Военно-технические аспекты разработки нового турецкого БПЛА Bayraktar TB3

27 марта 2023 года совладелец и технический директор компании Baykar Makina Сельчук Байрактар опубликовал в социальных сетях первые фотографии БПЛА Bayraktar TB3 из производственных цехов. Речь идет о новой версии знаменитого одноименного беспилотника с индексом TB3. Пока, по сути, это предварительный анонс, а официальная презентация третьего издания Bayraktar ожидается на авиационном салоне Teknofest 2023, который пройдет в Стамбуле в конце апреля – начале мая 2023 года.

Как известно, впервые Bayraktar TB3 был анонсирован 29 октября 2020 года. Практически сразу новый беспилотник стал позиционироваться как первый в мире палубный ударный дрон. Три месяца спустя официальные представители Министерства обороны Турции заявили, что «новый универсальный десантный корабль TCG Anadolu получит авиагруппу новейших беспилотников от компании Baykar». Пока программа разработки палубных БПЛА несколько отстает от графика развертывания первого авианесущего корабля ВМС Турции. TCG Anadolu с февраля 2022 года проходит государственные испытания, и его принятие в состав флота ожидается уже в этом году. Bayraktar TB3 же еще только предстоит совершить первый полет и затем успешно пройти через все необходимые испытания. Таким образом, компания Bayrak, вероятно, начнет серийное производство новых БПЛА только в 2024 году. Всего в состав авиагруппы TCG Anadolu планируется включить от 30 до 50 БПЛА Bayraktar TB3. Судя по всему, ВМС Турции выступят первым заказчиком этих беспилотников.

Хотя внешний облик нового Bayraktar TB3 очень близок к предшественнику, речь идет о совершенно новом беспилотнике. В первую очередь, новый БПЛА получил турбовинтовой дизельный двигатель TEI PD170 мощностью до 220 лошадиных сил. Напомним, предыдущая версия беспилотника TB2 использует бензиновые поршневые двигатели Rotax 912, применяющиеся в большинстве современных БПЛА среднего класса (MALE), включая американские MQ-1B Predator, израильские Hermes 900 и IAI Heron, и даже иранский Shahed 129. Аналогичные поршневые двигатели применяются также в отечественных и китайских ударных дронах.

Новый турбореактивный двигатель создан турецкой компанией Tusaş Engine Industries (TEI), специализирующейся на производстве компонентов авиационных двигателей гражданской и военной авиации. Созданная в середине 1980-х гг. как совместный консорциум турецкой аэрокосмической госкорпорации Turkish Aerospace Industries и американского промышленного гиганта General Electrics, компания TEI изначально занималась лицензионным производством компонентов для американских турбореактивных двигателей F110 (для истребителей F-16) и турбовинтовых T700 (вертолеты AH-64 Apache, UH-60 Black Hawk и др.). Впоследствии компания перешла к самостоятельному производству турбовальных/турбовинтовых двигателей для турецких ударных вертолетов T129 ATAK, а также различных поршневых и турбовинтовых двигателей для БПЛА.

Турбовинтовой двигатель TEI PD170 был разработан для собственных беспилотников корпорации Turkish Aerospace Industries – TAI Anka-S и TAI Aksungur на базе немецкого авиационного двигателя Thielert Centurion 2.0 S. На турецкие БПЛА эти двигатели устанавливаются с 2018 года. Тот факт, что материнская корпорация TAI согласилась предоставить эти двигатели формально своему прямому конкуренту – компании Baykar – хорошо демонстрирует плотность кооперации между государственным и частным сектором оборонной промышленности Турции.

Благодаря турбовинтовому двигателю всемирно известный Bayraktar значительно вырос в размерах, длина и размах крыльев TB3 увеличились на 2 метра, в то время как максимальный взлетный вес вырос более чем в два раза. Максимальная скорость выросла с 222 до 300 км/ч, высотный потолок – с 6 до почти 10 км. С учетом наконец внедренной в БПЛА системы спутниковой связи, позволяющей дрону действовать за пределами радиуса прямой радиосвязи с наземной управления, максимальная дальность полета может превысить 1500 км. Максимальное время барражирования как заявлено, также было увеличено почти вдвое с 26 до 50 часов непрерывного полета.

Помимо системы спутниковой связи, обновленная версия Bayraktar, по заявлениям компании Baykar, получит также новую радиолокационную станцию с синтезированной апертурой (с активной фазированной антенной решеткой, АФАР) и новый тепловизионный оптикоэлектронный комплекс. Как утверждает компания Baykar, вся электронная начинка беспилотника производится полностью в Турции оборонной компанией ASELSAN. Последний факт вызывает некоторые сомнения, с учетом того, что хотя ранее Baykar также заявляла о полной локализации Bayraktar TB2, все экспортные приобретатели беспилотников продолжают получить канадский комплекс CMX-15D Wescam. Скорее всего Турция пока не способна серийно производить радиоэлектронику и оптические системы на том же технологическом уровне, что и у американских аналогов.

