Турецкий фонд SETAV о новой роли Германии

7 марта Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции задался вопросом о том, что происходит с Германией на фоне российско-украинского конфликта. Действительно, вопрос следует признать не только законным, но и имеющим значение. Хотя бы с той точки зрения, что на протяжении ряда лет компании оборонно-промышленного комплекса были в глазах рядовых немецких граждан «изгоями, продающими смерть». Более того, Германия проводила политику непоставки вооружений воюющим странам, то есть, имела достаточно жесткие принципы. О чем Турция знает не понаслышке. На протяжении целого ряда лет, Турция не могла приобретать в Германии никаких тяжелых вооружений с той мотивировкой, что «ведет военные действия» на юго-востоке страны против курдов.

Теперь же ситуация, очевидно, изменилась: компании ОПК заняли совершенно другое положение в немецком обществе, которое можно выразить словами «а мы вам говорили?» (что опасность есть, что надо вооружаться и т.д.). Немецкие компании ОПК нарастили свой портфель заказов до исторических максимумов.

Но и этим дело не исчерпывается: крупнейшая экономика Европы, очевидно, попала во внешнеполитическую зависимость от США. А канцлер Шольц смотрится «посыльным» Белого дома, который доставляет в Берлин новости-указания из Вашингтона.

Эксперт Фонда SETAV задался вопросами того, что происходит с Германией. И опубликовал материал под заголовком «Три вопроса: рождается ли новая Германия из российско-украинской войны?».

Обратимся к этому материалу:

«1. Меняет ли Германия свою геостратегическую позицию?

В то время, как прошел 1-й год войны, которую Россия начала против Украины, одним из вопросов, который вышел на первый план при анализе последствий этой войны для международной политической системы, является вопрос о том, как война повлияла на Германию.

Учитывая, что Германия является 4-й по величине экономикой в ​​мире, можно сказать, что она способна своими решениями влиять на глобальную политическую и экономическую систему, особенно на Европейский Союз.

Можно сказать, что в ходе российско-украинской войны во внешней политике Германии произошли два важных изменения.

Во-первых, кажется, что давняя политика баланса Берлина в отношении Москвы подошла к концу, и Германия явно заняла позицию против России за США и на стороне Украины.

Решение об отправке новейших немецких танков Leopard 2 на Украину показывает, чего достиг Берлин в поддержке Украины. После долгих дискуссий Германия как разрешила поставку в Украину танков, которые она продала другим странам, так и объявила, что передаст эти танки Украине напрямую, что является одним из важных поворотных моментов.

Германия, которая с самого начала войны избегала прямого участия в конфликте с Россией и подвергалась критике за то, что всегда действовала медленно с точки зрения военной помощи Украине и санкций против России, стала одной из ведущих стран в войне, которую ведет Запад против России этим решением.

Во-вторых, решение Берлина значительно увеличить свои военные расходы и создать сильную армию перед лицом нападений России на Украину во время войны — это изменение политики, которое может иметь важные последствия как для Германии, так и для мировой системы.

Германия, особенно после той негативной роли, которую сыграла нацистская Германия во Второй мировой войне, сосредоточилась на развитии своего экономического потенциала и предпочла в вопросах безопасности следовать за США, удерживая свои военные расходы на низком уровне. Тот факт, что она увеличит свои военные расходы выше 2% своего валового национального продукта, сделает Германию третьей страной с самыми высокими военными расходами в мире.

  1. Новая роль для Германии?

Можно утверждать, что Германия, отказавшаяся от политики равновесия в отношении России и решившая стать одной из величайших военных держав мира, взяла на себя новую роль сначала в Европе, а затем и в мире. Можно сказать, что эта роль имеет разное значение для США, Европы и остального мира.

Прежде всего, с точки зрения США, это было постоянно высказываемое почти всеми американскими президентами требование о том, чтобы Германия увеличила свои военные расходы и внесла больший вклад в военную мощь Североатлантического альянса (НАТО).

Наиболее резко выразив это требование, Дональд Трамп сказал: «Германия ежегодно платит России миллиарды долларов за энергоносители, и мы должны защищать их от России. Что это за штука? Кроме того, Германия очень небрежно относится к своим 2-процентным военным расходам на НАТО». Он объявил, что часть американских солдат в этой стране будет отозвана.

С президентством Байдена германо-американские отношения снова нормализовались, но требования США в адрес Берлина продолжили поступать по тому, чтобы увеличивать военные расходы США и проводить более жесткую политику в отношении России.

Несмотря на эти требования, Германия долгое время не увеличивала свои военные расходы и продолжала политику баланса в отношении России. Однако, атаки России на Украину во время войны изменили политику правительства Германии в отношении Москвы.

