Ось «Хизбалла» — ХАМАС как причина израильской атаки по территории Ливана и ее возможные последствия

В ночь на пятницу ЦАХАЛ нанес удары по целям, связанным с палестинской группировкой ХАМАС, на юге Ливана, также были атакованы объекты террористической инфраструктуры в секторе Газа. Поводом для этого послужили обстрелы, которым подвергся Израиль в четверг, когда в направлении его территории с севера было выпущено более 30 ракет, а на юге их количество превысило 40. В официальном заявлении ЦАХАЛа по поводу этих событий утверждалось, что вооруженные силы государства «не позволят террористической организации ХАМАС действовать из Ливана», а также подчеркивалось, что на Бейрут «возлагается ответственность» за угрозу для безопасности Израиля, возникшую в подконтрольном ему районе.

Если всплески палестинского насилия и ответная реакция на них израильских сил безопасности являются относительно частым явлением, то для отношений Израиля и Ливана подобное обострение оказалось, пожалуй, крупнейшим со времен войны 2006 г. При этом стабильность в данном районе важна не только в контексте безопасности, но и имеет большое дипломатическое и экономическое значение. Так, в прошлом году Иерусалим и Бейрут достигли соглашения по разграничению исключительных экономических зон, призванного способствовать экспорту газа из бассейна Восточного Средиземноморья в Европу, нуждающуюся в замене российских энергоресурсов. Особенно примечательно, что указанные договоренности вырабатывались под патронажем администрации Дж.Байдена, отношения которой с действующим израильским кабмином в последние дни заметно накалились.

Помимо этого, ливано-израильская граница контролируется миссией ООН UNIFIL, текущий мандат которой действует до конца лета нынешнего года с высокими шансами на его продление. В этой связи обострение, даже несмотря на предупреждение об атаке, заранее данное ЦАХАЛом, неизбежно вызвало озабоченность командования миссии, а со стороны международного сообщества последовали призывы к UNIFIL включиться в расследование обстоятельств случившегося. Это сулит новые проблемы между Израилем и ООН не только по причине вовлеченности Временных сил организации в Ливане, но и потому, что Бейрут намерен подать жалобу в СБ ООН, ссылаясь на «нарушение суверенитета». Как следствие, возникает вопрос, по каким причинам правительство Б.Нетаньяху пошло на столь серьезный шаг, в котором его критики явно попытаются усмотреть попытку переключить внимание общественности с судебной реформы на внешних врагов.

Как кажется, движущей силой столь решительного шага Израиля могла в действительности послужить серьезная обеспокоенность относительно крепнущих связей между ХАМАСом и «Хизбаллой». Причем известно об этом стало, как минимум с середины прошлого месяца, а потому события последних дней нельзя считать полной неожиданностью. Согласно опубликованным еще около трех недель назад оценкам израильского военного обозревателя Й.Лимора[i], корни текущей проблемы уходят как раз в прошлогоднюю договоренность по морской границе. В отношении этого соглашения «Хизбалла», позиционирующая себя главным оплотом ливанского сопротивления, отреагировала довольно спокойно. Тогда подобный образ действий был воспринят как своего рода ход, который, на начальном этапе дает Бейруту извлечь экономические преимущества, однако в дальнейшем не мешает откатить все назад, в том числе путем резкой дестабилизации обстановки.

Такими действиями, как считает израильский журналист, Х.Насралла и занимался в последние месяцы, причем не самостоятельно, а с привлечением ХАМАСа, о чем свидетельствует ряд фактов.

Во-первых, в январе стало известно, что ливанская шиитская группировка возвела новую 18-метровую наблюдательную вышку, а всего за последний год таких объектов появилось порядка 20, причем некоторые из них расположены всего в нескольких метрах от т. н. «голубой линии». Соответствующие жалобы Израиля на нарушение резолюции 1701 СБ ООН никакого эффекта не принесли.

Во-вторых, явно не без согласия «Хизбаллы» под руководством члена Политбюро ХАМАСа и основателя его боевого «крыла» С.аль-Арури проводится вербовка боевиков в ливанских лагерях палестинских беженцев на случай будущей эскалации.

В-третьих, Й.Лимор обращает внимание на взрыв автомобиля на перекрестке Мегиддо в 13 марта текущего года, в котором израильские правоохранительные органы усмотрели признаки теракта. С точки зрения военного эксперта, тогда мог применяться особый тип взрывного устройства  — «боковая» или «обочинная» бомба, которая устанавливается вдоль дороги и может сдетонировать самостоятельно, реагируя на движение, или быть приведенной в действие дистанционно. Их применение, как подчеркивает специалист, особенно типично для ливано-израильской границы. Другими словами, речь идет о неком обмене опытом в ведении подрывных антиизраильских действий между ХАМАСом и «Хизбаллой».

Важно, что продолжительной эскалации и серьезного урона для себя обе группировки, инициируя обстрелы во время праздника Песах, не предполагали. Кроме того, судя по всему, ХАМАС и «Хизбалла» приняли в расчет внутриполитический кризис в Израиле, исходя из того, что, с одной стороны, страна не захочет ввязываться в масштабную операцию, сулящую ущерб экономике, а также дополнительную волну внутреннего и внешнего недовольства. С другой стороны, случившееся напоминает своего рода проверку боеспособности и согласованности военно-политического кабинета в процессе принятия решений, а результаты этой проверки могут использоваться для планирования и координации дальнейших действий.

 

Таким образом, можно говорить о том, что ЦАХАЛ в Ливане отреагировал на фиксировавшееся на протяжении продолжительного времени сближение ХАМАСа и «Хизбаллы», в котором каждая из враждебных Израилю группировок увидела для себя возможность добиться реализации целей сопротивления. ХАМАС получил возможность рекрутирования боевиков и перехода к открытой фазе борьбы, но при минимальной дестабилизации Газы. Последнее позволяет группировке не усугублять социально-экономическую ситуацию в секторе и, как следствие, сохранять фактическую власть. Однако возможность действовать на нескольких направлениях  ХАМАС по-прежнему не теряет, заменяя для Израиля южный фронт на северный.

«Хизбалла», казалось бы, проиграла от причастности к инциденту во многом из-за роста внутренней оппозиции и прежде всего христианской партии «Ливанские силы», осудившей группировку за пренебрежение интересами страны, а власти – за неспособность исполнять свои прямые обязанности и контролировать ситуацию. Вместе с тем, если предположить, что истинная цель состояла в координации усилий с Ираном, то им удалось обеспечить условия для переключения внимания Израиля на ось «Хизбалла» — ХАМАС, при этом отвлекая его от Сирии, где реализации планов ИРИ по расширению присутствия очень мешают израильские рейды.

В результате правительство Б.Нетаньяху в действительности сталкивается с серьезным вызовом. Сущность его состоит в поиске баланса между тактическими действиями на различных направлениях, поскольку не реагировать на консолидацию ХАМАСа и «Хизбаллы» Израиль не может, однако фокусировка исключительно на ней при уходе на второй план сирийского трека, чревата реализацией там планов Ирана. При этом последнему может оказаться достаточным даже снижения интенсивности действий ЦАХАЛа, поскольку именно она становится препятствием для отправки в САР собственно иранских специалистов из-за высокого риска их гибели.

[i] Limor Y. Developing Hezbollah – HAMAS axis gives Israel serious cause for concern // Israel Hayom. URL: www.israelhayom.com/2023/03/16/developing-hezbollah-hamas-axis-gives-israel-serious-cause-for-concern/

52.56MB | MySQL:103 | 0,508sec