Турецкий фонд SETAV об итогах Большой двадцатки

8 марта Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) опубликовал материал под заголовком «Мысли о фиаско итоговой декларации G-20». Автором этого материала стал эксперт Фонда Кадир Устюн.

Отметим, что Турция является активным членом Большой двадцатки, придавая своему участию в этом формате большое значение. Это – одно из тех ярких подтверждений, на которые Турция ссылается, когда говорит об изменившейся роли Турции в мире. Кроме того, можно считать, что Большая двадцатка – это прообраз будущего «мира больше двадцати», о котором регулярно говорят турецкие руководители.

В том смысле, что это объедение стран может превратиться в более серьезную политическую силу в случае расширения состава постоянных членов СБ ООН. Разумеется, Турция ратует за это изменение, стремясь войти «шорт-лист» будущих кандидатов. А то, что ООН, в обозримой перспективе может пройти через «украинское горнило» реформы – эту вероятность турецкие аналитики рассматривают самым серьезным образом.

В этой связи, турецких аналитиков не может не занимать и текущий процесс в Большой двадцатке, которая также, как и другие «инклюзивные» международные платформы, переживает глубокий внутренний раскол. Обратимся к публикации турецкого автора, выделяя наиболее важные, в контексте данной публикации, тезисы.

Цитируем:

«По итогам саммита министров иностранных дел G-20, состоявшегося в столице Индии Нью-Дели, окончательный текст не удалось опубликовать из-за разногласий по Украине. Встреча была подготовкой к саммиту лидеров G-20, который планируется провести в том же городе в сентябре. Успех встречи был также вопросом престижа для Индии, которая хотела повысить свой международный авторитет, оценив политику Запада, пытавшегося дистанцироваться от Китая в последние годы. Разногласия между Западом и Россией с Китаем по украинскому вопросу помешали ответить на призыв премьер-министра Индии Моди «сосредоточиться на общих чертах, а не на различиях».

Тот факт, что окончательный текст не удалось опубликовать, несмотря на усилия Моди, указывает на то, что кризис международной системы будет продолжать углубляться.

Принимая у себя саммит G-20, Индия в последние годы пыталась быть голосом «Глобального Юга», создавая образ большой страны с ее 1,3-миллиардным населением. Индия пытается взять на себя инициативу в развивающихся странах, которые больше всего пострадали от таких проблем, как международный продовольственный кризис и инфляция.

Пытаясь восполнить пробелы, созданные кризисами между Западом и российско-китайской осью, лидер Индии премьер-министр Моди обратил внимание на кризис международной системы и не воздержался от критики Запада. Утверждая, что финансовый кризис, изменение климата, терроризм и войны последних лет показали, что международное управление потерпело неудачу, Моди сказал, что богатые государства несут ответственность за глобальное потепление и что развивающиеся страны страдают больше всего.

Моди, который, как было заявлено, приложил особые усилия при подготовке итоговой декларации G-20 на Бали в прошлом году, не смог продемонстрировать такой же успех на встрече в Нью-Дели. Отсутствие реакции на призыв Моди отложить в сторону разногласия, который, как утверждается, использует саммит G-20 во внутренней политике, чтобы показать, что (Индия) играет глобальную роль, указывает на то, насколько глубоким глобальным расколом стала война на Украине. Известно, что Индия, которую и Администрации Трампа, и Байдена рассматривают как критическую страну в борьбе с Китаем, пытается вести политику баланса, аналогичную Турции в отношении Украины. Индия, которая продолжает закупать энергоресурсы, не участвуя в санкциях против России, также хочет представить себя Западу как альтернативу Китаю.

В соответствии с индо-тихоокеанской политикой, администрация Байдена пытается сломить экономическое влияние Китая, углубляя свои отношения со многими странами вокруг Китая. Известно, что давление как администраций Трампа, так и Байдена на американские крупные компании с целью отдалиться от Китая также частично дало результаты.

Например, было объявлено, что Foxconn, гигантский производитель новейших запчастей для iPhone в Китае, построит новый завод в Индии. Чтобы политика Вашингтона, направленная на изоляцию России и сокращение пространства Китая, увенчалась успехом, ему нужны такие страны, как Индия. Поскольку такие страны, как Индия, знают об этом, они пытаются использовать возможности, чтобы освободить место для себя и иметь право голоса в глобальной системе.

Тот факт, что разногласия по Украине не ограничиваются политической сферой, выделяется как важнейшая причина провала итоговой декларации. Санкции играют большую роль в неспособности G-20, которая является наиболее эффективной международной площадкой, ориентированной на экономические решения в борьбе с глобальными проблемами, прийти к общей точке.

Экономические санкции, которые Запад в последние годы часто применял как против России, так и против Китая, ухудшают отношения, с одной стороны, и неэффективны в качестве сдерживающего фактора, с другой.

