О голосовании в турецком парламенте по членству Финляндии в НАТО. Часть 2

30 марта Великое национальное собрание (Меджлис) Турции проголосовало за ратификацию одного из двух Мадридских соглашений – того, что касается членства Финляндии в НАТО. Как сообщается, «за» проголосовали все 276 депутатов турецкого парламента, присутствовавшие на заседании.

Продолжаем цитировать те документы, которые были предоставлены депутатам перед голосованием. В частности, цитируем Отчет парламентского Комитета по международным делам, включенный в комплект документов для голосования.

Часть 1 нашей публикации доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=96511.

Цитируем (выделение жирным шрифтом – авторское):

«Вопрос о борьбе Турции с терроризмом также присутствовал до подачи Финляндией заявок в НАТО, но был ли этот вопрос должным образом проработан до подачи заявки.

Когда этот процесс начался, как от Швеции, так и от Финляндии требовали выдачи лиц с идентификацией личности, отнесенной к «категории террористов».

Сколько человек было запрошено из Финляндии на первом этапе, увеличилось ли количество этих людей со временем, сколько из лиц, чья экстрадиция затребована, относились к категории ФЕТО, РПК – ПДС / СНС и сколько из них относятся к категории других террористических организаций, дал ли Хельсинки индивидуальный ответ по каждому человеку, чья экстрадиция из Финляндии запрошена.

Удовлетворительны ли ответы для наших национальных властей относительно лиц, подлежащих экстрадиции.

Причины, представленные Турцией для приостановки подачи Финляндией и Швеции заявки на вступление в НАТО, включены в ответы на вопросы уважаемых депутатов. Разумны ли причины, представленные Финляндии и Швеции.

Что касается этого меморандума о взаимопонимании, то в этом тексте нет ни одного слова о том, что два государства-члена ЕС признают СНС и ФЕТО террористическими организациями, и нет никакого конкретного выигрыша на сегодняшний день, кроме декларации о намерениях по экстрадициям, и официальные лица обеих стран, заявив, что они не будут вводить новое правовое регулирование экстрадиции, оставили этот вопрос на усмотрение национальных законов и Европейской конвенции.

Судя по обоснованию протокола, он был подготовлен профессионально, обоснование было полностью ориентировано на Финляндию и написано неординарно, и было уместно не делать в обосновании никаких замечаний о другой стране.

Обеспокоенность нашей страны в отношении безопасности была выражена, когда на первый план выдвинулась заявка на выдвижение кандидатуры этих двух стран (Финляндии и Швеции – И.С.), наши опасения в области безопасности были в определенной степени решены, поэтому, рассматривая вопросы безопасности, следует также понимать и уважать опасения в отношении безопасности других стран.

Поскольку Турция расположена в важном регионе, она должна динамично управлять своими процессами и принимать решения в соответствии с ситуацией, Швеция и Финляндия являются одной из тем, о которых часто говорят в последнее время.

Существует и продолжается процесс, который включает множество тем, обсуждаемых вопросов, спорных тем, запросы нашей страны и те решения, которые приняты ими, и ответы на них. Следовательно, почему такое решение было принято в отношении Швеции и Финляндии.

Как союзник НАТО в составе членов НАТО, Турция уже более семидесяти лет занимает особое и отличающееся положение, и могут возникать проблемы, с которыми иногда сталкиваются внутри НАТО.

В борьбе с терроризмом некоторые страны НАТО находятся на позициях, которые не соответствуют в должной мере ожиданиям Турции, и продолжают это делать.

В течение длительного времени в рамках этой или других международных структур Турция демонстрировала свои справедливые ожидания в борьбе с терроризмом.

Когда дело доходит до Швеции и Финляндии, политика нашего правительства с самого начала заключается в том, чтобы выявить достижения, которых мы можем достичь в соответствии с ожиданиями нашей нации, и продолжать их.

В этом контексте мы стремимся использовать наши возможности в рамках НАТО и достичь положения, которого мы хотим на данный момент, оказывая давление, которое мы можем как Великое национальное собрание Турции,

На встречах, проведенных как с Генеральным секретарем НАТО, так и с официальными лицами Швеции и Финляндии, этот процесс фактически создал базовую почву, на которой мы могли доказать и продемонстрировать свою правоту перед ними, и шаги, которые они предприняли в этом процессе, внимательно отслеживались,

Исследования, проведенные по выполнению требований Механизма, установленного трехсторонним соглашением, являются очень важным и ценным достижением для Турции.

На данный момент шаги, предпринятые Швецией и Финляндией, — это шаги, которые, по нашему мнению, удовлетворяют нашу страну на нынешнем этапе, и что Турция добилась очень важных ценностей и достижений в рамках НАТО в своей борьбе с терроризмом, и эти вопросы войдут в историю таким образом.

Будучи членом НАТО, Турция до сих пор формировала свою политику в рамках своих обязательств перед НАТО.

