Израиль: оценки ситуации с безопасностью на внутренней, региональной и международной арене. Часть 5

Израиль в последнее время переживает эскалацию напряженности сразу на нескольких «фронтах» – не только волнения в Восточном Иерусалиме и ракетные обстрелы из сектора Газа, но атаки с территории южного Ливана (т. н. «северный фронт») и Сирии, а также беспрецедентные массовые протесты внутри самой страны, вызванные намерением правительства Биньямина Нетаньяху провести реформу судебной системы. Это способствовало ухудшению отношений с США – ключевым союзником Израиля.

Ади Кантор, научный сотрудник Европейской исследовательской программы и проекта «Современный антисемитизм в Соединенных Штатах» в Институте исследований национальной безопасности (INSS) в Тель-Авиве,  указала на то, что Израиль в 2023 г. – «это страна, пребывающая в глубоком кризисе, переживающая самые острые в своей истории социальные и политические противоречия».

Вместе с Тамиром Хайманом, исполнительным директором INSS, она обсуждает особые отношения между Израилем и США, а также иранскую угрозу с точки зрения вызовов безопасности Израиля.

А.Кантор напомнила, что «отношения с Америкой для Израиля лежат в основе его национальной безопасности, особенно в контексте иранской угрозы. Сегодня эти взаимоотношения подвергаются испытаниям в связи с внутренними событиями в Израиле и другими процессами, такими как усиление Прогрессивной фракции внутри Демократической партии США, пренебрежительных отказ от правой повестки дня элитами и дистанцирование от Израиля еврейских общин Америки, в том числе по причине происходящих внутри него событий».

Т.Хайман отметил, что INSS слышит критику в свой адрес по поводу того, что Институт слишком большое значение придает проблеме взаимоотношений с США, тогда как есть действительно неотложные проблемы, такие как Иран и палестинская арена. От лица Института он парирует тем, что эксперты INSS фокусируют внимание не только на тактических вопросах, но стараются смотреть на происходящее более широко и в перспективе. Одним из фундаментальных элементов израильской национальной безопасности как являются особые отношения с США.

По словам Т.Хаймана, «в Институте наблюдают тенденции, которые отдаляют Израиль от США. Пусть это произойдет не завтра, а в долгосрочной перспективе, но это произойдет, несмотря на то, что сегодня вроде все хорошо, президент Байден считает себя личным другом премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Может быть через два года Республиканская партия США вернется к власти и наступит другой период потепления между двумя странами. Однако в долгосрочной перспективе и при условии, что все будет продолжаться так как сейчас, Израиль утратит особые отношения с США, и с этим согласны все специалисты. При этом под особыми отношениями понимаются не интересы, которые никуда не денутся. США поддерживают великолепные стратегические отношения с недемократическими странами по всему миру, с которыми у них общие интересы. Но ими все ограничивается. Тогда как особые отношения основаны на общих ценностях. Именно этот аспект изменяется в течение следующих нескольких лет по причине глобальной конкуренции между блоком либеральных демократий, с одной стороны, и тоталитарными режимами во главе с Россией, Китаем и другими игроками – с другой. В этих условиях Израиль должен маневрировать между ними».

По мнению Т.Хаймана, в 2023 г. Израилю при стратегическом планировании придется учитывать, прежде всего, следующие проблемы.

Во-первых, это продвинутые наукоемкие технологии. «Поверхностные технологии не являются проблемой, ими можно поделиться с другими странами с учетом фактора США. Однако фундаментальные технологии, такие как возможности искусственного интеллекта, вычислительные технологии или кибер-возможности могут продвигаться или ими можно поделиться исключительно со странами-единомышленниками (как это было обозначено в последней по времени Стратегии национальной безопасности США)». Особые отношения с США Т.Хайман называет дополнительным преимуществом Израиля в сфере технологий, что позволяет ему считать себя нацией стартапов. Таким образом, Израилю, с одной стороны, необходимо поддерживать торгово-экономические отношения с Китаем, который является третьим торговым партнером еврейского государства, а с другой – разделять ценности США, не допускать эскалации напряженности в двусторонних отношениях, действовать деликатно с целью поддержания особый отношений».

Во-вторых, Иран. По его словам, «для реализации любого плана Б (т.е. осуществления боевых действий против Ирана), Израиль нуждается в том, чтобы США были на его стороне в связи с возможным началом региональной войны. Даже если Израиль начнет действовать самостоятельно, без помощи США, если в условиях начавшейся войны в регионе «Хизбалла» атакует Израиль с севера, ему понадобится стратегическая поддержка Америки в сфере логистики, военных действий и даже тактики. То же самое касается и палестинской арены, где Израиль ожидают очень сложные времена, что проявляется уже сегодня. Если Израиль своими более агрессивными действиями приведет ситуацию к эскалации, в мире на это будет реакция. В настоящее время сражение происходит не только на поле боля, но и в области нарративов. В этих условиях без поддержки США Израиль проиграет». В этой связи он напомнил о праве вето в Совете Безопасности ООН, при помощи которого американцы блокируют любые антиизраильские резолюции.

Таким образом, если ситуация будет развиваться в нынешнем ключе, Израиль утратит особые отношения с США через 5-10 лет. Поэтому через 5 лет в Израиле могут задаться вопросом, почему они не действовали до этого. Поэтому в INSS настаивают на том, что Израилю сейчас необходимо предпринимать меры для сохранения особых отношений с США».

