О причинах роста напряженности и информационной войне в СМИ между Египтом и Саудовской Аравией

Как указывают некоторые египетские эксперты, недавняя вспышка информационной войны в СМИ между видными саудовскими и египетскими общественными деятелями происходит на фоне продолжающихся просьб Каира о денежной поддержке и изменения политики финансовой помощи Эр-Рияда. Хотя власти Саудовской Аравии и Египта по большей части хранят молчание, разворачивающаяся битва в СМИ рассматривается экспертами как информационная  прокси-война  между двумя правительствами. В конце января саудовский писатель Турки аль-Хамад написал в твиттере о том, что, по его мнению, является ключевыми факторами, толкающими Египет к пропасти: растущее доминирование военных над государственной экономикой, стареющая и невосприимчивая к переменам бюрократия страны и популярная культура, характеризующаяся капитуляцией и ожиданием помощи. Твиты аль-Хамада, близкого к наследному принцу КСА Мухаммеду бен Сальману (МБС), вызвали споры и обвинения со стороны египетских проправительственных деятелей во вмешательстве во внутренние дела страны. Несколько дней спустя другой известный саудовский ученый, Халид аль-Дахиль, написал в твиттере о политической и экономической ситуации в Египте. Он проанализировал нынешний кризис с усиления военного правления с 1952 года, утверждая, что эта ситуация не позволила появиться другой политической и экономической альтернативе. Вмешался Али Шихаби, еще одна фигура, близкая к МБС, написавший в Твиттере: «Египет продолжает рассчитывать на постоянную помощь, но аппетит доноров сейчас значительно уменьшился. Египет — это «черная дыра», которая никогда не закроется, если правительство не сможет провести существенные структурные реформы». Другие саудовские комментаторы также высказались на этот счет, создав тем самым впечатление, что это были послания Саудовской Аравии президенту АРЕ Абдель Фаттаху ас-Сиси и военному истеблишменту, который контролирует практически все в стране, включая экономику. Отвечая на растущую критику, Абдул Разик Тауфик, главный редактор египетской государственной газеты «Аль-Джумхурия», опубликовал статью, полную оскорблений в адрес саудовцев, фактически не называя их имен. Cairo24, новостной веб-сайт, предположительно связанный с египетской разведкой, распространил эту статью, подтвердив тем самым вывод о том, что она была предназначена для прямого обращения руководству  Саудовской Аравии, так как  СМИ в обеих странах жестко контролируются соответствующими правительствами. Статья Тауфика подлила масла в огонь, вызвав резкую реакцию Абдуллы аль-Фавзана, генерального секретаря Центра национального диалога имени короля Абдель Азиза. Но когда информационная война в СМИ стала угрожать выйти из-под контроля, внезапно вмешалась невидимая рука. Статья Тауфика исчезла с веб-сайта «Аль-Джумхурии» и была заменена новой статьей, в которой он восхвалял саудовский режим и утверждал, что египетско-саудовские отношения находятся на историческом пике, предполагая, что за разногласиями стоят «Братья-мусульмане». Аналогичным образом, были удалены твиты нескольких известных саудовских писателей.

Война в СМИ разразилась через несколько дней после того, как министр финансов Саудовской Аравии Мухаммед аль-Джадаан заявил, что королевство больше не будет предоставлять безусловные иностранные гранты, отметив: «Раньше мы предоставляли прямые гранты и депозиты без каких-либо условий, и мы меняем это … Нам нужно увидеть реформы … Мы хотим помочь, но мы хотим, чтобы вы также внесли свой вклад». Хотя аль-Джадаан не назвал конкретную страну, его заявление были поняты как адресованные, в частности, Каиру. Отсутствие наследного принца КСА на январском саммите в Абу-Даби, на котором присутствовал ас-Сиси, усилило представление о том, что это послание было адресовано президенту Египта и военному истеблишменту. И это был не единственный недавний саммит, который пропустил МБС: он также отсутствовал на мероприятии в египетском Эль-Аламейне в августе прошлого года, в которой участвовали главы государств из ОАЭ, Бахрейна, Иордании и Ирака. Начало напряженности   в отношениях между Египтом и Саудовской Аравией эксперты относят ко времени заключения соглашения Аль-Ула 2021 года, которое положило конец четырехлетнему кризису в Персидском заливе, связанному с блокадой Катара. В то время эта сделка широко рассматривалась как двустороннее соглашение между Эр-Риядом и Дохой. С другими сторонами конфликта, включая Египет, при этом предварительные консультации не проводились, и ас-Сиси не присутствовал на саммите в Аль-Ула. После заключения соглашения члены «арабской четверки»  (Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Бахрейн) начали прокладывать свои собственные внешнеполитические пути. Египет остался в этой ситуации один, ему пришлось договариваться с Катаром о нормализации отношений самостоятельно.  Ас-Сиси надеялся, что это принесет новую финансовую поддержку, и хотя именно это и произошло, оказывается, что кризис, который он сам в свое время создал, был намного серьезнее по своим последствиям.