Тем не менее, как минимум при использовании импортных комплектующих разведывательные возможности Bayraktar TB3 скорее всего приближаются к характеристикам гораздо более тяжелых американских БПЛА.

Интересно, что новые турецкие дроны, по сути, формируют особую нишу легких турбовинтовых БПЛА. Беспилотники таких массогабаритных характеристик можно отнести к классу high-MALE. Фактически они в три-четыре раза крупнее легких поршневых БПЛА с максимальным взлетным весом до 1 тонны (MQ-1 Predator и аналоги), но также заметно не дотягивают до подгруппы «четырехтонников», таких как американские MQ-9 Reaper и его «подражатели», включая Chengdu GJ-2 (китайский «Птеродактиль-2»).

В своей «весовой категории» у нового «Байрактара» пока практически нет конкурентов. Единственным исключением пока является турецкий TAI Anka-S и израильский IAI Super Heron. Правда последние пока не пользуются значительной популярностью на экспортных рынках. Так, например, хотя Super Heron был впервые представлен еще в 2014 году, по имеющейся информации он до сих пор так и не нашел покупателей (включая и в вооруженных силах самого Израиля). Основной проблемой могла стать цена – при стоимости от 50 млн долларов за единицу и выше Super Heron как разведывательная платформа не представлял каких-то заметных преимуществ по сравнению с базовой версией БПЛА Heron.

Тенденция вполне понятна – бензиновые поршневые «однотонники» оказываются выгоднее для решения разведывательных задач по соотношению «стоимость-эффективность», в то время как с установкой турбовинтового двигателя гораздо полезнее оказываются более крупные и быстрые дроны с весом от 4 тонн и выше. Такие БПЛА могут нести продвинутое ударное вооружение, включая 500-фунтовые управляемые авиабомбы, а также внушительный пакет ракет «воздух-поверхность» (таких как AGM-114 Hellfire).

Турция, помимо нового Bayraktar TB3, в промежуточной категории от 1,5 до 4 тонн уже предлагает на экспорт еще сразу три различных БПЛА (Anka-S, Aksungur и Akinci).  В чем тогда состоит стратегия турецких производителей беспилотников?

Во-первых, хорошо заметно, что турецкие компании экспериментируют с различными форм-факторами и аэродинамическими схемами. С учетом относительной дешевизны беспилотников, ВС Турции могут приобретать различные аппараты небольшими партиями, поддерживая таким образом конструкторские работы разработчиков и тестируя эффективность различных беспилотных платформ в полевых условиях. Так, Anka-S представляет собой первый эксперимент по установке турбовинтового двигателя TEI PD170 на БПЛА классической схема планера. На TAI Aksungur установили сразу два PD170, в то время как на Baykar Akinci опробована аналогичная схема с использованием двух украинских двигателей гораздо большей мощности (до 450 л/с).

Во-вторых, заметно, что Турция стремится одновременно и создать по возможности полный цикл производства всех компонентов БПЛА, и в то же время внедрять в новые разработки передовые иностранные технологии. Если турецкая госкомпания TAI скорее ответственна за первую стратегию, то «частники» Baykar отвечают за вторую. Причем, как хорошо показывает пример с двигателями PD170 для нового Bayraktar, это не мешает компаниям обмениваться критическими технологиями.

Наконец, в-третьих, турецкие производители развивают собственную экосистему боевых беспилотных летательных аппаратов. В первую очередь речь идет о широкой номенклатуре специализированных управляемых боеприпасов, предназначенных для использования на ударных беспилотниках. К ним относятся малогабаритные планирующие авиабомбы семейства MAM, а также сверхлегкие управляемые ракеты Cirit и Bozok. На БПЛА промежуточного класса с множеством точек подвесок такие боеприпасы могут размещаться в довольно большом количестве. Аналогично БПЛА MQ-9 Reaper, более легкие турецкие дроны могут подниматься выше потолка действия портативных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) и могут наносить множественные удары с одного беспилотника.

Главным «виновником» создания БПЛА Bayraktar TB3 стали, как ни странно, США, в 2019 году исключившие Турцию из программы малозаметного истребителя F-35 JSF в связи с решением Анкары приобрести российский ЗРК С-400. В результате ВМС Турции оказались в ситуации, когда первый национальный авианосец TCG Anadolu (пусть и формально десантный корабль), спроектированный под размещение авиагруппы самолетов короткого взлета и вертикальной посадки F-35B, остался без ударной авиации. И хотя Анкара могла бы удовлетвориться эксплуатацией TCG Anadolu в роли вертолетоносца или десантного корабля, новое судно уже успели оснастить трамплином, «съедающим» часть полезной площади полетной палубы. Скорее всего именно этот факт подтолкнул командование ВМС Турции к реорганизации авиагруппы под ударные беспилотники. В итоге в амфибийном оснащении несколько БПЛА будут использоваться вместе с ударными вертолетами для поддержки высадки десанта. В то время как в конфигурации легкого авианосца TCG Anadolu сможет взять на борт сразу до 50 новых БПЛА Bayraktar TB3.

