Американские эксперты о путях урегулирования иранской ядерной проблемы. Часть 1

В последнее время в дипломатических и экспертных кругах США отмечается беспокойство по поводу приближения Ирана к порогу создания ядерного оружия. Это беспокойство нашло свое выражение в заявлении одного из чиновников Министерства обороны США о том, что ИРИ производит достаточно радиоактивных материалов, чтобы создать атомную бомбу в течение двух недель. Заместитель министра обороны США по политическим вопросам сообщил Конгрессу США в конце февраля о том, что «когда в 2018 году предыдущая администрация приняла решение выйти из СВПД, Ирану понадобилось бы 12 месяцев для создания атомной бомбы. В настоящее время для этого достаточно 12 дней».

Авторы статьи, опубликованной в американском научном журнале Middle East Policy Махмуд Маншипури и Джорджио Давид Боджо призывают руководство США пересмотреть свою позицию по иранской ядерной программе (ИЯП) и вступить в тесное взаимодействие с ИРИ. Авторы статьи отмечают, что целью американских санкций являлись смена режима в Иране и изменение его внешней политики. Эта цель так и не была достигнута. Экономическое давление на Иран не привело к снижению его обороноспособности и к ограничению его региональной экспансии. В то же время санкции существенно ухудшили положение рядового иранского населения. Безработица среди иранской молодежи в шесть раз больше безработицы среди взрослого населения. Безработица среди женщин в восемь раз больше безработицы среди мужчин. В настоящее время, по мнению экспертов, социальные лифты в Иране не работают. Женщины, молодежь и представители рабочего класса не могут пробиться в ряды среднего класса, что было доступно предыдущему поколению. Эксперты отмечают, что «Объединения гражданского общества ИРИ страдают от финансового паралича, что мешает реформистскому давлению на режим со стороны студенческих, рабочих и женских организаций». Такое давление на рядовых иранских граждан подорвало западные цели и ослабило потенциал внутреннего политического протеста. Появление чего-то подобного «Зеленому движению» 2009 года в настоящее время не представляется возможным. В то же время санкции способствовали усилению экономических позиций Корпуса стражей исламской революции (КСИР). По их мнению, «КСИР стал главным бенефициаром санкций. Благодаря умению обходить санкции и господству на черном рынке он усилил свои позиции».

В этих условиях дипломатические усилия по решению ИЯП приобретают большую актуальность. Это подтверждает недавно достигнутая договоренность между Ираном и МАГАТЭ о продолжении мониторинга специалистов этого агентства на иранских ядерных объектах. Маншипури и Боджо пишут: «Наша дипломатия больше не может позволить себе роскошь догматизма. Мы должны обращать внимание как на поддержку демократии, так и на гуманитарные аспекты. Мы должны найти баланс между поддержкой иранских протестующих и подписанием ядерной сделки с Ираном».

В конце статьи иранские аналитик делают ряд выводов.

Во-первых, на протяжении 40 лет США проводили по отношению к Ирану политику военных угроз и санкций. Эта политика провалилась, не достигнув своих целей – смены режима в Иране и изменения иранской внешней политики.

Во-вторых, санкции оказали негативное влияние на положение рядовых иранцев, но не лидеров режима. При этом безработица среди иранской молодежи и женщин достигла небывалых масштабов. В Иране один из худших в мире рынков труда для молодежи. Все это накладывается на правовые ограничения, затрудняющие иранским молодым людям работать и учиться за рубежом.

В-третьих, основным бенефициаром санкций в Иране стал КСИР.

В-четвертых, санкции в экономическом, военном и военно-техническом аспектах способствовали сближению ИРИ с основными врагами США  — Китаем и Россией. Авторы делают вывод о том, что дипломатия должна послужить более эффективным средством решения ИЯП (1).

На приоритете дипломатического решения иранской ядерной проблемы настаивает и Сайед Хосейн Мусавиян, бывший высокопоставленный иранский дипломат, проживающий в настоящее время в США. В 2003-2005 годах он был спикером иранской делегации на переговорах с Евросоюзом и МАГАТЭ по ядерной проблеме. В 2005-2007 годах был советником тогдашнего главного иранского ядерного переговорщика, секретаря Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Лариджани. Позже по политическим мотивам ушел с государственной службы и обосновался в США. В настоящее время ведет в Принстонском университете программу по безопасности на Ближнем Востоке.

Мусавиян настаивает на центральной роли Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) на переговорах по ИЯП. В 2022 году в ответ на новый раунд американских и европейских санкций правительство ИРИ приняло решение увеличить обогащение урана до 60%. Эксперты МАГАТЭ зафиксировали следы обогащения урана-235 до 84%. В то же время правительство ИРИ продолжает подчеркивать свою приверженность обязательствам по ДНЯО. Соблюдение этого договора Ираном имеет огромное значение для создания на Ближнем Востоке Зоны свободной от ядерного оружия. Предложение о создании такой зоны было внесено на рассмотрение Совета Безопасности ООН Ираном и Египтом еще в 1974 году. В 1995 году расширенная конференция участников ДНЯО подписала резолюцию, призывающую к «созданию на Ближнем Востоке Зоны, свободной от оружия массового уничтожения, ядерного, химического и биологического и средств их доставки».

ДНЯО ставит перед своими участниками три основные цели: нераспространение; ядерное разоружение; пользование благами от мирных ядерных технологий. Такие же цели ставят Конвенция о запрещении химического оружия и Конвенция о запрещении биологического оружия. Что касается разоружения, то оно, по мнению Мусавияна, зашло в тупик. После некоторых успехов на переговорах между Россией и США в 1980-1990-е годы в мире развернулась новая гонка вооружений. КНР, Великобритания и Франция также регулярно наращивают и модернизируют свои ядерные силы. За последние десятилетия ядерное оружие приобрели несколько государств, ранее подписавших ДНЯО: Израиль, Индия, Пакистан и КНДР. При этом санкциям со стороны США подверглась только Северная Корея, так как остальные являются союзниками либо партнерами Вашингтона.

Мусавиян считает, что Иран подвергается дискриминации со стороны США и их союзников по ядерному вопросу. Иран, не обладающий ядерным оружием, то есть приверженный своим обязательствам по ДНЯО, подвергается сильнейшему международному давлению и санкциям, а Израиль, имеющий сотню ядерных боеголовок, пользуется всеми благами международного экономического сотрудничества.

  1. Can the US Shift Toward an Effective Iran Policy? | Middle East Policy Council (mepc.org)
52.53MB | MySQL:102 | 0,608sec