К середине 2021 года общий долг Египта вырос до 392 млрд долларов. И ОАЭ, и Саудовская Аравия были основными спонсорами и сторонниками режима ас-Сиси; вскоре после его прихода к власти в 2013 году Египет получил около 42 млрд  долларов от Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта, и их поддержка продолжалась на протяжении многих лет. Сегодня египетское правительство вынужденно прибегло к распродаже государственных активов. Эр-Рияд также требует конкретных политических и экономических реформ, призыв, который был плохо воспринят ас-Сиси и военным истеблишментом. В декабре прошлого года в отчете Axios цитировались израильские официальные лица, которые заявили, что Египет застопорил реализацию соглашения о передаче двух стратегических островов Красного моря (Тиран и Санафир) Саудовской Аравии всего за неделю до намеченного срока. Многие египтяне, в том числе бывшие видные военные и политические деятели, выступили против передачи, считая это отказом от суверенных прав Египта в обмен на финансовую поддержку со стороны Саудовской Аравии. Еще одним фактором, который мог сыграть свою роль в росте напряженности между Саудовской Аравией и Египтом, является новое региональное соперничество Саудовской Аравии и ОАЭ. Несмотря на всю поддержку, которую Саудовская Аравия оказывает ас-Сиси, он, похоже, ближе к ОАЭ, чем к КСА. При этом отношения между главой ОАЭ Мухаммедом бен Заидом и Мухаммедом бен Сальманом в последнее время серьезно осложнились. Недавний твит эмиратского академика Абдулхалека Абдуллы, которого часто называют близким к правящему кругу, подтверждает это мнение. В своем твите на фоне информационной войны между Эр-Риядом и Каиром Абдулла заявил, что «ось арабского квартета (Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн) закончила свою роль и стала частью прошлого», добавив, что недавний саммит в Абу-Даби «заложил основы новой арабской оси». В прошлом месяце ОАЭ снова принимали ас-Сиси на Всемирном правительственном саммите 2023 года, где президент АРЕ выделил ОАЭ за их раннюю поддержку во время его прихода к власти в 2013 году. Он оправдывал нынешнее состояние египетской экономики, сказав, что сталкивается с параллельными проблемами на нескольких уровнях, не упоминая коррупцию и тот факт, что военный истеблишмент контролирует экономику. Самое главное, что ас-Сиси  вновь сослался на риски эскалации терроризма и некие «темные силы», отметив, что без региональной поддержки Египет «не встал бы снова». Хотя ас-Сиси напрямую не упомянул Эр-Рияд или Мухаммеда бен Сальмана, он приписал недавнюю напряженность тенденциозным писателям и социальным сетям, предостерегая от того, чтобы это влияло на «братские связи».

В то время как война в СМИ, похоже, сдерживается в настоящий момент, напряженность между Эр-Риядом и Каиром остается постоянной проблемой. Маловероятно, что кризис в Египте исчезнет сам по себе, особенно в отсутствие радикальных реформ. Но при этом некоторые местные наблюдатели по-прежнему считают, что в конечном итоге Эр-Рияд будет вынужден финансово поддерживать режим ас-Сиси по двум причинам.

Во-первых, если военный режим в Египте рухнет, скорее всего, альтернативой снова станут исламисты, и, конечно, Саудовская Аравия не хочет такого исхода, поэтому в конечном итоге она снова его выручит.

Во-вторых, если военный режим рухнет, Египет может скатиться к хаосу, и это будет опасно для КСА и, конечно, для Израиля и США.

Итак, Саудовская Аравия в конечном итоге будет финансировать военный режим из-за страха его краха, или Израиль и США заставят ее это сделать. В этой связи рискнем предположить, что не все так линейно, если мы имеем дело с МБС. Если он кого-то невзлюбил, то это навсегда, и геополитические моменты  в данном случае имею вторичное значение. Пример, тот же Саад Харири в Ливане, ухода которого наследный принц добился путем блокирования всяческой помощи Ливану, что в конечном счете фактически политически похоронило суннитскую антииранскую коалицию. Но с Каиром дело до такого межличностного кризиса пока не дошло, и суть кризиса отношений здесь в требовании Эр-Рияда предоставить ему преференции в рамках инвестиционных проектов и приватизации государственных активов. То есть, просто так деньги больше давать никто не будет, идет торг, который сопровождается соответствующим информационным фоном.

52.18MB | MySQL:103 | 0,688sec