О проблемах в отношениях Египта с МВФ на фоне кризиса египетской экономики

Международный валютный фонд хочет, чтобы Египет ускорил реформы, прежде чем он проведет свой первый обзор «программы спасения» в размере 3 млрд долларов, предназначенной для поддержки пострадавшей экономики североафриканской страны. В декабре МВФ одобрил четвертый за шесть лет заем Египту. В рамках сделки на 3 млрд долларов Каир согласился перейти к гибкому обменному курсу, уменьшить влияние военных в экономике и открыть бухгалтерские книги государственных компаний. Но выплаты в рамках 46-месячной программы подлежат восьми обзорам, первый из которых был датирован 15 марта 2023 года, но его еще предстоит провести. МВФ на сегодня откладывает сроки этого обзора до того времени, пока не увидит большего прогресса со стороны Каира в рамках проведения необходимых реформ. Остановка происходит на фоне серии заявлений, свидетельствующих о разочаровании готовностью Каира проводить реформы и обеспокоенности состоянием экономики Египта. Ферид Белхадж, вице-президент Всемирного банка по Ближнему Востоку и Северной Африке, недавно заявил , что Египет недостаточно быстро продвигается к преодолению экономического кризиса, который привел к резкому росту стоимости основных товаров и толкнул миллионы людей в нищету. «То, что мы видим сегодня в Египте, — это ситуация, которая не так стабильна, как нам хотелось бы». Нежелание Египта отказаться от фактической привязки своей валюты к доллару США является одним из основных препятствий. Хотя египетский фунт потерял около половины своей официальной стоимости за последний год, аналитики говорят, что он все еще переоценен. Сменявшие друг друга египетские правительства неохотно позволяли фунту падать в цене из-за опасений, что это приведет к росту инфляции, потенциально дестабилизируя страну. Но девальвация фунта рассматривается как ключ к привлечению международных инвестиций в Египет. На этом фоне долгожданная приватизационная кампания Каира, похоже, тоже застопорилась. В феврале Египет объявил о плане продажи долей по меньшей мере в 32 государственных компаниях к концу марта 2024 года. Но прогресс в этой приватизации у Каира очень скромный. В этом месяце Египет приостановил продажу доли в контролируемой государством Telecom Egypt, сославшись на «рыночные условия». Президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси, бывший генерал, пришедший к власти после свержения бывшего президента Мухаммеда Мурси, кардинально расширил историческую роль государства в экономической жизни Египта, поставив армию на доминирующее положение у власти. Сегодня египетские военные контролируют все — от цементных заводов до продуктовых магазинов и торговых центров. Совсем недавно им же были переданы полномочия по контролю над всеми культурно-историческими центрами, музеями и крупнейшими отелями. Международные эксперты в своем большинстве скептически относятся к тому, что ас-Сиси когда-либо ослабит эту монополию военных. «Массовая реформа угрожает привилегированному положению военных в экономике, что делает такие реформы маловероятными», — полагает Хэмиш Киннер из консалтинговой фирмы Verisk Maplecroft, занимающейся рисками. Страны Персидского залива, которые традиционно поддерживали Египет, ранее пообещали инвестировать миллиарды долларов в его экономику, но признаков того, что крупные инвестиции реально будут осуществлены, мало. Ранее в этом месяце ас-Сиси совершил неожиданный визит в Саудовскую Аравию и встретился с наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом в попытке заручиться саудовской поддержкой. Но КСА публично заявило, что больше не заинтересовано в предоставлении безусловной помощи. Министр финансов КСА Мухаммед аль-Джадаан, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе, предупредил, что его страна больше не будет оказывать помощь другим без реформ: «Раньше мы предоставляли прямые гранты и депозиты без каких-либо условий. И мы меняем это. Мы работаем с многосторонними институтами, чтобы на самом деле сказать: «Нам нужно увидеть реформы»». МВФ назвал поддержку стран Персидского залива «важнейшей частью» своей программы помощи в размере  3 млрд долларов. Самая густонаселенная страна арабского мира сильно пострадала от двойных последствий российско-украинской войны и пандемии коронавируса, которая привела к росту цен на импортные товары. Иностранные инвесторы вывели 22 млрд долларов с долгового рынка Египта в прошлом году, и они неохотно возвращались на него, когда растущие процентные ставки на Западе снизили привлекательность египетского долга.

Как полагают эксперты Всемирного банка, возможно, наиболее глубоким и долговременным воздействием кризиса является растущая задолженность египетской экономики и существенные препятствия для развития, с которыми столкнется любое будущее правительство. Действительно, в обозримом будущем большая часть ресурсов страны будет направлена на погашение долга. Это повлечет за собой существенное сокращение инвестиций в социальные услуги, здравоохранение и образование — все требования для создания производительной рабочей силы. Это также приведет к оттоку капитала из страны, препятствуя развитию жизнеспособного и конкурентоспособного частного сектора. Это подорвет потенциал развития Египта в долгосрочной перспективе. Разрыв долгового цикла — очень маловероятная перспектива, поскольку режим планирует занять 44 млрд долларов на местном рынке во втором квартале текущего финансового года, чтобы сбалансировать бюджет. Даже если правительство сможет ликвидировать существенный дефицит финансирования в ближайшие два года, оно сможет сделать это, только занимая больше денег при экспоненциально растущих финансовых затратах. В феврале египетское правительство выпустило исламских облигаций на сумму 1,5 млрд долларов, известных как сукук, по непомерной ставке в 11%. Целью было помочь Египту погасить пятилетние еврооблигации на сумму 1,25 млрд долларов, выпущенные по фиксированной процентной ставке в 5,6%, что усиливало давление на бюджет. Таким образом, выплата долга продолжит поглощать экономические ресурсы страны в обозримом будущем, оставляя Египет уязвимым перед разрушительным воздействием международного финансового капитала и глобальной турбулентности. Кредитный кризис был бы разрушительным для египетской экономики, возможно, подтолкнув страну ближе к дефолту. В конечном счете, то, что сейчас происходит в египетской экономике, является фундаментальной трансформацией политической экономики страны. Его последствия намного переживут ас-Сиси и его режим и, вероятно, станут его самым долговечным наследием.

52.56MB | MySQL:103 | 0,601sec