Об отношениях ПСК с РПК и курдском факторе на президентских и парламентских выборах в Турции

Авиакомпания Turkish Airlines приостановила полеты в аэропорт Сулеймании в Иракском Курдистане в апреле в ответ на предполагаемые растущие связи между Патриотическим союзом Курдистана (ПСК) и Рабочей партией Курдистана (РПК), сообщили два турецких источника, знакомых с проблемой. Источники связали это решение с очевидным существованием воздушного коридора между Ираком и Сирией, предположительно перевозящего высокопоставленных боевиков РПК по приказу лидера ПСК Бафеля Талабани, что стало достоянием общественности когда в Ираке в прошлом месяце упали  два вертолета. Силы демократической Сирии (СДС), поддерживаемые США и возглавляемые группами, связанными с РПК, заявило в прошлом месяце, что девять их членов погибли в результате крушения вертолета Eurocopter AS350. Премьер-министр регионального правительства Курдистана (КРГ) Масрур Барзани заявил, что вертолеты принадлежали его политическим соперникам из ПСК, которые, как считается, связаны с РПК. Однако турецкие источники утверждали, что вертолеты были арендованы через местную компанию правительством США, а затем переданы ПСК. Эти источники сообщили  в прошлом месяце, что важно, чтобы КРГ и иракские власти раскрыли предполагаемую связь ПСК с рейсами, поскольку это их ответственность. Дана Мохаммед, представитель аэропорта Сулеймании, сообщила местному СМИ , что все рейсы Turkish Airlines между Сулейманией и Турцией были отменены на апрель: «Нам не было дано никаких объяснений, но мы попросили Турцию разъяснить причину этого решения по электронной почте. Реальная проблема не в вертолетах, перевозящих РПК. Проблема в общей поддержке клана Талабани РПК». ПСК Талабани является второй по величине партией в курдской автономии и доминирующей силой в Сулеймании. От себя отметим, что связи Талабани с РПК не новость: они особенно были активными в период главной фазы конфликта в Сирии, причем с подачи Ирана.  Бафель Талабани хранил молчание по вопросам вертолетов после обвинений Масрура Барзани. Он лишь опубликовал послание с соболезнованиями, в котором похвалил СДС за их кампанию против группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), заявив, что они «охраняли святую землю курдов от терроризма и оставили наследие великого суверенитета». Бесе Хозат, сопредседатель Верховного совета, который управляет РПК, похвалила Талабани в прошлом месяце за его усилия по объединению курдских групп: «Повсюду проявилась очень сильная позиция национального единства. Многие политические партии и курдские группы выступили с содержательными сообщениями по этому вопросу. Председатель ПСК Талабани также сделал очень содержательное сообщение». Хозат также раскритиковала Демократическую партию Курдистана (ДПК) Барзани за блокирование усилий курдских групп по объединению и сказала, что ДПК сотрудничает с «геноцидальным» турецким государством: «Мы можем достичь курдского национального союза без них». Отметим, что в этом заявлении, собственно, и скрыта суть этих таинственных вертолетных перевозок. Это попытка активное сотрудничество ПСР и РПК, что Барзани естественно не нравится.  Мустафа Джанер, научный сотрудник Института Ближнего Востока Университета Сакарья, полагает, что отношения между семьей Талабани и РПК были предметом пристального внимания из-за их значимости: «Хотя характер их отношений был неустойчивым, общепризнано, что ПСК и Талабани более тесно связаны с РПК, в отличие от ДПК и Барзани, у которых время от времени происходили столкновения с террористической группой. Кроме того, идеологическая ориентация ПСК более совместима с идеологией РПК. Турецкие официальные лица уверены, что РПК имеет тесные связи с Талабани, а Сулеймания — это район, где РПК может легко передвигаться». Джанер добавил, что значительное количество доказательств указывает на то, что боевики РПК используют Сулейманию в качестве базы для логистических операций, поскольку до нее легко добраться из штаб-квартиры РПК в горах Кандиль на севере Ирака. В этом, собственно, кроется и участие американцев в этих операциях, поскольку таким образом осуществляется коммуникация между РПК и СДС.

Турция уже ранее вводила аналогичный запрет на полеты в Сулейманию в период с 2017 по 2019 год, попросив местные власти принять меры против организаций, связанных с РПК. Этот момент говорит нам о том, что это шаг символический и мы имеем дело просто с данью Анкары нынешней националистической повестки дня. В реальности рискнем утверждать, что договоренности Анкары с курдами о позициях сторон в формате предстоящих выборов уже достигнуты. Ровно также, как это было сделано и во время предыдущих выборов, и референдума по конституционным поправкам. И этот компромисс достигается и тогда, и сейчас через усилия главы Национальной разведывательной организации (MIT) Турции и курда по национальности Хакана Фидана.  В пользу этой версии говорит несколько моментов.

  1. Рабочая партия Курдистана (РПК) заявила 28 марта, что продлит одностороннее прекращение огня в конфликте с турецкими властями до окончания президентских и парламентских выборов в Турции 14 мая. Бесе Хозат сообщила связанному с РПК изданию, что выборы имеют историческое значение для «народов Турции» и что РПК решила сохранить свое «бездействие» в период выборов: «Мы оценим это решение после выборов». Она также сказала, что РПК поддерживает решение прокурдской Партии демократии народов (ПДН) не выдвигать кандидата в президенты: «Мы считаем поведение ПДН важным и ценным в рамках ее принципов». То есть, есть четкая координация действий ПДН и РПК.
  2. ПДН, которая представляет более 10% электората и рассматривается как потенциальный козырь в рукаве (именно эти 10% и решат судьбу будущего президента), якобы косвенно поддерживает объединенного кандидата от оппозиции Кемаля Кылычдароглу, председателя левоцентристской Народно-республиканской партии (НРП). Однако она не может официально стать членом Национального альянса Кылычдароглу из-за возражений турецких националистических и консервативных партий, которые входят в оппозиционный «список шести». В настоящее время ПДН борется в Конституционном суде Турции против попыток закрыть партию из-за предполагаемых связей с РПК, которые она отрицает. Ее лидеры решили выставить своих кандидатов в парламент от другой политической организации под названием Партия зеленых левых, чтобы избежать возможного закрытия накануне выборов. Партия находится в союзе с другими левыми партиями, такими как Рабочая партия Турции и Лейбористская партия, под названием Альянс труда и свободы. В прошлом году правящая Партия справедливости и развития (ПСР) изменила правила выборов в пользу более крупных партий и поощряет более мелкие баллотироваться в парламент по совместным спискам. Но главное в том, что Конституционный суд Турции в начале марта снял запрет на государственную помощь прокурдской ПДН. Большинством голосов суд постановил, что счета ПДН, на которые были переведены казначейские средства, больше не должны быть заморожены. Они ранее были заблокированы 5 января в связи с делом против партии, которое все еще могло быть принудительно закрыто.  Эти средства станут важнейшим источником расходов на предстоящие парламентские и президентские выборы.  Ожидается, что общая помощь казначейства ПДН в этом году составит около 539,5 млн турецких  лир (около 28 млн долларов). При этом в оппозиционную коалицию  ПДН не входит, несмотря на то, что она является третьей по величине партией в парламенте. Вот, собственно, и контуры компромисса: ПДН не запрещают и дают ей возможность сохранить свои места в парламенте, а в случае нужного итога голосования на президентских выборах рискнем предположить, что и ее руководители будут отпущены из-под ареста.  Десятки членов и должностных лиц ПДН, включая двух бывших соруководителей, в настоящее время находятся в тюрьме в Турции.
52.48MB | MySQL:102 | 0,545sec