целом». «В рамках полученных оперативных возможностей многие организационные элементы, в том числе исполнители террористических актов в нашей стране, были захвачены за границей и доставлены в нашу страну», — написал Фидан в отчете MIT за 2022 год.

От себя отметим, что такие утечки от спецслужб в СМИ обычно являются прикрытием для более серьезных тем и в данном случае мы имеем дело с необходимостью продемонстрировать успех после крайне неудачных операций MIT Турции по освобождению турецких заложников в Иракском Курдистане в прошлом году.  Тогда, напомним, погибло два оперативника-заложника и несколько сотрудников спецназа. Эта история тогда вызвала очень большую волну критики в турецких СМИ и парламенте, и в общем-то общие итоги военной операции Турции возлагающих на нее ожиданий не оправдали. Сейчас турецкая разведка пытается через такие утечки восстановить свое реноме. В связи с делом Гюнеша отметим, что он давно уже не был вовлечен в серьезные операции РПК, и знает о них крайне мало. Если вообще что-то знает. В Сулеймании он отвечал за официальные контакты низшего уровня с   ПСК. Кстати, рискнем предположить, что без того, чтобы спецслужба ПСК, как минимум, «закрыла глаза» (а это было сделано точно при  согласовании с контрагентами в РПК) на активность турецких агентов в Сулеймании, операция по похищению Гюнеша вряд ли была бы  возможна. Как и без соответствующего «денежного взноса» эмиссарам ПСК. Если проще, то была выбрана максимально уязвимая и непопулярная у всех игроков фигура, которую и отдали туркам. Каждая из сторон, исходя из своих интересов: туркам нужна была реклама, РПК – ликвидация диссидента, а ПСК – сохранения нужного баланса отношений с обеими сторонами.   Вот примерно и вся суть этой истории.

52.22MB | MySQL:103 | 0,547sec