О реализации проектов прокладки оптико-волоконных кабелей на Ближнем Востоке

Как указывают британские эксперты,  Египет долгое время играл доминирующую роль в глобальной субрегиональной и региональной сети интернета  и кабелей: по оценкам, от 17 до 30% всех глобальных подключений к интернету проходят через Красное море и через Египет, связывая Европу с Азией.  При этом, согласно экспертным оценкам, Египет уже считается узким местом в индустрии оптико-волоконных кабелей из-за отсутствия альтернативных маршрутов через эту стратегически важную часть мира. Каиру уже много лет удается использовать это узкое место в сфере высоких технологий в своих интересах: государственная компания Telecom Egypt (TE) взимает с операторов такие же по сумме  сборы за транзит через египетскую территорию, что и другие компании, взимающие со своих клиентов за трафик во много раз большего расстояния от Сингапура до Средиземного моря. Пол Бродски, старший аналитик телекоммуникационной исследовательской компании TeleGeography в Вашингтоне, полагает: «Трейдеры и провайдеры уже долгое время  жаловались на то, что Египет является единственной точкой для кабелей, проходящих между Европой и Азией, Ближним Востоком и Восточной Африкой. Египетский оператор обладает монополией из-за отсутствия коммерческого разнообразия кабельных маршрутов.  Есть ли способ избавиться от этой зависимости?». Многие отраслевые обозреватели все чаще полагают, что ответ «да», и основной вызов сейчас в этой сфере потенциально бросают Египту Саудовская Аравия. Кстати, и в этом нюансе кроется и очень жесткая позиция Эр-Рияда по вопросу финансовой помощи Каиру: она увязывается с доступом саудовских инвесторов к приватизации все той же  Telecom Egypt (TE).  В сентябре 2020 года «Соглашения Авраама» нормализовали отношения между Израилем и ОАЭ и Бахрейном, предложив тем самым потенциальный новый маршрут для кабелей из Средиземного моря в Индийский океан в обход Египта. Но такой план потребует сотрудничества и участия Саудовской Аравии, которая пока не подписала соглашение о нормализации с Израилем. Пока было объявлено о двух кабельных проектах, которые пройдут через Израиль в Иорданию, а затем, отдельно, в Саудовскую Аравию. Эти новые проекты не лишат Каир его доминирующего положения на рынке: около 16 кабелей проходят через Египет, еще 5 находятся на стадии разработки, но волоконно-оптическая карта Ближнего Востока перерисовывается при поддержке влиятельных региональных и глобальных игроков. Первым маршрутом, который обойдет Египет, станет проект Google Blue-Raman стоимостью 400 млн долларов. Будут использоваться два смежных, но отдельных кабеля (т. н. «Синий» и «Голубой»), поэтому не похоже, что Израиль и Саудовская Аравия будут соединены напрямую. «Синий кабель», который должен открыться в следующем году, проходит из Европы в Тель-Авив в Израиле, затем пересекает сушу в Иордании. Там он пересекается с кабелем Raman от Google, который соединяет Иорданию с Саудовской Аравией. Во многих смыслах Raman — это обычная подводная система, протянувшаяся от Омана вокруг Аравийского полуострова, через Баб-эль-Мандеб и Красное море, как и все кабели. Но фокус в том, что он «приземлится» всего в нескольких местах. Первый — это Дуба, расположенный на побережье Красного моря в Саудовской Аравии, всего в 25 км от проекта мегаполиса  Neom стоимостью 500 млрд долларов. Оттуда кабель направляется на 400 км дальше на север к иорданскому порту Акаба, где он встретится с «Голубым» кабелем на израильской стороне. Мотивация Google в отношении запуска этого кабеля заключается в необходимости обеспечения собственного маршрута к трем облачным центрам обработки данных в Израиле, а также в подключении к трем центрам обработки данных, которые разрабатываются в Саудовской Аравии, и трем в Катаре. Другими словами, Google нужна достаточная пропускная способность для своих облачных центров обработки данных. Даже при наличии достаточной пропускной способности прямо сейчас, такие требования стимулируют увеличение инвестиций в подводные кабели. Саудовская Аравия тоже нуждается в большей пропускной способности для своей стратегии экономической диверсификации Vision 2030 и вкладывает значительные средства, чтобы стать цифровым центром Ближнего Востока. В 2022 году государственная саудовская телекоммуникационная компания (STC) объявила об инвестициях в размере 1 млрд долларов в развитие MENA Hub, чтобы укрепить свои планы по цифровизации и стать одним из ведущих игроков в области телекоммуникаций в регионе. STC также разрабатывает первый в королевстве внутренний кабель Saudi Vision Cable (SVC), который проходит вдоль западного побережья королевства от Джидды на север до Неома и рекламируется как «первый в истории подводный кабель большой емкости» в регионе Красного моря. «SVC полезно иметь, но по большому счету он не превратит вас в хаб. Если они хотят привлечь гипермасштабировщиков, таких как Google, Meta и Microsoft, и создать центры обработки данных, им потребуется гораздо больше возможностей подключения, чем у них есть сегодня. В той же Великобритании, например, более пятидесяти кабельных подключений», — полагает Джулиан Роул, американский консультант по подводным волоконно-оптическим кабелям.  STC будет использовать MENA Hub для прокладки информационного коридора Восток-Юг (EMC), который будет включать шесть новых центров обработки данных и четыре новых подводных кабеля. Роул в этой связи указывает: «EMC — это своего рода общее название для того, что они делают в подводном пространстве. Это очень важная часть программы Видения Саудовской Аравии до 2030 года, но они пытаются наверстать упущенное в ускорении этой программы, в то время как другие кабельные системы развиваются. Но при этом идея подключения кабелей сторонних производителей и обеспечения узла для соединения с различными кабельными системами является принципиально новой схемой». Согласно данным TeleGeography, в ближайшие три года в Саудовской Аравии будут проложены шесть новых кабелей , включая Raman и SVC, в дополнение к 15 уже существующим. Кабель Meta протяженностью 45 000 км также будет проложен в Джидде, Янбу и Дубе.  