О причинах задержки с подписанием соглашения между военными и гражданскими силами в Судане

Тысячи демонстрантов, протестующих против рамочного соглашения, подписанного военными и гражданскими силами в Судане, вышли 6 апреля на улицы городов страны. Об этом сообщил телеканал «Аль-Джазира».  По его данным, акции протеста гражданской оппозиции прошли в столице Хартуме и крупных суданских городах, таких как Вад-Медани, Гедареф, Касалла, Омдурман, Порт-Судан, Северный Хартум. Кстати, глава местной администрации Хартума призвал к закрытию столицы Судана 5 апреля, что означало бы, что уличные протесты не смогли бы состояться на следующий день. Считалось, что это было сделано по приказу исламистских сторонников Абдель Фаттаха аль-Бурхана, но затем у главы Суверенного совета  случился инсульт, и он не смог привести свой план в действие. Протесты были организованы комитетами сопротивления, сформированными во время протестов в 2018 году, которые привели к свержению бывшего президента Омара аль-Башира, находившегося у власти 30 лет.  Демонстранты выходили на улицы с национальными флагами и скандировали лозунги против военных сил в стране, выступая с поддержкой крупнейшей оппозиционной коалиции — альянса «Силы за свободу и перемены». Протестующие несли транспаранты, на которых было написано: «Нет военному правлению», «Нет рамочному соглашению», «Да демократическому гражданскому правлению». 5 апреля вечером представитель альянса «Силы за свободу и перемены» сообщил, что подписание соглашения по урегулированию ситуации в Судане между военными и гражданскими силами, которое было намечено на 6 апреля, во второй раз за неделю отложено. Первой датой подписания договора было объявлено 1 апреля, однако церемония была перенесена на 6 апреля из-за разногласий между представителями суданской армии и формированиями Сил быстрой поддержки (СБП). Разногласия сторон касаются сроков включения СБП в единую армию, а также того, должен ли главнокомандующим Вооруженными силами Судана стать профессиональный военный или гражданский президент страны. В ночь на 25 октября 2021 года военные арестовали премьер-министра Судана Абдаллу Хамдока вместе с группой министров и партийных лидеров. Глава Суверенного совета Абдель Фаттах аль-Бурхан распустил высшие органы власти и ввел в стране чрезвычайное положение, приостановив действие ряда статей конституционной декларации, которая определяла отношения между военными и гражданскими властями. В конце ноября прошлого года Хамдок вновь возглавил правительство, однако 2 января на фоне политического кризиса объявил об отставке, объяснив ее тем, что между сторонами на этапе переходного периода возникли серьезные конфликты и противоречия. Собственно, все эти события были предсказуемы – главное в данном случае — факт наличия серьезных разногласий как между самими силовиками (суданская армия и Силы быстрой поддержки), так и между военными и гражданскими.  В заявлении коалиции «Силы за свободу и перемены» (ССП), которая представляла гражданское население на переговорах с суданскими военными при международном посредничестве, говорится, что обсуждения по реструктуризации вооруженных сил достигли прогресса, но не завершены. ССП не сообщили, когда будет новая дата подписания. «Почему задержки? Я думаю, потому что вопросы реформы сектора безопасности являются самыми сложными и неразрешимыми. И дело не только в сроках интеграции СБП. Есть десятки неприятных вопросов, охватывающих все, от командования и контроля до зарплат и званий, которые они даже не начали обсуждать», — полагает Кэмерон Хадсон, бывший аналитик ЦРУ и старший сотрудник Африканской программы CSIS. «Реформа сектора безопасности — это переходный период, вот почему другие вопросы, хотя все они взаимосвязаны, можно разумно решить, в то время как реформа сектора безопасности привела к тому, что соперничество заняло центральное место, вызвав задержки. С тех пор, как четыре года назад в этом месяце пал Омар аль-Башир, военные успешно отбросили все это, чтобы сохранить власть», — уверена Холуд Хайр, директор базирующегося в Хартуме аналитического центра Confluence Advisory. В этой связи суть вопроса в сухом остатке – формат и контуры будущего участия военных в политике и экономике. Насколько реально подписание соглашения в среднесрочной перспективе? По нашей оценке, маловероятно, о чем мы уже сообщали ранее. По мнению Хадсона, установленные ранее сроки «абсолютно произвольны и нереалистичны и не имеют под собой оснований по существу вопросов, которые необходимо решить. В нормальном мире у нас были бы месяцы до заключения сделки, а не дни».  