Предвыборная кампания-2023 в Турции. Часть 14

Изменение стратегии и риторики Хорошей партии после мартовских событий

Март оказался очень сложным месяцем для Хорошей партии (İYİ) и ее лидера Мераль Акшенер. Средний рейтинг İYİ резко просел на 3%-4%. Особенность этого эффекта связана с тем, что такие резкие скачки параметров больше свойственны европейскому, а не турецкому обществу. После осложнения процесса согласования единого кандидата на президентских выборах и кризиса «стола шести» руководство партии на какое-то время ушло в тень и сосредоточилось на решении технических и процедурных вопросов, связанных с выборами. Но это затишье быстро закончилось. 31 марта был обстрелян офис стамбульского отделения Хорошей партии, после чего началась полемика между М.Акшенер и Р.Т.Эрдоганом. Риторика Акшенер после кризиса в рядах объединенной оппозиции и инцидента с отделением партии указывает на принципиальные изменения.

Мы коротко сообщим о ходе дискуссии между Акшенер и Эрдоганом, чтобы дать контекст принятия решений политиками. Напряжение между двумя политиками усилилось 29 марта после критики Акшенер строительства больниц. На эти ее слова Эрдоган дал жесткий ответ. После случая 31 марта перед офисом стамбульского отделения партии Акшенер напрямую обвинила Эрдогана в случившимся. Ее сообщение раскрывало решительность оппозиции и лично Акшенер в доведении планов до логического конца и показывало отсутствие страха в подобных ситуациях. В рядах Партии справедливости и развития (AKP) подобные обвинения в адрес Эрдогана осудили. 5 апреля во время заседания парламентской группы Хорошей партии Акшенер выступила с заявлением, отрывки которого разлетелись по социальным сетям. Цитируем резонансные слова Акшенер: «После стольких пройденных нами препятствий сейчас вот этот патрон нас остановит? После того как мы сопротивлялись стольким угрозам, сейчас вот этот патрон нас напугает?».[i] После этого она раскидала по сторонам патроны.

Интерес вызывает то, что риторика Акшенер является максимально контрастной тому, что говорят пять остальных партнеров «хорошистов»,  в т. ч. Кылычдароглу, Имамоглу, Демократическая партия народов (HDP). Если они все ведут мягкую политику, нацеленную на электорат, пытаясь снизить напряжение, желая дать надежду избирателю, используя позитивный язык, то стратегия Акшенер на этом фоне сильно выделяется. Акшенер, в прямом смысле слова, рвет и мечет. Она отвечает очень радикально, бескомпромиссно. Лидер Хорошей партии явно выстраивает образ «борца» с элементами образа «жертвы несправедливости», который отличается резкой реакцией, неуступчивостью в достижении цели. Изменения в риторике Акшенер хорошо описывает разговорное слово «заводиться». Она ведет себя очень эмоционально, и заряжает этой энергией окружающих. В рамках предвыборной кампании решающее значение может иметь то, что она готова публично говорить о вещах, которые другие политики не скажут. Важно, что она умеет это подавать таким образом, что это вызывает сильную эмоцию. В частности, то что яркие отрывки ее выступлений становятся популярными в соцсетях на это указывает. Правда, здесь надо уточнить, что это не всегда приносит пользу İYİ, однако этот момент несомненно является характерной чертой используемого политического образа. По сути, мы говорим о трансформации имиджа, так как после кризиса в рядах оппозиции 2-6 марта подобная реакция стала системной.

Нужно сказать о причинах этих стратегических изменений. Будет справедливо сказано, если мы подчеркнем, что ситуация со согласованием кандидатуры Кылычдароглу в начале марта завела Акшенер и Хорошую партию в тупик. Рейтинг партии сильно просел. По многим опросам «хорошисты» опустились на 4-е место, пропустив вперед HDP. По прогнозам İYİ сейчас получает не больше 60 мандатов, хотя в ноябре-декабре эта цифра достигала 80-85 мандатов. Иными словами, Хорошая партия действительно находится в сложном положении. Слова о больницах, с которых начался очередной виток конфликта между Акшенер и Эрдоганом, были выражением политики антиэрдоганизма. Они были сказаны с целью возвращения потерянной поддержки. Дальнейшее повышение градуса напряжения было связано с инцидентом с офисом регионального отделения партии и оказываемым давлением. То есть имело внешнюю причину. Но, в целом, такой характер дискуссии заложила именно Акшенер. Этот выбор вытекает из желания усилить позиции партии после этого падения.

Подытоживая статью, мы хотим отметить изменение риторики Акшенер. Она стала жесткой и разительно отличается от стратегии других оппозиционных партий. Это изменение мы связываем со сложным положением İYİ после мартовских событий и желанием повысить рейтинг. В целом, это может быть реальной целью, так как профиль партии вызывает отклик у электората. Рассматриваемая трансформация может иметь прикладные последствия. «Хорошисты» будут решительны в продвижении своей повестки, что будет влиять на общий фон предвыборной кампании. Такая политика может привести к новой волне перераспределения поддержки электората. Но пока что нельзя быть уверенным в том, что это принесет успех İYİ. Поэтому для нас более ценной является возможность изменения нынешней ситуации и выход на первый план факторов, которые сейчас находятся в тени. В данном случае мы указываем на фактор Хорошей партии. Но не исключено, что может появиться новый подтекст предвыборной борьбы.

[i] https://www.cumhuriyet.com.tr/siyaset/son-dakika-akp-sozcusu-omer-celikten-meral-aksenere-kursun-tepkisi-2068488

52.51MB | MySQL:102 | 0,490sec