Происходящие внутри Израиля события, связанные с планами правительства провести судебную реформу, определенно влияют на взаимоотношения с США. Т.Хайман не считает совпадением тот факт, что сразу после объявления о проведении реформы министром юстиции Левиным, началась невероятная активность высокопоставленных деятелей США из Государственного департамента, ЦРУ, Совета национальной безопасности, которые пытались выяснить, к чему ведет эта реформа, намерен ли Израиль остаться частью демократического либерального мира. Т.Хайману представляется, что все они сигнализировали премьер-министру следующее: «Ты принял решение провести реформу, это твое право, внутреннее дело Израиля, и США никогда не будут в это вмешиваться, но… делай это не торопясь, после обсуждения в профессиональной среде». По его мнению, «в США понимают необходимость реформ, которые они сами интенсивно проводили на протяжении последних 200 лет, но посредством диалога и достижения консенсуса. Тогда как спешка в продвижении реформы вызывает них подозрение».

Еще один аспект, серьезно влияющий на национальную безопасность Израиля – Иран. По словам А.Кантор, «2022 г. для Ирана стал годом достижений и вызовов. Иранская ядерная программа продвигается высокими темпами, что приближает Тегеран к пороговому статусу. Это означает, что в случае принятия решения, иранцы смогут за короткий промежуток времени создать взрывчатое вещество, провести испытания и в течение около двух лет получить ядерную боеголовку. Помимо этого, иранцы совершили беспрецедентный шаг – встали на сторону России в войне на Украине, что проявилось в поставках дронов и баллистических ракет. К тому же Иран продолжает свои усилия по военному закреплению в Сирии, Ираке, Ливане, Йемене и на всей палестинской арене, занимается поставками оружия и высоких технологий своим прокси и союзникам».

По мнению Т.Хаймана, «Иран практически уже пороговое государство, и единственное, что их отделяет от получения ядерных возможностей – их собственное решение. После того, как оно будет принято, в течение двух лет у Тегерана появится возможность нанесения удара ядерным оружием. Это является серьезным фактором, который приведет к гонке вооружений на Ближнем Востоке, повысит потенциал ядерного терроризма. Международное сообщество вряд ли хотело бы получить ситуацию в регионе, которая угрожает разрушить весь мир». Что касается Израиля – это «страна двух бомб», так как для его уничтожения больше не потребуется.

Т.Хайман призывает признать тот факт, что отказ от Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД от 2015 г.) не помог. По его словам, на данный момент эта сделка уже не актуальна и не по той причине, что из нее в одностороннем порядке вышел президент США Дональд Трамп в 2018 г., а «потому что Иран не хочет к ней возвращаться, так как он уже выжил без взаимодействия с Западом, без продажи своей души Сатане. В их понимании, опора на самих себя в экономике и в условиях поворота на восток – в сторону России и Китая – лучше, чем полагаться на крестоносцев с Запада».

Ядерную сделку с Ираном Т.Хайман назвал «зомби», так как она мертва, но не до конца. Ограничительные сроки, обозначенные в СВПД, до сих пор в силе, и они начинают истекать через пару лет. И это при том, что США и иранцы уже не участвуют в сделке. Единственные стороны, оставшиеся в рамках этого договора – европейцы. Поэтому INSS рекомендует «убить зомби», или вернуться в исходное положение. По словам Т.Хаймана, «европейцы могут это сделать, доказав, что Иран нарушает условия договора», что, по словам Т.Хаймана, является фактом, который легко доказать. «В этом случае, Совет Безопасности ООН немедленно наложит санкции, и Иран подвергнется большому давлению. В будущем, возможно, на обломках этой сделки получится достичь нового, более строгого соглашения. Это план А, который заключается в дипломатическом способе выхода из сложившейся ситуации».

План Б – военные действия. По мнению Т.Хаймана, Израиль должен создать убедительную военную угрозу, так как на данный момент Израиль не сдерживает Иран, поэтому он продолжает свои усилия. Израильскому руководству необходимо не только говорить, но и что-то делать. «Если США заявят о поддержке Израиля в военных действиях или направят на какое-то время авианосец, способный поддержать проведение военной операции, проведут с ЦАХАЛом какие-либо масштабные совместные учения, или организуют саммит с участием главнокомандующих вовлеченных стран, включая Европу, где будут обсуждаться условия военной операции против Ирана – все это даст понять Тегерану о серьезности намерений. Пока же в Тегеране не верят, что США рискнут начать еще одну войну на Ближнем Востоке, в то время, когда они так сильно втянуты в войну на Украине. В этих условиях иранцы чувствуют себя спокойно».

В этой связи Т.Хайман напомнил о неверном, с его точки зрения, поведении американцев, когда после неожиданных взрывов на предприятии в Исфахане они поспешили заявить о своей непричастности. По мнению израильского эксперта, не нужно было так делать, так как двусмысленность является своего рода элементом сдерживания.

Что касается иранского присутствия на северном фронте, в INSS оценивают ситуацию более оптимистично, потому что «видение Сулеймани», а именно, понимание того, как должен выглядеть Ближний Восток, разрушилось. «Хотя иранцы продолжают выстраивать террористическую инфраструктуру и сеть вооруженных отрядов по всему Ближнему Востоку – от сектора Газа до Сирии, Ирака и Йемена. Они продолжают их финансировать и вооружать». Более того, по словам Т.Хаймана, «эта сеть выстроена не только на Ближнем Востоке. Силы «Аль-Кудс» присутствуют в Европе, Азии, Африке в Центральной Америке». Однако благодаря действиям ЦАХАЛа в рамках военной «кампании между войнами», усилия иранцев подорваны[i].

[i] INSS Strategic Analysis for Israel 2023: The US-Israeli special relations and Iran — https://www.youtube.com/embed/a4agMffs3Rg?autoplay=1&showinfo=0&autohide=1&rel=0&wmode=transparent

52.59MB | MySQL:105 | 0,629sec