Тот факт, что вступление двух стран в НАТО дает право задаться вопросом, закончится ли война между Украиной и Россией, и в этом контексте, в какой степени принятие двух стран в НАТО в качестве члена будет способствовать собственной европейской безопасности.

После вторжения России в Украину Финляндия и Швеция были обеспокоены безопасностью и хотели вступить в НАТО.

Одобрение Турции, которая с самого начала была частью НАТО и имеет наибольшие сухопутные силы и стратегическое значение, также необходимо из-за необходимости одобрения каждой страной (в смысле необходимости единогласного голосования всех членов НАТО – И.С.).

Турция и Венгрия возражали против этого, и причина их возражения заключалась в том, что террористические организации, угрожающие нашей безопасности, и в этом контексте организации, укрылись на этих территориях, прежде всего в столицах этих двух стран, поэтому было выдвинуто условное предложение: «Устраните наши опасения, и тогда давайте посмотрим на этот вопрос таким образом».

С другой стороны, двери не закрыты полностью, можно будет сказать «да», когда проблемы будут урегулированы. Финляндия в этом вопросе действовала более оперативно, и эта ситуация была связана с Протоколом.  Были даны обещания, и они были зафиксированы, и это дипломатический успех нашей страны.

Дипломатические миссии стран, силы безопасности и соответствующие подразделения продолжат, на уровне правительств, проверять были ли этих обязательства реализованы или нет. В ответ на вопросы и взгляды касательно того, будет ли изменен курс отношений, исходя из того ли подписанные обязательства реализованы или же нет, заместитель министра иностранных дел ответил следующее:

Решение, принятое в Мадриде, заключается не в том, чтобы остановить Швецию и Финляндию, а в том, чтобы обеспечить включение стран в НАТО при условии, что они будут способствовать нашей борьбе с терроризмом по определенным стандартам, и потом на основе этого намерения был организованы процесс, названный «постоянный механизм партнёрства».

Этот Постоянный Механизм Партнерства сформирован на высшем дипломатическом уровне. Все соответствующие структуры и ведомства заняли место в этом упомянутом Механизме. Финляндия и Швеция работают аналогичным образом. Только лишь благодаря Механизму достигнуты важные успехи. Между нашими разведывательными подразделениями и другими структурами организовано взаимодействие. Законные обеспокоенности нашей страны попробовали учесть на базе тройственного меморандума.

Прежде всего, это соглашение основано на обязательстве полностью поддерживать Турцию против всех угроз национальной безопасности Турции, и в этих рамках ПДС/СНС, ФЕТО и РПК четко упоминаются в 4-й статье этого соглашения.

Эти обязательства в рамках трехстороннего соглашения прямо связаны с НАТО в статье 18 декларации Мадридской встречи на высшем уровне НАТО и включены в собственные документы НАТО.

Процесс не ограничивается экстрадициями, динамичный процесс между судебными, административными органами и органами безопасности в отношении экстрадиций и депортаций продолжается и будет продолжаться.

Говоря о Постоянном совместном механизме, это динамизм этого процесса должен быть продолжен после членства в НАТО (указанных двух государств – прим.), борьба с терроризмом не должна быть сиюминутной борьбой, это — постоянная борьба, что было признано на тройственном уровне. На этот счет была сделана отсылка и в этом контексте три стороны договорились по данному вопросу.

Считается, что важным вопросом является создание рамок долгосрочного сотрудничества в соответствии с дорожной картой в борьбе с терроризмом, и что эти рамки созданы.

Опять же, благодаря интенсивным усилиям Турции борьба с терроризмом была включена в Мадридскую встречу на высшем уровне, и стратегическая концепция была принята там как одна из двух угроз, определенных НАТО.

Укрепление сотрудничества в борьбе с терроризмом с помощью регулярного механизма повысит безопасность Турции и НАТО, этот процесс сделает более безопасными Швецию, Финляндию и НАТО и сделает нашу страну более безопасной, и здесь были предприняты большие усилия.

Когда мы смотрим на борьбу с терроризмом в меморандуме, неправильно ограничивать вопрос лишь только экстрадициями.

Предпринимаются усилия по предотвращению террористической пропаганды, финансирования терроризма, вербовки персонала, борьбы с организованной преступностью и ухода от правосудия через предоставление убежища, и это продолжается в рамках тройственного меморандума.

Если мы посмотрим на две страны, то увидим, что из-за иммиграционной политики группы, связанные с терроризмом, нашли возможность распространяться и организовываться более широко в Швеции по сравнению с Финляндией. Поэтому присутствие группировок со связями с террористами, особенно РПК, в Швеции более заметно, чем в Финляндии.

Глядя на ситуацию после (подписания) трехстороннего соглашения, как пример, демонстрации кругов РПК-ПДС/СНС были продолжены, однако, количество провокационных действий в Финляндии было ограничено по сравнению со Швецией.