Восточноевропейские члены США и Евросоюза теперь ожидают, что Германия возьмет на себя руководящую роль в борьбе с Россией. Однако, в Германии ведутся серьезные споры о том, следует ли брать на себя такую ​​роль. Есть те, кто утверждает, что величайшая экономическая мощь Европы неизбежно должна взять на себя такую ​​роль, а также те, кто говорит, что Германия, чей военный потенциал недостаточен, должна воздерживаться от прямого конфликта с Россией.

С другой стороны, возможно, что лидерство Германии в Европе в борьбе с Россией сделает эту страну более эффективным актором в военно-политической сфере в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Не исключено, что Германия, нарастившая свой военный потенциал, может перейти к более независимой политике в отношении США и побудить ЕС предпринять более конкретные шаги по созданию независимой от НАТО архитектуры безопасности, характерной для Европы, активизировав ее в этом направлении. Это также выведет евроатлантическое соперничество в Европе на новый уровень.

  1. Как затронута внутренняя динамика Германии?

Видно, что российско-украинская война и дискуссии в ее рамках серьезно потрясли трехстороннее коалиционное правительство в Германии. Меньшие партнеры по коалиции, Зеленые и Свободная демократическая партия (СвДП), оказывают давление на своих основных партнеров, Социал-демократическую партию (СДПГ), чтобы они действовали аналогично Соединенным Штатам в отношении санкций против России и военной помощи на Украину, и проводили бы более жесткую политику по отношению к России

Канцлер СДПГ Олаф Шольц говорит, что ее стране следует избегать ведущей роли в борьбе с Россией, в то время как министр иностранных дел Анналена Бербок, член Партии зеленых, доходит до того, что заявляет, что они ведут «войну против России». Точно так же в СвДП есть политики, которые заходят так далеко, что их обвиняют в «разжигании войны».

Учитывая, что младшие партнеры по коалиции оказывают давление на канцлера Шольца, чтобы тот действовал в русле США в китайско-американской конкуренции, можно сказать, что расхождение во внешней политике представляет серьезную опасность для будущего коалиционного правительства в Германии. Пока кажется, что после некоторого сопротивления, Шольц уступил давлению со стороны зеленых и СвДП и действовал в соответствии с линией США, особенно в отношении России.

Однако, последствия этого разрыва с традиционной внешней политикой Германии будут определяться позицией Германии и ее западных союзников. Какой будет позиция России и Китая в борьбе с Западом и насколько обострится напряженность в ближайший период, может привести к перетасовке карт во внутренней политике Германии».

Итак, какие выводы можно сделать из публикации турецкого автора, приведенной выше:

  1. В Германии наметился серьезный сдвиг от прежней позиции балансирования между США и Россией в сторону первых. Заметим, что важнейшего индикатора произошедшего – отсутствия реакции на взрыв «Северного потока» — турецкий автор не отметил.
  2. Тем не менее, именно молчание Германии на подрыв «Северного потока» — один из основных критериев того, насколько Германия следует в фарватере США во внешнеполитических вопросах. Этот подход отчетливо себя проявил в ситуации, когда Германия отказалась от того, чтобы защитить свои собственные инвестиции и стратегический объект.
  3. Тренд на милитаризацию Германии не означает того, что Германия станет более сильным и независимым игроком, который получит возможность стать альтернативным США центром силы в Европе и даже создаст свою собственную архитектуру безопасности в Европе, включая европейскую армию. Однако, как мы можем видеть турецкий автор рассматривает для себя и такой сценарий.
  4. По наблюдению турецкого обозревателя, США и страны-активисты Восточной Европы подталкивают Германию к тому, чтобы выйти на передней край войны Запада и России. Но единства в германском руководстве по этому вопросу до сих пор нет. Хотя согласование прямой поставки немецких танков на Украину – это беспрецедентный шаг для германского руководства (см. начало нашего материала), но следующие шаги – это большой вопрос.
  5. Как бы то ни было, годами существовавшая связка Москва – Берлин оказалась рухнувшей и, вряд ли, в обозримой перспективе подлежит восстановлению.

Исходя из изложенного выше, можно было бы сказать, что современная Турция пытается занять для Москвы место, которое ранее занимала Германия. Однако, при всей внешней схожести «держатель» «Турецкого потока» имеет с Россией серьезные региональные расхождения. Кроме того, перед Турцией – президентские и парламентские выборы, исход которых может сложиться не в пользу действующей власти. Что будет автоматически означать приход ко власти прозападного правительства и сворачивание флагманских проектов российско-турецкого сотрудничества.

52.5MB | MySQL:102 | 0,636sec