Гражданские представители в настоящее время разделились по поводу сделки по переходу Судана от тотального военного правления, а комитеты сопротивления вместе с Суданской коммунистической партией глубоко критикуют декабрьское рамочное соглашение, которое также вызвало широкий гнев на улицах. Для комитетов сопротивления есть три линии, которые нельзя пересекать, или, скорее, три отказа: никаких переговоров с военными, никакого разделения власти с военными и никакой легитимизации военных. Сразу скажем – путь тупиковый и никаких перспектив не имеет.  Задержки с подписанием соглашения и разногласия по поводу интеграции СБП, среди прочего, усугубляются личным соперничеством между главой Суверенного совета и фактическим лидером Судана генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом и его заместителем Мухамедом Хамданом Дагло (Хемити), который командует СБП. Военные и дипломатические западные  источники сообщили на прошлой неделе, что борьба между ними стала «непреодолимой и угрожает общей ситуации с безопасностью в стране». Аль-Бурхан и Хемити поддерживали непростой союз после переворота во главе с аль-Бурханом в октябре 2021 года, в результате которого военные заменили переходное гражданское правительство Судана. Но у них разные источники власти и богатства, а также разные международные спонсоры. Как аль-Бурхан контролирует значительный военно-промышленный комплекс Судана. Ему также благоволят Египет и исламистские деятели, которые находились у власти во времена многолетнего президента Омара аль-Башира, который был отстранен от власти в 2019 году. Хемити, который когда-то был главой печально известных формирований «Джанджавид» в Дарфуре, контролирует золотые рудники в неспокойном регионе и имеет влиятельных сторонников в ОАЭ и Саудовской Аравии. Считается, что пока еще неподписанная сделка выгодна ему, что является одной из причин, по которой он публично поддерживает ее. Каждый из них проводит параллельную внешнюю политику, проводя собственные встречи на высоком уровне с региональными и международными правительствами, включая Соединенные Штаты, Россию и Израиль. Угроза эскалации между армией и СБП также использовалась как аль-Бурханом, так и Хемити как способ добиться уступок от гражданских политиков. «Они допускают эскалацию напряженности, наращивают свои вооружения и войска, чтобы использовать давление возможной конфронтации для получения уступок от продемократических субъектов… Затем они позволяют этой напряженности рассеяться, но сохраняют уступки, войска и оружие. Пространство, созданное задержками, полное неопределенности, нестабильности и конкуренции – посмотрите на увеличение числа солдат СБП и суданской армии – это то, где процветают исламистские сторонники аль-Бурхана», — указывает  Хайр.  Присутствие исламистских силовиков эпохи О.аль-Башира также была предметом споров. Хемити настаивает на том, что этот вопрос решен, в то время как аомейские представители отрицают влияние исламистов в армии. «Если аль-Бурхан слишком много уступит по сделке, он становится все более ненужным. Как глава Суверенного совета, он на самом деле довольно уязвим для смещения. Таким образом, одной из причин задержек подписания соглашения является то, что аль-Бурхан хочет выиграть время, чтобы его генералы уступили, чтобы сохранить его», — считает  Хайр. По оценке западных экспертов, личное соперничество между Хемити и аль-Бурханом вторично по отношению к «более широким интересам институтов, которые они представляют». Это «особенно верно для аль-Бурхана и армии», на которые влияют бескомпромиссные исламистские элементы и соседний Египет, президент которого Абдель Фаттах ас-Сиси является ключевым союзником аль-Бурхана.

52.56MB | MySQL:103 | 0,545sec