В этом контексте были предприняты более эффективные меры, например, на демонстрации, состоявшейся в Хельсинки 6 декабря 2022 г., финская полиция изъяла символику сторонников РПК. А на демонстрации, организованной группой сторонников РПК перед нашим Посольством в Хельсинки 26 февраля 2023 года, было задержано трое протестующих. В этом контексте финские власти продемонстрировали определенное поведение в борьбе с терроризмом.

Высказанные здесь вопросы не следует понимать, как то, что дверь перед Швецией закрыта. Необходимо учитывать, что, прежде всего, отправные точки (Финляндии и Швеции – И.С.) были различны.

После трехстороннего соглашения Швеция начала проявлять определенные действия и решимость в борьбе с терроризмом, и в этом контексте были приняты во внимание заявления шведского правительства о финансировании терроризма, в которых обращалось внимание на связь ПДС/СНС с РПК.

Была внесена конституционная поправка, которая предусматривает, что свобода создания организаций может быть ограничена, если она связана с организациями, поддерживающими терроризм, и, таким образом, предмет участия в террористической организации, который до этого не считался преступлением, в настоящее время в Швеции введен в разряд преступлений. Однако, невзирая на то, что это конституционное изменение вступило в силу 1 января 2023 года, необходимо отражение террористических преступлений в законе. С точки зрения правоприменения, Швеция находится в этом процессе. Шведские власти заявили, что они стремятся к том, чтобы поправка была одобрена шведским парламентом 1 июня, и что Швеция предприняла конкретные шаги в этом контексте.

  1. Принятие и изменение текста предложения

После обсуждения всего предложения в целом, после того как предложение и его обоснование были приняты нашей Комиссией, после единогласного голосования членов, присутствовавших на заседании, было начато обсуждение статей (предложения).

1-я, 2-я и 3-я статьи предложения и все они вместе были единогласно приняты членами, присутствовавшими на собрании.

  1. Представительство в Генеральной Ассамблее

В соответствии со статьей 45 устава, для того, чтобы представлять нашу Комиссию на Генеральной Ассамблее в качестве специальных представителей, были выбраны: депутат Газиантепа Дерья Бакбак, депутат Бурсы Атилла Одюнч, депутат Карабюка Ниязи Гюнеш, депутат Стамбула Ахмет Хамди Чамлы, депутат Стамбула Зафер Сиракая и депутат Анкары Асуман Эрдоган».

В документе приводится отдельное мнение по вопросу депутата от Партии демократии народов в Адане Тулай Хатымогуллары Оруч. Процитируем это обращение:

«После того, как началась война между Россией и Украиной, правительства Швеции и Финляндии сделали заявки на участие в НАТО и начали осуществлять необходимые процедуры для членства. В качестве части процедуры необходимо, чтобы парламент каждой страны – члена НАТО одобрил бы членство этих двух стран.

С другой стороны, ожидается, что из бюджета каждой страны НАТО будет выделено, как минимум, 3% на вооружение. Иными словам, это означает, что Финляндия и Швеция, которые войдут на оружейный рынок НАТО, теперь гарантируются, что они каждый год на вооружение будут тратить приблизительно 15 млрд долл. Накачивание оружием НАТО Северо-восточной Европы, как и Юго-восточной Европы, вынудит Россию принять ещё более угрожающий подход и, в качестве ответа, приведет к вооружению. Выход России из соглашений, подписанных с США по ограничению ядерного оружия, также должен рассматриваться в этом контексте.

На самом деле, тот крен, который нужен сейчас миру, — это дипломатия, диалог и гражданские инициативы в международной политике. Поэтому организации и ведомства, которые развивают диалог и дипломатию, должны поддерживаться. Должна стоять цель по механизмам и планам, усиливающим эти организации.

Кроме того, членство Финляндии и Швеции в НАТО со стороны правительства ПСР, самом по себе, превратилось в шантаж. Руководство ПСР, попираем юридические права и права человека оппозиции. Распространение данного подхода на Швецию и Финляндию – это дипломатический кризис. В этих странах находится множество курдских писателей, политиков и журналистов в статусе беженцев или уже получивших гражданств. Это – торг, который направлен на то, чтобы в обмен на их выдачу под именем «террорист», зажечь зеленый свет на пути в членство в НАТО. Он ещё более отрывает Турцию от демократичной почвы и, более того, пусть и в ограниченном масштабе, но означает большой отрыв и Европы от применяющегося принципа верховенства права.

Мы, в качестве ПДН, категорически не приемлем такой подход как исходя из того, что это – грязный торг, так и со стратегической точки зрения, как подход увеличивающий региональную гонку вооружений».

Итак, как мы видим, Партия демократии народов продемонстрировала особый подход к Мадридской инициативе турецкого руководства. Впрочем, вполне ожидаемый с точки зрения профиля партии и столь же безрезультатный по причине того, что его не может разделить ни одна в Турции политическая сила. ПДН, невзирая на скрытый альянс с оппозицией, поддержкой последней заручиться не может.

52.53MB | MySQL:102 | 0,617sec