О возможных причинах попытки преодоления правительством Б.Нетаньяху польско-израильских разногласий

В середине текущей недели сразу три члена 37-го правительства Израиля рапортовали об успешном преодолении противоречий между Иерусалимом и Варшавой, что позволит сторонам возобновить программу поездок молодежи из ближневосточной страны в Польшу. Премьер-министр Б.Нетаньяху по данному поводу сказал, что «уроки Холокоста можно извлечь разными способами, но нет ничего лучше, чем увидеть своими глазами. Я приветствую тот факт, что мы смогли вернуть наши делегации учащихся в Польшу». При этом он поблагодарил за практическую работу над достижением компромисса двух представителей своего кабмина – главу внешнеполитического ведомства Э.Коэна, лично посетившего Варшаву для обсуждения проблемных тем, а также министра образования Й.Киша, также активно общавшегося с польскими коллегами. Последний, комментируя событие, подчеркнул, что решение указанного вопроса оказалось «во главе списка приоритетов», после его вступления в должность. Министр иностранных дел в своих оценках тоже акцентировал, что возобновление поездок молодых израильтян в республику не только «имеет большое значение для формирования национальной идентичности молодежи, ознакомления ее с историей народа Израиля», но и «является еще одним свидетельством потепления отношений между странами под руководством премьер-министра Б.Нетаньяху».

Эффект сказанного в некоторой степени оказался нивелирован ответным комментарием со стороны Варшавы. В опубликованном в тот же день письменном заявлении МИД Польши утверждалось, что «окончательное соглашение еще не достигнуто», однако «в ходе переговоров, проведенных по дипломатическим каналам, наблюдается сближение позиций, что дает надежду, что всеобъемлющее соглашение о визитах организованных групп молодежи в Польшу может быть подписано Польшей и Израилем в ближайшем будущем». Аналогичное мнение было высказано Министерством образования страны по итогам состоявшихся 8 марта польско-израильских консультаций, которые, судя по всему, и дали повод для активного обсуждения темы.

Таким образом, нельзя отрицать, что между Варшавой и Иерусалимом наблюдается потепление. Более того, важен здесь не столько факт переговоров или достижения договоренностей, сколько то, что правительство ближневосточной страны продемонстрировало готовность в значительной степени принять польские условия. Основан данный вывод на том, что с момента появления разногласий Варшава их попросту не меняла, выдвинув в качестве своих ожиданий изменения в образовательной составляющей визитов, суть которых сводится к минимальному упоминанию об ответственности представителей польского населения за преступления против евреев, а также к изменению порядка обеспечения безопасности с израильской стороны. Были ли согласованы корректировки учебного курса, пока в открытых источниках не указывается. Впрочем, если они и будут приняты, то вполне вероятно впишутся в декларацию Нетаньяху-Моравецкого 2018 г., включающую в себя взаимное признание антисемитизма и антиполонизма. В том, что касается второй темы, если верить израильским СМИ, был достигнут компромисс, в соответствии с которым охрана израильтян будет поручена польским службам безопасности, в то время как их ближневосточные коллеги могут быть задействованы в случае повышенных рисков.

Еще один важный момент – внешнеполитическая составляющая, вышедшая на первый план при оценке ситуации на польско-израильском треке. Как сказано выше, Э.Коэн сосредоточился на том, что прогресс был достигнут именно 37-м кабинетом министров. Такой акцент явно намекает на демонстрацию опыта в международных делах, имеющегося у коалиции Б.Нетаньяху, и отсутствовавшего, по мнению той же коалиции, у их предшественников под руководством Я.Лапида. Впрочем, весьма вероятно, что соперничество за то, кто лучше представляет интересы государства за рубежом, в данном случае не главное, что побудило Израиль досрочно рассказать об успехе в отношениях с Польшей.

В реальности причиной для указанного шага могло послужить положение, в которое попала сама ближневосточная страна в силу своей обновленной при Б.Нетаньяху внутренней и внешней политики. В частности, премьер-министр не торопится менять курс Израиля в отношении происходящего на российско-украинском треке, что влечет за собой осложнение диалога с целым рядом партнеров. Намеки на необходимость перейти от гуманитарной к военной поддержке Киева звучали в заявлениях представителей администрации Дж.Байдена, посещавших в последние месяцы Иерусалим. Кроме того, по некоторым данным не без сложностей прошел визит Э.Коэна в украинскую столицу. К примеру, в СМИ сообщалось, что окружение президента В.Зеленского в качестве условия его встречи с министром иностранных дел Израиля выдвинуло расширение фактической поддержки, под которым понималось либо предоставление вооружений, либо кредит[i]. При этом журналисты сочли, что изменения в отношениях между государствами свидетельствуют, что Украина стала важнее для Запада, чем Израиль. В таком контексте значение Польши в системе израильских внешнеполитических координат существенно возрастает. С одной стороны, Варшава важна с точки зрения обеспечения безопасности израильских дипломатов, вопрос о возвращении которых в Киев стал еще одной темой визита туда Э.Коэна. С другой стороны, наблюдается дальнейшее сближение Польши и США, в то время как правительство ближневосточного государства никак не может выстроить конструктивный диалог с Демократической администрацией.

Примечательно, что в последнем случае речь идет не столько о том, чтобы проложить дорогу к Белому дому через Варшаву, сколько о политическом опыте республики. После победы на президентских выборах 2015 г. кандидата от партии «Право и справедливость» А.Дуды там прошла своя капитальная трансформация системы правосудия, коснувшаяся характера работы Верховного суда, процесса назначения и ответственности за решения судей. Мотивировала свои действия ПиС непрозрачностью и коррупционной составляющей в сфере юстиции, а также тем, что создана она была, по сути, на закате коммунистического режима, в дальнейшем не претерпев необходимых демократических преобразований в отличие от исполнительной и законодательной ветвей власти. Согласились на пересмотр ранее принятых решений власти Польши лишь недавно, желая разблокировать пакет помощи ЕС на постковидное восстановление.

Таким образом, складывается впечатление, что основная причина, по которой правительству Б.Нетаньяху становится критически важно восстановить диалог с Польшей, кроется во внутриполитических сходствах и возможности заимствовании опыта общения республики с США и ЕС, несмотря на их недовольство такого рода преобразованиями в судебной системе. Другой схожий пример могла бы подать Израилю Венгрия, но и сама страна в силу своей внутренней и внешней политики, и характер персональных контактов Б.Нетаньяху с В.Орбаном и без того слишком критикуются, чтобы дополнительно акцентировать внимание на них для оправдания правой реформы. В результате, характер взаимодействия Иерусалима с Варшавой начинает напоминать ситуацию, сложившуюся после принятия в июле 2018 г. Закона о национальном характере Израиля, после одобрения которого Б.Нетаньяху, будучи главой правительства, заметно активизировал политический диалог со странами Балтии.

[i] Kahana A. At the last moment: Israel decided to choose Kiev // Israel Hayom. URL: www.israelhayom.co.il/magazine/hashavua/article/13706150

52.2MB | MySQL:103 | 0,455sec