Хотя Bayraktar TB3 по своим массогабаритным характеристикам близок к TAI Anka-S, можно заметить, что он несет меньшую полезную нагрузку (280 кг против 350 кг) но в то же время гораздо быстрее (максимальная скорость 300 км/ч против 217 км/ч). Это отражает характерную особенность палубной авиации – акцент на максимальной тяговооруженности при минимальном взлетном весе. Складные крылья меньшего размаха (по сравнению с Anka-S) позволяют эффективнее размещать Bayraktar ТВ3 на полетной палубе или во внутренних ангарах авианосца.

Помимо широкой номенклатуры миниатюрных управляемых боеприпасов, доступной стандартной модификации Bayraktar TB2, палубная версия TB3 сможет применять новейшую линейку управляемых модульных боеприпасов Kuzgun. С весом около 100 кг, Kuzgun примерно в два раза тяжелее американских авиационных ракет Hellfire и обладает впечатляющей универсальностью. Kuzgun доступен в конфигурации крылатой ракеты с турбореактивным двигателем, твердотопливной ракеты класса «воздух-поверхность» или планирующей авиабомбы, и может использовать все возможные системы наведения, от радиокомандного телеуправления, спутниково-инерциальной системы до активных и пассивных радиолокационных, а также лазерных и инфракрасных головок наведения. Максимальный радиус действия (в варианте крылатой ракеты) при этом составляет внушительные 240 км. Хотя один Bayraktar TB3 сможет поднять только одну такую ракету, в теории базирующаяся на одном корабле авиагруппа из нескольких десятков ударных дронов сможет наносить массированные ракетные удары за пределами радиуса действия большинства систем ПВО.

И все же концепция применения нового Bayraktar TB3 пока вызывает много вопросов. Опыт современных военных конфликтов показывает, что боевая устойчивость этих весьма тихоходных летательных аппаратов в условиях интенсивного противодействия относительно невысока. БПЛА сравнительно легко сбить современным реактивным истребителем или ЗРК большого радиуса действия. В тоже время совокупный вес залпа эскадрильи таких БПЛА сравнительно невелик по сравнению, например, с боекомплектом полноценных крылатых ракет эсминца УРО. Пока не очень ясно, насколько легкие турбовинтовые БПЛА могут пригодиться для огневой поддержки морского десанта или борьбы с надводными кораблями противника.

Пока просматривается одна задача, в которой морские беспилотники однозначно должны найти свою нишу – морское патрулирование. Возможность сутками барражировать в необходимом районе, не подвергая опасности экипаж, крайне востребована для охраны морских границ. По сравнению с пилотируемой патрульной авиацией БПЛА гораздо дешевле в эксплуатации, менее подвержены износу и более доступны для постоянного развертывания по ротации. Там, где звено традиционных патрульных самолетов после нескольких месяцев ежедневных вылетов будет вынуждено прекратить операции для материально-технического обслуживания и ввиду истощения экипажей, эскадрилья БПЛА сохранит боеготовность и сможет обеспечить постоянное присутствие в небе. Именно поэтому весьма высока вероятность, что Япония может рассмотреть закупку Bayraktar TB3 в интересах своих ВМС или ВВС Сил Самообороны.

Огромное значение для коммерческого успеха новой версии Bayraktar TB3 будет иметь его конечная цена. Как уже неоднократно отмечалось, популярность турецких беспилотников объясняется преимущественно более выгодным предложением по стоимости. Приобретая Bayraktar TB2, зарубежные заказчики получают доступ к западным технологиям ударных БПЛА по цене в 2-3 раза дешевле израильских или американских аналогов. Так что для потенциальных импортеров новые возможности палубного Bayraktar ТВ3 могут оказаться не востребованными, если за двухкратный рост боевых возможностей придется заплатить трехкратно большие деньги.

 

Сравнительные характеристики БПЛА Bayraktar TB3

 

Двигатель Размах крыльев Максимальный взлетный вес Максимальная скорость
Baykar Bayraktar TB2 Поршневой: 1 × Rotax 912-iS (100 л/с) 12 метров 700 кг 222 км/ч
 Baykar   Bayraktar ТВ3 Турбовинтовой TEI PD170 (170-220 л/с) 14 метров 1450 кг 300 км/ч
IAI Super Heron Турбовинтовой
Diesel Jet (200 л/с)
17 метров 1450 кг 280 км/ч
TAI Anka-S Турбовинтовой
Thielert Centurion 2.0S (155 л/с)или

TEI PD170 (170-220 л/с)

17,5 метров 1700 кг 217 км/ч
Baykar Bayraktar Akıncı Турбовинтовой АИ-450Т (450 л/с) 20 метров 5500 кг 361 км/ч
TAI Aksungur 2 * TEI PD170 (общая мощность до 440 л/с) 24 метра 3300 кг ~400 км/ч
CASC Rainbow CH-5 Поршневой двигатель мощностью около 400 л/с 20 метров 3300 кг ~400 км/ч
General Atomics MQ-9 Reaper Турбовинтовой

Honeywell TP331-10 (900 л/с)

20 метров 4760 кг 482 км/ч
52.59MB | MySQL:103 | 0,494sec