И затем, для Саудовской Аравии запланирован седьмой и самый «революционный» кабель – Трансевропейско-Азиатская система (TEAS). Разработанный частным образом кабель должен протянутся из Европы в Индию, минуя Египет. Но в отличие от большинства других кабелей, часть его маршрута будет проходить по суше. Как и проект Google Blue-Raman, он тоже будет разделен на две части: северный кабель пройдет из Европы под Средиземным морем в Израиль, а затем пересечет Иорданию по суше. Оттуда он отправится на восток через Саудовскую Аравию в Рас-эль-Хайр в Персидском заливе. Южный маршрут тем временем проходит через Израиль, затем на юг до Акабы, вниз по Красному морю, через Аденский залив и в конечном итоге, как и другой кабель, будет заканчиваться в Мумбаи, Индия. Как полагают эксперты, северный кабель от TEAS — это революционный подход, поскольку он пройдет по всей территории Саудовской Аравии и полностью обойдет Красное море.  Кабель, проложенный по суше, необычен: операторы обычно используют подводные маршруты, которые считаются более безопасными. Также технически сложнее пересекать сушу, где операторы должны учитывать присутствие населения, а также более разнообразный климат.  Cinturion, компания, стоящая за разработкой TEAS, отметила в статье в журнале Submarine Telecoms Forum, что кабели, «установленные в суровых условиях пустыни на Ближнем Востоке», требуют особых требований к производству и установке. Наземный кабель также требует гораздо большего количества соединений. Для  подводных кабелей такие соединения необходимы только через каждые 60-70 км по сравнению с 6-10 км на суше. Но сухопутные кабели иногда могут следовать более прямым маршрутом, чем их подводные аналоги, и для северной половины TEAS это предполагает прокладку прямо по суше, а не гораздо более окружным маршрутом вокруг Аравийского полуострова. Роул добавляет: «Маршрут в основном проходит через пустыню и очень малонаселен. Они используют права доступа GCC Interconnection Authority, регионального органа по передаче электроэнергии, чтобы похоронить волоконно-оптические кабели. С точки зрения вопросов технического обслуживания, это менее рискованный наземный маршрут, чем большинство, и на самом деле просто вопрос наличия ресурсов для технического обслуживания, чтобы при необходимости производить ремонт». Проект финансируется инвесторами из Израиля, США, Великобритании и стран Персидского залива, но в настоящее время не афишируется. Рэйчел Зиемба, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности в Вашингтоне, говорит, что причины отсутствия публичных объявлений понятны: «Здесь есть элемент закулисья, поскольку Саудовская Аравия не подписала «Соглашения Авраама», но, очевидно, есть обсуждения в области безопасности и партнерства. Возможно, есть множество действующих лиц, которые не хотят, чтобы политика превзошла то, что они считают хорошей экономической идеей». Тем не менее, хотя проект TEAS развивается быстрыми темпами – в марте было подписано соглашение с бахрейнской Alliance Networks в качестве партнера по прокладке кабельных сетей – некоторые эксперты в кабельной отрасли сомневаются, что он будет завершен в среднесрочной перспективе. До сих пор он не был указан на карте подводных кабелей компании TeleGeography, которая считается отраслевым справочным источником для существующих и планируемых линий. «Поскольку Cinturion является частной начинающей компанией, на разработку проекта TEAS ушло много времени, и все еще существуют некоторые серьезные препятствия, которые необходимо преодолеть, — говорит Роул, — в то время как Google может открывать двери намного проще. Рынок рассматривает Blue-Raman как почти определенность, но судьба TEAS все еще более неопределенна. Если Саудовская Аравия хочет стать крупной силой на рынке кабельных маршрутов, ей необходимо избежать некоторых ошибок, допущенных Египтом, в том числе не усугублять ситуацию на рынке завышением цен и не упускать возможность стать центром передачи данных. Мягкое напоминание саудовцам о том, что, если они хотят стать региональным центром, они должны сделать его достаточно привлекательным. Египет решил использовать свое положение в максимально возможной степени, чтобы получать доход, не инвестируя в свое становление хабом». Египет, по его словам, в конечном итоге превратился в канал между Средиземным морем и Индийским океаном, но не в долгосрочную перспективу, как, похоже, это делает Саудовская Аравия: «Они предлагают альтернативу Египту и могут стать центром для региона, где все гиперскейлеры привозят контент и управляют им за пределами страны». Ожидается, что продолжающаяся борьба между ОАЭ и Саудовской Аравией за то, чтобы стать экономическим и цифровым центром Персидского залива, также заставит Эр-Рияд действовать более активно. Джеймс Шайрс, старший научный сотрудник Chatham House и автор книги «Политика кибербезопасности на Ближнем Востоке», говорит, что между ОАЭ и Саудовской Аравией будет нарастать конкуренция на свободном рынке, что будет благоприятно для бизнеса: «Такой уровень конкуренции не позволит саудовцам оказывать чрезмерное экономическое давление на этот вид кабельного трафика». Тем временем, Каир признал растущую конкуренцию в кабельном секторе Ближнего Востока и Северной Африки и, как сообщается, снизил плату за транзит, которую он взимает с операторов.

52.54MB | MySQL:102 | 0,561sec