Тот факт, что Россия и Китай развивают хорошие отношения со странами «Глобального Юга», также играет важную роль в неэффективности такого экономического давления. Поэтому становится невозможно реализовать глобальную повестку, по которой не могут договориться самые могущественные страны G-20, и вылечить глобальные проблемы.

Глубину разногласий между возглавляемым Америкой Западом и российско-китайским альянсом можно увидеть в 10-минутном разговоре между министром иностранных дел Блинкеном и министром иностранных дел России Лавровым.

Мы живем в период дезинтеграции, когда даже министры иностранных дел двух стран, умеющие вести переговоры даже в самые трудные времена и не испытывающие никаких затруднений в сохранении международных соглашений о разоружении в прошлом, не могут собраться вместе.

«Украинский мирный план», объявленный Китаем, претендующим на посредничество, не делает ни одного важного шага, чтобы привлечь Россию к столу переговоров, и не имеет серьезного покупателя на Западе.

Несмотря на все разногласия и кризисы в прошлом, можно сказать, что дипломатические отношения между США и Россией не были так сильно ослаблены. Тот факт, что встреча Блинкена и Лаврова «на ногах» сосредоточилась только на требованиях США, показывает, что обеим странам трудно даже установить дипломатические контакты, не говоря уже о решении глобальных проблем.

Вся эта картина показывает, что попытка России вторгнуться в Украину привела к резкому разрыву путинской России с Западом.

Тот факт, что, хотя ожидается, что великие державы создадут общую повестку дня для борьбы с глобальными проблемами на таких платформах, как G-20, и, в частности, для выработки экономических решений, они не могут разговаривать друг с другом и не могут выпустить окончательную декларацию, подчеркивая этот разрыв. Движемся ли мы к новой Холодной войне между Западом и Россией-Китаем в предстоящий период, или усилия таких стран, как Индия, по снижению напряженности будут успешными? Ответить на этот вопрос непросто, но несомненно, что исход войны в Украине в любом случае сыграет решающую роль».

Итак, какие выводы можно сделать с учетом приведенной выше публикации:

  1. На взгляд турецких экспертом «Глобальный Юг» становится реальностью современной системы международных отношений. Он противопоставляет себя «Глобальному Западу» в поисках более справедливого мироустройства.
  2. Индия является одной из наиболее влиятельных стран «Глобального Юга» в условиях нарастающего конфликта между Россией и Западом.
  3. При этом Китай турецким экспертом не рассматривается ни в качестве представителя «Глобального Юга», ни в качестве третьей, посредничающей стороны. Невзирая даже на то, что Китаем была опубликована мирная инициатива по урегулированию конфликта на Украине.
  4. Мирная инициатива Китая не нашла спроса ни со стороны России, ни со стороны Украины, ни со стороны Запада. Последнее – понятно, потому как Китай рассматривается в качестве пусть и не столь острого, как у России, но, все же, противостояния с Западом. И в обозримой перспективе следует ожидать дальнейшей эскалации конфликта. Заметим, что неслучайно турецкий эксперт говорит уже вовсю о российско-китайской оси, очевидно, несколько предвосхищая события.
  5. Индия, в свете изложенного, становится важным балансиром для Китая. Но, опять же, как показал саммит в Нью-Дели, влияние Индии на глобальные вопросы, включая нынешнее миротворчество, является далеко не беспредельным.
  6. Западу миротворчество Индии оказывается не нужным – задачей Запада является перетягивание Индии на свою сторону.

Что же касается Турции, то страна сейчас крайне занята двумя сопрягающимися процессами – проведением выборов, а также ликвидацией последствий землетрясения. И если с первым Турция будет разбираться до осени (включая назначения на ключевые посты после выборов, даже если все пройдет гладко и без внутренней напряженности, которую следует ожидать в случае победы власти), то со вторым Турции придется плотно заниматься, как минимум, 1 год.

В такой ситуации, турецкое миротворчество на Украине будет достаточно ограниченным – пожалуй, лишь только продлением «зерновой сделки» 18 марта. На фоне отвлечения Турции, следует ожидать наращивание на неё давления со стороны Запада по вопросу присоединения к антироссийским санкциям. Разумеется, в ходе прихода ко власти оппозиции, вопрос антироссийских санкций будет решен достаточно оперативно. В случае же, если власть подтвердит свой мандат, ей предстоит столкнуться со «штормовым предупреждением» со стороны Запада. Со стороны последнего следует ожидать шантажа и давления Турции.

Можно сказать, что «плавного транзита» у Турции в этом году не получится по определению. Даже сохранение власти будет сопровождаться потрясениями. Не говоря уже о ситуации прихода ко власти оппозиции, которая немедленно приступит к демонтажу основных несущих конструкций действующей власти. И в том и в другом случаях, «мир больше пяти» «может подождать» возврата турецкого руководства к активной внешней политике.

52.21MB | MySQL:103 | 0,529sec